Календарь

«    Февраль 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728 



  Популярное





» » Немецкая классическая философия. Шеллинг и Гегель

    Немецкая классическая философия. Шеллинг и Гегель


     

    Проф. Дулуман Е.К.

     

    Немецкая классическая философия 

    Шеллинг и Гегель

     

    4. Фридрих-Вильгельм-Иосиф ШЕЛЛИНГ.

    [Предисловие: Философия Ф. В. И. ШЕЛЛИНГА  незаслуженно  исключена из Программ курса философии для всех нефилософских вузов. Кроме всего прочего это объясняется марксистской традицией пренебрежительного отношения к творчеству философа молодого Ф. Энгельса, написавшего разгромный отзыв о  лекциях Шеллинга в Берлинском Университете в 1841 году. Чтобы компенсировать эту историческую несправедливость, мы подробнее допустимого остановимся на личности и творчестве классика немецкой философии.]

    Шеллинг – один из немногих, если не единственных, философов в мире, который в продолжение своей творческой работы менял не только темы, но  и  содержание своих философских взглядов. При этом следует заметить, что все его работы, несмотря на их  несовместимость, были, в самом деле, решением важных философских проблем, оказали значительное влияние на историю развития мировой философской мысли. До сих пор существует и плодотворно творит  философская школа шеллингианства – последователей великого Шеллинга.

    Философ всю жизнь оставался творческой личностью. Он не углублял свои предыдущие мысли, не приводил их в законченную систему, а после свежего размышления над той или иной философской проблемой переходил к новой теме, к новому стилю мышления, к новым содержательным философским умозаключениям. Он менял темы своего исследования и в то же время как бы завершал философские начинания своих предшественников. Так, в первоначальный период своего творчества он, вчитавшись в философию Фихте и Канта, продолжил их размышления и в результате разошелся с ними, создав свою Философию Тождества. Это произведение, действительно, развило мысли Канта и Фихте и таким образом подвинуло немецкую классическую философию на новую, высшую ступень. Именно эта философия, созданная 25-летним немецким философским гением, послужила отправной точкой становления  философии Гегеля. Именно эта часть философского наследия Шеллинга вошла в курсы истории развития немецкой классической и мировой истории развития философской мысли, именно эта часть подвергается наибольшему анализу/критике во всех курсах лекций по философии Шеллинга.

    Можно предположить со значительной долей правдоподобия, что Шеллинг при написании своих все новых и новых философских произведений не читал/забывал детали содержания своих предыдущих сочинениях, содержание своих предыдущих философских мыслей… Читаешь очередное произведение философа и создается впечатление, что это пишет хотя и Шеллинг, но уже не Шеллинг. И  личная жизнь Шеллинга как бы соткана из отдельных, мало зависимых друг от друга лоскутков. А прожил классик немецкой философии долгую, и на каждом ее участке, содержательную жизнь. ]

     

    1. 1.     Жизненный путь и творчество философа.

    Фридрих-Вильгельм-Иосиф Шеллинг родился 23 января 1775  в Леонберге земли Баден-Вьютенберг (Leonberg,  Baden-Wurtenberg) в семье лютеранского пастора. Он был одаренным от природы ребенком и, что самое главное, не потерял этой одаренности на протяжении всей своей жизни.  Он  блестяще окончил Высшую подготовительную школу (Abitur) и  в 1790 году (в 15 лет!) поступил в Тюбингенский Университет на теологический факультет. 

    Сейчас все теологические факультеты в мире замкнуты на своем вероисповедном богословии. В Тюбингенском университете с конца 18-го до второй  половины 19-го столетия господствовал научный и религиозно-либеральный подход к религии вообще и христианству в частности. Здесь была подвергнута настоящей научной критике Библия, церковная история, христианская догматика. Здесь гремела слава ученого богослова (не надо бояться такого сочетания: “ученый богослов”)  К.Г.Шторра, Ричля (ричлианская школа) и Неандера. Тюбингенский университет (тюбингенцы, тюбингенская школа) способствовала появлению таких крупнейших философов в истории человечества, как Шеллинг и Гегель; она положила начало исторической критике мифа об Иисусе Христе и творчеству Давида Штрауса и Бруно Бауэра.  Без опосредствованного и косвенного влияния Тюбенгенской школы не было бы ни Фейербаха, ни Маркса, ни Энгельса. Более того, без Тюбингенского Университета не было бы того христианского богословия, которое есть сейчас, не было бы и научно-атеистической критики христианства, которая существует сейчас. О тюбингенской школе справедливо писал Фридрих Энгельс, сам испытавший на себе ее благотворное влияние: “В критическом исследовании она заходит настолько далеко, насколько это возможно для теологической школы. Она признает, что все четыре Евангелия являются не рассказами очевидцев, а позднейшими переработками утерянных писаний, и что из посланий апостола Павла подлинными являются не больше четырех и так далее. Она вычеркивает из исторического повествования как неприемлемое все чудеса и все противоречия, но из остального она пытается спасти то, что еще можно спасти, и в этом очень ясно проявляется ее характер как школы теологов.  …Но уж во всяком случае, все то, что Тюбингенская школа отвергает в Новом завете как неисторическое или подложное, можно считать для науки окончательно устраненным” (К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе, том 22, стр.473).


    В Тюбингенском университете за  Шеллингом сразу прочно закрепился  ранг преуспевающего и удивительно самостоятельно мыслящего студента. Он считался первым среди равных (Primus inter pares) в кругу своих ближайших, на целых 5 лет старших, товарищей -  в будущем виднейших деятелей немецкого просвещения и культуры:  Гегеля, Гольдерлина (Holderlin)  и подобных им. Во время обучения в университете Шеллинг написал ряд оставшихся в рукописях, сочинений на богословскую тему, наиболее значительными из которых было написанное по латыни: “О происхождении первого человеческого зла” (De prima malorum humanorum originе.1792) и по-немецки: “О мифах” (Ьber Mythen.1793). Обратите внимание, будущему классику немецкой и мировой философии во  время едва исполнилось 17 лет! По степени зрелости указанных сочинений  в  1792 году 17-летнему  Шеллингу была присуждена ученая степень  доктора философии. В 1795 году он  завершил свое обучение в Тюбингенском университете, получив в заключение также знания   доктора богословия и доктора классической филологии. Эти знания Шеллинг продуктивно использовал в течение всей своей творческой деятельности.

    В 1795 году Шеллинг переезжает в Лейпциг и поступает в местный  Университет, в котором три года изучает  математику и естественные науки. Одновременно с этим он нанимается воспитателем детей богатых родителей.  В это же время он периодически ездит  в Иену слушать лекции уже известного нам  классика немецкой и мировой философии Готлиба Фихте. В 1796-1797 года Шеллинг -  наставник двух взрослых сынов барона Эйдесель. Во время обучения в Лейпцигском университете Шеллинг завершает  написание богословско-аналитического труда на тему: «Письма о догматике и критике» (Briefe ьber Dogmatismus und Kritizismus -1797).

    Свои философские мысли Шеллинг начал записывать еще в бытность студентом Тюбингенского университета, среди которых следует отметить «О наукоучении Фихте» (On Fichte's Wissenschaftslehre  - 1793) и «О возможности одной из форм философии»; (Uber die Mоglichkeit einer Form der Philosophie.1794). «О Я как принципе философии» (Vom Ich als Prinzip der Philosophie - 1795)

     В Лейпциге он написал и в 1797 году – на 22-м году своей жизни -  опубликовал один из основополагающих для своей философии труд: «Идеи к философии Природы» (Ideen zu einer Philosophie der Natur). Публикация  принесла ее автору широкую известность и огромную популярность, открыла двери в круги передовой и просвещенней интеллигенции Германии. Шеллинг принят за своего в кругах   Гетте, Шиллера, Фихте, Шлегеля (классик немецкой поэзии, романтическая школа), Новалиса с которыми очень близко сошелся.

    В Иене, кроме подготовки и чтения курса лекций по философии, Шеллинг интенсивно продолжает разрабатывать принципы и содержание своих собственных  философских взглядов. В 1799 году он публикует «Первый набросок системы натурфилософии» и «Введение к наброску системы натурфилософии»; в 1800 -  «Система трансцендентального идеализма»( System des transzendentalen Idealismus) и  «Всеобщая дедукция динамического процесса или категорий физики»; в 1802 -  «Изложение общей идеи философии вообще и философии природы в частности» и  “Бруно. Диалог” (Bruno, Ein Gesprach); в 1803 - “Лекции о методике академического обучения”         (Vorlesungen ьber die Methode des akademischen Studiums).

    В 1801 году к Шеллингу в Иену перебрался Гегель и полностью попал под философское обаяние  своего гениального младшего друга. Они вдвоем начали издавать на протяжении 1802-1806 года  “Критический философский журнал” (Kritische Journal der Philosophie). Исследователи потом установили, что в журнале все статьи, пропагандирующие философию  Шеллинга, были, в основном, написаны Гегелем.

    В Иене  Шеллинг сдружился  с женой виднейшего классика немецкого романтизма и поэта  Шлегеля  - умнейшей для того времени Каролиной, душой местного интеллектуального салона. Каролина, которая  была на 12 лет старше Фридриха Иосифа Шеллинга, сразу оценила гениальность молодого друга и боготворила его. Дружба между Каролиной и Фридрихом Иосифом вскоре не ограничилась только взаимным духовным восхищением и взаимообщением… Разгорелся скандал, из-за которого распался брак поэта и романтика Шлегеля со своей женой. Сам Шеллинг вынужден был оставить Иену вместе с Каролиной и, женившись на ней, уехать в  Вюрцбург (Wurzburg). Там Шеллинг на протяжении 1803-1806 года читал лекции по философии  в местном университете. В Иенском университете курс лекций по философии вместо Шеллинга начал читать Гегель.

     С 1803 по 1806 год Шеллинг с женой Каролиной проживает в Вюцбурге и в своих лекциях для студентов местного, Вюрцбургского, университета излагает обессмертившую его имя  «Философию Тождества», которая, по сути, является итогом и вершиной его философского творчества.

    В 1806 году молодой, 32-х-летний Шеллинг избирается членом Академии наук (академиком) и переезжает на  долгих 14 лет, до 1830 года, на жительство в Мюнхен. Наряду с выполнением положенных по штату работ в системе академии Наук Шеллинг читает лекции в Мюнхенском и Эрландском университете.  И пишет, пишет, и пишет. Но иенский скандал об интимных связях с женой Шлегеля и женитьба на Каролине в определенной мере сказались на личной жизни философа. Он чувствует и стойко переносит некоторое отчуждение от него его бывших друзей.

    Не смотря на получения  звания академика и ту же неуемную активность, слава Шеллинг на философской ниве как бы отходит в тень, философский накал его новых произведение как бы потускнел. Этому “потускнению” в значительной мере способствовала бурная деятельность Гегеля, который в это время стал владельцем дум всей культурной Европы. Шеллинг трагически переживает успехи некогда своего близкого и “подручного” друга и последователя. Упорный и сухой ученик явно перерос некогда своего учителя. Ко всему к этому  в 1809 году умирает жена Каролина. Шеллинг вторично женился только в 1812 году на некоей Полине  Готтер. Но и в это трудное для него время Шеллинг пишет, пишет и пишет, переходя от одной философской темы к другой.  Только по некоторым философским темам Шеллингу удается сказать нечто новое. В этом плане заслуживают внимания  высказанные им идеи по эстетике и натурфилософии.

    Всю свою жизнь Шеллинг не оставлял проблем религий. В 1804 году он написал большую работу под названием: «Философия и религия» (Philosophie und Religion), в 1815 -  “О божествах Самофракии. Приложение к Мирозданию” (Ьber die Gottheiten von Samothrake - eine Beilage zur den "Weltaltern"). К концу жизни он занялся  проблемами Откровения и Сатанологии. Некоторые считают, что у Шеллинга были  достижения в области религиеведения, с чем никак нельзя согласится.

    За изменение интересов своего исследования и за переменчивость содержания своих же философских взглядов современники и почитателей его таланта дают Шеллингу  прозвище “Протея” (Согласно мифам Древней Греции бог или дух Протей отличался тем, что постоянно менял свой облик и окраску.) Практически, еще полон энергии и философского вдохновения Шеллинг остается в забытьи. В условиях расцвета гегельянства Шеллинга практически не читают, практически забывают о его существовании.

    В 1830 году умирает Гегель - главный виновник забвения Шеллинга. После смерти величайшего немецкого философа его ученики и последователи из философии своего учителя делают атеистические, антимонархический и революционные выводы. Гегельянство становится социально опасным для властей предержащих. В 1841 году прусский  король Фридрих IV приглашает 66-летнего Шеллинга читать лекции по философии в Берлинском университете.   Имелось в виду, и Шеллингу об этом было сказано предварительно, подорвать господствующее влияние гегельянства на общественную мысль Европы.

    Следует сказать, что начало чтения Шеллингом курса лекций в Берлинском университете было широко разрекламировано во всей Европе. Вступительный курс лекций Шеллинга был полностью посвящен критике философии Гегеля. В обширных немецкий изданиях до сих пор  1841 год отмечается  как отдельный и специфический этап развития философской мысли в Германии. В своей вступительной лекции Шеллинг высокомерно называл Гегеля своим непонятливым учеником: «Только один из моих учеников, - говорил он, имея в виду Гегеля, - меня понял, да а тот, к сожалению, понял меня неверно».

    На открытие лекций съехался весь культурный цвет Европы. На ней присутствовали и будущие видные деятели культуры молодые:  Кьеркегор,  Энгельс, Бакунин, Аненнков, Огьюст Конт и другие.  Каждый из них потом писал об этом  цикле лекции Шеллинга. Прочитаем одно из наиболее точных и известных в мире отзывов:

     

    Два старых друга юности, товарищи по комнате в Тюбингенской духовной семинарии,  снова встречаются лицом к лицу через сорок лет как противники. Один, Гегель, умерший уже десять лет  тому назад, но живой более чем когда-либо в своих учениках; другой, Шеллинг,  по утверждению последних, духовно мертвый уже в течение трех десятилетий, ныне совершенно неожиданно претендуют на полноту жизненной силы и требует признания.

    … Значительная, пестрая аудитория собралась, чтобы быть свидетелем этой борьбы. Во главе – университетская знать, корифеи науки, мужи, каждый из которых создал свое особое направление; им отведены ближайшие места около кафедры, а за ними в пестром беспорядке, как попало, сидят представители всех общественных положений, наций и вероисповеданий. Среди задорной молодежи вокруг видишь седобородого штабного офицера, а рядом с ним в совершенно непринужденной позе вольноопределяющегося, который в другом обществе из-за почтения к высокому начальству не знал бы, куда деваться. Старые доктора и лица духовного звания, чьи  матрикулы могли бы вскоре праздновать свой юбилей, чувствуют, как внутри их начинает бродить старый студенческий дух, и они снова идут на лекции. Евреи и мусульмане хотят увидеть, что это за вещь – христианское откровение. Слышен смешанный гул немецкой, французской, английской, венгерской, польской, русской, новогреческой и турецкой речи, - но вот раздается звонок, призывающей к тишине, и Шеллинг входит на кафедру.

    Человечек среднего роста, с седыми волосами и светло-голубыми веселыми глазами, в выражении которых больше живости, чем чего-либо импонирующего, вместе с некоторым врожденным аристократизмом производит впечатление скорее благодушного отца семейства, чем гениального мыслителя; неблагозвучный, но сильный голос, швабо-баварский диалект с постоянным  “eppes” вместо “etwass”, - таков внешний вид Шеллинга.

    … Никто не узнает в старой негодной рухляди прежнего корабля, который некогда с развевающимися флагами вышел в море на всех парусах. Паруса уже давно истлели, мачты надломились, волны устремились в зияющие бреши и с каждым днем всё более заносят песком киль корабля.

    К. Маркс и Ф. Энгельс. Из ранних произведений.

     М. 1956 , стр. 386-387; 442.

     

    После курса лекций о Гегеле Шеллинг три года безуспешно читал лекции на тему: «Мифология и Откровение».  Лекции  Шеллинга  в Берлинском  Университете вопреки воле их автора были изданы и, вместо обычной в прошлом славы, принеси автору непоправимый урон. В 1843 году философа освободили от чтения лекций.

    В многообразном и переменчивом творчестве Шеллинга исследователи условно выделяют пять таких  периодов: 1. Натурфилософский (до середины 1790-х годов); 2. Трансцендентального, или эстетического, идеализма (до 1801 года); 3. Создание концепции философии тождества, - основное достижения философа (до 1804 года); 4. Публикации по проблемам свободы (до 1813 года) и последний 5 период посвящен разработке «Положительной философии, или «Философии откровения».

     Умер Шеллинг 20 августа, 1854,  в возрасте 79лет,  в швейцарском городке Рагарц.

     

    2.Философия тождества как сердцевина и суть

    философии Шеллинга



    Фридрих Вильгельм Иосиф ШЕЛЛИНГ был в высшей степени творческой личностью. Еще только знакомясь с философскими сочинениями своих предшественников, он уже, усваивая их достижения, одновременно с этим видел их односторонности и дополнял их. Его философское творчество действительно произрастала на почве органически усвоенных достижений философской мысли своих предшественников, прежде всего, конечно, немецких мыслителей: Лейбница, Гердера, Канта, Фихте… На формирование философских взглядов Шеллинга, несомненно, огромное влияние оказала философия Канта,  Фихте продолжателем которых он и был. Шеллинг видел сильные и слабые стороны философствования и Канта, и Фихте, которым одновременно  следовал и которых, несомненно, превосходил. Он соглашался с Кантом и Фихте в том, что действительность дана человеку в образах ощущений, а постигается им, человеком, в понятиях мысли. Но Кант ставил между действительностью и мыслью человека чувства, которые отгораживали познание человека и действительный мир непреодолимым занавесом. Фихте, для преодоления этого размежевания человека и мира выдвинул концепцию о том, что мир вне нас полагается нашим «Я», а поэтому никакого непреодолимого препятствия (пропасти) между Я и Не-я не существует. Шеллинг исправляет своих предшественников тем, что признает и существование внешней человеку действительности и понятий об этой действительности человеком, объявляет бытие (внешнюю действительность) и мышление тождественными. Такое подход к  гносеологическим проблемам и их решение этих проблем  Шеллинг назвал Философией Тождества. Он утверждал, что первоосновой всего существующего является Абсолютное тождество бытия и мышления, материи и духа, объекта и субъекта. Действительность, по Шеллингу адекватно отражается в сознании человека; сама действительность по своему существу является такой, какой она дана в мышлении человека. По его мнению,  «высшее начало не может быть ни субъектом, ни объектом, ни тем и другим одновременно, но исключительно лишь абсолютной тождественностью» (Система трансцендентального идеализма, стр. 352).

    В концепция Абсолютного тождества Шеллинга  «тождественное» как бы раздвроенно: с одной стороны Абсолютное бессознательное, а с другой -  осознание этого Абсолютного в личности человека. Но при всем при этом Абсолютное тождество Шеллинга есть первоначальная, а не производная сущность. Сила, изливающаяся в природе, по существу тождественна с той силою, которая обнаруживается в духовном мире, с той лишь разницей, что в первом случае в нем доминирует  бессознательное реальное, а во втором случае -  сознательное идеальное.

    Все особенности и качества природы объявляются философом  «ощущениями» мирового духа, мировой абсолютной идеи, «всего лишь недозревшей разумностью». В Абсолютном тождестве нет каких-либо различий, хотя ему, Абслютному тождеству, в обоих случаях присуще бессознательное хотение и активность (действование). В силу этого хотения и действования разворачивается и развивается природа в направление от бессознательного к сознательному.  Природа разворачивается и развивается, по терминологии Шеллинга, «потенцирует» от одной ступени к другой более высокой ступени и превращает бессознательное в сознательное. Творческая деятельность Абсолютного тождества развертывает панораму жизни мира, метаморфозу его форм от низших до высшей, венчаемой человеческим самосознанием.

    То же самое творчество, как тождество теоретической и практической деятельности находится, по Шеллингу, в субъективном интеллекте, в сознании человека. Ощущение, писал он, знаменуют собой пассивное состояние сознания. На его уровне  нельзя провести различие между объектом и субъектом. На следующей ступени, на ступени «созидающего созерцания»,  предметы природы предстоят сознанию человека как существующие вне сознания и независимые от него. И только на следующей, рассудочной, «рефлектирующей» ступени осознаётся действительное  тождество сознание и предмета, субъекта и объекта.

     Основным средством  постижения истины Шеллинго считал «интеллектуальную интуицию», считая ее непревзойденным “искусством трансцендентального созерцания”. Интеллектуальная интуиция относится к необходимо творящему интеллекту, к творению самого мира так, как конгениальное воспроизведение к художественному произведению. Не всякому дано эстетическое .чувство, тем не менее, оно единственный орган для понимания искусства. Интеллектуальная интуиция, как орган трансцендентального мышления, есть духовное эстетическое чувство, трансцендентальное искусство в отношении к необходимым творческим актам интеллекта. Таким образом  в философии Шеллинга оказались сближенными до отождествления  сфера природы и сфера искусства, натурфилософия и философия искусства, эстетика и наука.

    Шеллинг был довольно начитанным человеком. Он тщательно и постоянно следил за развитием научных знаний, глубоко знал суть новейших для его времени научных открытий. И не только знал.

    По проблемам философии естествознания Шеллинг писал всю свою жизнь. Наиболее значительные работы по этой теме, называемую им «Натурфилософией» (философией природы), он написал еще в тридцатилетнем возрасте.  Фундаментальными среди них были: «Идеи к философии природы» (Idee zu einer Philosophie der Natur - 1797),     «О мировой душе» (Von der Weltseele – 1798) и  «Первый набросок системы натурфилософии»  (Erster Entwurf eines Systems der Naturphilosophie - 1799). В последующих публикациях, кстати, –  публикациях в сугубо научных журналах,  философ развивал и аргументировал свои научные взгляды и концепции. Уровень научных знаний своего времени он философски глубоко осмысливал, прилагал к системе своей философии тождества и старался сделать упреждающие для научного развития выводы. И это ему во множестве случаев удавалось.

    Так, философски осмысливая, например, проблемы геометрии, он объявлял точку равновесием противоположных сил. Точка находится в абсолютном покое; она находится в определенном пространстве, но самого пространства не занимает. Точка только определяет место в пространстве. Из-за наличия в абсолютном тождестве бессознательного хотения к действованию, философствовал Шеллинг в духе своей философии тождества, точка предрасположена к движению. Движение точки образует линию, движение линии – плоскость (поверхность), движение плоскости (поверхности) – объём… Следует сказать, что философские рассуждения Шеллинга о геометрии открыли математикам путь к математическому конструированию многомерных пространств. Наше пространство, в котором мы живём – пространство трёхмерное, которое теоретически образуется движением плоскости, это пространство в котором к одной точке можно поставить три взаимных перпендикуляра. Но если вообразить дальнейшее, по Шеллингу, геометрическое движение объёма перпендикулярно самому себе, то есть  вообразить пространство, в котором к одной точке можно будет поставить четыре перпендикуляра, то это и будет четырехмерное пространство. Это пространство виртуально, но с математической точки зрения оно вкладывается в рамки логического синтетического мышления и математики очень плодотворно поработали в этой области, сконструировав не только четырехмерное, но и пяти-, семи- десятимерные пространства. Эти виртуальные пространства оказались очень эффективными для описания процессов, происходящих на уровне микромира (мир элементарных частиц и волн) и мегамира (мира метагалактик и всей Вселенной).

     Исходя из системы и принципов своей философии тождества,  Шеллинг решительно отрицал господствующее в то время среди ученых ошибочное мнение о существовании пропасти между неорганическим и органическим миром, обосновывал их общность и диалектику перехода от первого мира ко второму, Следует сказать также, что Шеллинг провидческие и философски аргументировано отверг существование флогистона и светорода;  электрическую и магнитную (в духе магнетизма и месмеризма)  «невесомые материи», буквально предвосхитил открытие органической связи между электрическом и магнетизмом (На научно-экспериментальном уровне эту связь в 1820 году установил Эрстед). Натурфилософские взгляды Шеллинга получили широкое распространение во всей Европе, в том числе и в России. В русле натурфилософских идей  Шеллинга начинали свою деятельность и достигли значительных успехов такие видные немецкие натуралисты 19 столетия, как Окен, Тревиранус, Карус, Бурхард и другие

    Вместе с тем, следует сказать,  что Шеллинг был заложником своего чисто спекулятивного, философско-абстрактного, подхода к постижению множества конкретных явлений.  Он, например, доказывал, что при помощи созданной им «умозрительной физики» можно чисто логическим путём, априорно, вывести все законы природы, вскрыть сущность всех  явлений. Этот подход отбрасывал диалектика Шеллинга на позиции редукционизма и позволял ему сводить, например,  психическое к физическому и попыткам описать психику человека законами физики. В силу этого же он  рассматривал свет, как самосозерцание абсолютного духа, тяжесть – как созерцание, обращенное во вне. Он ошибочно даже для своего времени говорил, что всякое химическое превращение должно на выходе конечным продуктом  дань нам воду; что железо содержит в себе всё многообразие тел природы.


    Исходя из ознакомления с философией классика немецкой философии Ф.-В.-И Шеллинга, мы видим, что он стоял на позициях рационализма; что в развитии идей рационального познания он сделал большой вклад своим учение о тождестве мысли (понятия, духа) и материи (бытия); что он стал одним из создателей диалектической методологии познания. Что же касается его натурфилософских взглядов, то они ярчайшим образом засвидетельствовали одновременно силу и немочь попыток априорного, логического, чисто философского познания реальной действительности. Сущность этой двойственной оценки очень удачно выразил молодой Фридрих Энгельс сразу же после прослушивания лекций Шеллинга в 1841 году. Он писал: «Гораздо легче вместе со скудоумной посредственностью, на манер Карла Фогта (вульгарного материалиста – Е.Д.) обрушиваться на  старую натурфилософию, чем оценить ее историческое значение. В ней много нелепостей и фантастики, но не больше, чем в современных ей нефилософских теориях естествоиспытателей-эмпириков, а что она заключает в себе много осмысленного и разумного, это начинают понимать с тех пор, как стала распространяться теория эволюции» (Из ранних произведений, М., 1956, стр. 442).

     

     

     

     

    5.Г.-В.-Ф.  ГЕГЕЛЬ

     

    1. Несколько вступительных слов

    Творчество Георга Вильгельма Фридриха Гегеля принадлежит к числу величайших достижений мировой философской мысли. Представляя собой высшую точку в развитии немецкой классической философии, гегельянство по своей  исторической значимости превосходит все предшествующие системы, даже такие, как творчество Аристотеля и всей его школы, философской системы стоицизма и неоплатонизма вместе взятыми. Гегель не отбрасывает, а развивает и обобщает - «снимает» - наработки всех предшествующих античных и европейских мыслителей от древнегреческих гиликийцев  до Шеллинга, и таким образом подводит черту под двумя с половиной тысячами лет истории философской мысли. Он сам небезосновательно претендовал на абсолютность своей системы, на последнее слово в истории философской мысли.

    Гегель оказал огромнейшее влияние на последующее развитие философской, социологической и научной мысли. Нередко вне контекста с гегелевской философией  нельзя полностью и адекватно понять содержание и смысл произведений ряда выдающихся философов второй половины 19, всего 20 и начала 21 столетия. Так, читая произведение Гегеля «Наука Логики», Ленин написал: «Нельзя вполне понять «Капитала» Маркса, ... не поняв всей Логики Гегеля. Следовательно, никто из марксистов не понял Маркса 1/2 века спустя!!» (Избранные сочинения. Том 5, часть 2. Философские тетради. М., 1986,  стр. 139). А польский исследователь П. Козловский, например, причины и результат противостояния  капитализма и социализма в «холодной войне» рассматривает как «великое противостояние Востока и Запада…» «…по вопросу интерпретации философии истории Гегеля» (Козловски П. Культура постмодернизма. М., 1997, с.33).

    Философия Гегеля, особенно его сочинения о религии, оказали и до сих пор оказывают огромное влияние на богословие всего христианского мира. Он положил начало философскому постижению евангельского Иисуса Христа. Диалектическое богословие, богословие «Мертвого Бога» и  так называемые «богословия родительного падежа», просто, немыслимы и не понятны вне философии Гегеля. Философия и сочинения Гегеля на религиозную тему, одной стороной, смертельно перепугали русской православное богословие, а с другой – сеяли надежду на такое преобразование православной веры, которая подчинить себе, в крайнем случае, весь христианский мир. Видный идеолог славянофильства Ю. Ф. Самарин (1819-1885) писал: «Изучение Православия... привело меня к результату, что Православие явится тем, чем оно может быть, и восторжествует только тогда, когда его оправдает наука, что вопрос о церкви зависит от вопроса философского, и что участь Церкви тесно, неразрывно связана с участью Гегеля» (Самарин Ю.Ф. Избранные произведения. М., 1996, с.6).

    В курсе «Теории познания» мы не можем рассмотреть все стороны философской деятельности и философского наследия Гегеля. Нам достаточно было указать и заострить внимание на его исключительность в истории развития философской мысли. Более подробно вы эту фигуру и содержание его творчества в целом будете рассматривать в курсах:  «Немецкая классическая философия» и  «Философия религии Гегеля». Мы же здесь остановимся на рассмотрении  онтолого-гносеологических проблем в философии Гегеля. Но сначала несколько слов из биографии классика немецкой и мировой философии.

     

    2.Страницы биографии.



    Георг Вильгельм Фридрих ГЕГЕЛЬ родился 27 августа 1770 года  в квартале Бад-Вюртенберг (Bad Wurtenberg) города Штутгарта в семье юриста. После окончания местной гимназии он поступил на богословский факультет  Тюбингенского университета, где два года (1788-1790 г.г.) изучал философию и три года (1790-1793 г.г.) – богословие. Здесь молчаливый Георг Вильгельм Фридрих очень близко сошёлся с будущим классиком немецкой литературы, поэтом  Гольдерингом (Höldering) и будущим классиком мировой философии Шеллингом.

    Гегель и его друзья были настроены весьма свободолюбиво и прогрессивно. В честь свершения французской буржуазной революции (1789 года) они организовали митинг и  в парке университета посадили Дерево Свободы. Они с восторгом встречали вторжение французских войск в Германию, а самого Наполеона  считали воплощением Мирового Духа Свободы. Позже, из Иены, в письме своим друзьям Гегель сообщал: «Ночью 13 октября 1806 года за пределами своего учебного заведения я наблюдал залпы наполеоновских оккупационных сил. А на следующий день мне посчастливилось видеть Мирового Духа (Weltseele), проезжающего верхом на лошади через город Иену».

    После окончания университета Гегель в 1793 году отправился в Берн и, как это было тогда заведено, нанялся воспитателем детей  семьи местного аристократа. Попутно он принимал посильное участие в политической жизнь, выполнял отдельные поручения  городских  властей. В 1797 году он переезжает во Франкфурт, поближе к своему, уже ставшему широко известному  университетскому другу, Гольдерингу,  и опять занимается воспитанием  детей местного аристократа. Здесь, подзадориваемый успехами Гольдеринга, Гегель написал и опубликовал несколько невразумительных статей, о содержании которых никогда позже сам лично не вспоминал. После этого он засел за исследование  проблем христианства, и пишет ряд робот на  темы: «Дух христианства и его судьба», «Жизнь Иисуса», «Позитивность христианской религии», которые были опубликованы посмертно.

     В 1801 году он переезжает в Иену, где, после изгнания Фихте,  кафедрой философии заведовал Шеллинг. При поддержке своего близкого однокашника и друга, Шеллинга, Гегель был прикреплен к кафедре философии для «габилитации» (повышения квалификации и получения права на преподавательскую работу в Университете), которую, габилитацию», вскоре получил и стал приват-доцентом (приват-доценты оплачивались исключительно студентами, которые выражали желание учиться у данного преподавателя).  В 1802 году Гегель публикует свою первую философскую работу под названием «Различие между системой философии Фихте и Шеллинга», в которой всячески превозносит своего заведующего кафедрой. Впрочем, превозносит справедливо, высказывая при этом ряд своих собственных, гегелевских, мыслей, от которых не отказывался за всю свою творческую жизнь. Гегель воздаёт должное обоим классикам немецкой и мировой философии, но  показывает, что философия Фихте склоняется к субъективному идеализму, а философия Шеллинга является философией идеализма объективного и в тоже время философией тождества объективного и субъективного, конкретно-чувственного и абстрактного, материального и духовного. Из философии Шеллинга, а также из своей первой публичной трактовки философии своего друга, Гегель позаимствовал и удержал  много и много того, что разрешает рассматривать его, Гегеля,  собственную философию, как  плодотворное продолжение,  завершение и, конечно, избавление от  заблуждений философии Шеллинга. Здесь же, в Иене, Шеллинг и Гегель  на протяжении 1802-1806 года  совместно издают “Критический философский журнал” (Kritische Journal der Philosophie). Исследователи потом установили, что в журнале все статьи, пропагандирующие философию  Шеллинга, были, в основном, написаны Гегелем. Под своим именем Гегель опубликовал обширную статью: «Вера и Разум» (Glauben und Wissen), которая заняла полный выпуск первой части второго тома журнала.  В 1803 году Шеллинг оставляет Иену, а Гегель становится его признанным приемником на кафедре и профессором Иенского университета. После оккупации Иены  «Мировым Духом», то есть Наполеоном, и немедленно последовавшим закрытием Иенского Университета, Гегель перебирается в Бамберг, где издает газету. Здесь же Гегель закончил написание,  тщательно отредактировал и в 1807 году опубликовал свой заглавный философский труд  - «Феноменология Духа» (Phanomenologie des Gesites). Это было и знамением  нового явления в истории философской мысли, и сжатое изложение философии Гегеля, и развёрнутый проспект всех его будущих публикаций. В своих последующих трудах Гегель как бы разворачивал в книгу, курс лекций, в отдельную публикацию разделы и параграфы своей «Феноменологии Духа».  

    В 1808 году, ставшего известным Гегеля, приглашают в Нюрнберг на должность директора женской гимназии и профессора философии в ней. Для благородных девочек 13-16 лет Гегель читает свою знаменитую «Философскую пропедевтику». Читая сейчас это произведение, следует посочувствовать старательным девочкам, которые вряд ли поняли все сказанное им профессором, но после смерти своего учителя по своим конспектам издали его великолепный труд. За восемь лет пребывания в Нюрнберге Гегель написал и опубликовал два свои основных философских произведений: «Наука Логики» (Wissenschaft der Logik, 1816) и трехтомную «Энциклопедию философских наук» (Encyklopadie der philosophischen Wissenschaften, 1817).Здесь, в Нюрнберге Гегель женился.

    Личная жизнь Гегеля была незаметной. Исследователи творчества Гегеля почти не пишут о ней. Известно только, что семейная жизнь ни с какой стороны не привлекала внимания будущего  сухого  философа. Известно только, что в период своих «глубоких философских раздумий» он утешался в общении с некоей молодой девочкой, у которой от него родилась дочь. Гегель признал отцовство дочери, ей и матери оказывал материальную поддержку, но не оформил свои отношения законным браком.  По этому поводу высказываются различные предположения: возможно Гегель не любил своей наложницы, возможно  - не хотел связывать планируемую им свою будущую судьбу с девушкой низкого социального положения, а возможно и что-то другое. Впрочем, это  всё, что мне известно из личной жизни одного из величайших философов мира.

    В 1816 году Гегеля приглашают ординарным (полным) профессором философии в Гельдербергский Университет,  а в 1818 году – в Берлинский Университет. Все свои силы Гегель отдаёт написанию конспектов и чтению по ним лекций по истории, философии, по религии, по философии права, философии природы и по темам тех книг, которые им уже были написаны. После смерти философа  его почитателями были собраны студенческие конспекты  лекций учителя, сверены с рукописными конспектами самого Гегеля и включены в многотомное (27 томов) издание его произведений. В Берлинский период своего творчества Гегель  написал и опубликовал, если не считать статей, только одну большую и основательную философскую работу – «Основы философии права» (Grundlinien der Philosophie des Rechts - 1827).

    Осенью 1831 года в Берлине разразилась эпидемия холеры. Философ Артур Шопенгауэр (1788 – 1860), проповедник пессимизма,  волюнтаризма и  презрения к жизни, исходивший черной завистью и публично демонстрируемой злобой к  Гегелю; читавший антигегелевские лекции в соседней с Гегелем аудитории того же Берлинского университета, прослышав о холере, сразу сбежал в Италию -  и выжил. А пропагандист оптимизма,  детерминизма и жизнелюбия  Гегель не дерзнул бросать вызов неумолимой судьбе и остался в Берлине. Через три дня после заражения холерой, 14 ноября 1831 года, на 62 году своей жизни великого философа не стало.

    Георг Вильгельм Фридрих Гегель (Hegel) – величайшая личность в истории развития европейской и мировой философской мысли. В Средневековье вместо имени "Аристотель" писалось просто - "Философ" с большой буквы. Сейчас таким Философом с большой буквы является  Гегель.

     

    3. Онтология,  Гносеология  и  Диалектика

    в философии Гегеля.

    Гегель называл философию «эпохой, схваченной в мысли». Это определение философии в наибольшей мере относится к философии самого Гегеля. В его творчестве в наибольшей мере отражено, «схвачено», высшее достижение культуры того времени, в котором жил классик немецкой и мировой культуры. Но сказанного недостаточно для оценки всего философского наследия Гегеля. В его творчестве подведен итог развития европейской философской мысли за прошедшие две с половиной тысяч лет. И не только подведены итоги, но и подвергнуто всесторонней научной критике, обобщены достижения и восполнены  пробелы в содержании этой мысли. Свою философию он назвал философией Абсолютного Идеализма, которую уже не надо развивать,  а следует только верноподданнически комментировать. В самооценках  самого Гегеля, его философия завершила развитие философской мысли; он оставил потомкам философию, которая, де, достигла своего высшего, абсолютного, развития и всеобъемлющего, абсолютного, охвата.

    И ещё одна особенность философии Гегеля. Основное кредо философа изложено в следующих его трёх философских произведениях: «Феноменология Духа», «Наука Логики» и «Энциклопедия философских наук». Остальные произведения великого немца только  более детально раскрывают изложенные здесь положения, или посвящены узким  проблемам, или же, как, например, его лекции по истории философии, философии истории, философии религии, философии права, философии духа и так далее являются только конспектами, которые посмертно были изданы  его учениками. Так вот. В основных философских произведениях у Гегеля, как ни у одного философа до или после него, основные философские проблемы: Онтология, Гносеология и Методология, изложены в таком неразрывном единстве, что вычленить одну из них от остальных никак невозможно. Ленин, читая «Энциклопедию философских наук» и  ещё только учась философии (Известно, что В.И. Ленин не были философом, а был «уголовником» - юристом - по образованию, о чём мы скажем ниже), например,  никак не мог вычленить у Гегеля нужную ему, Ленину,  для написания «Материализма и эмпириокритицизма» отдельно Диалектику, отдельноЛогику и отдельно Гносеологию и с раздражением написал: «Не надо трёх слов. Это – одно и тоже». Впрочем, советские марксисты потом установили, что это все же «не одно и тоже» (См.: И.Д. Андреев. Диалектическая Логика. Москва, «Высшая школа», глава III, §2).

    И ещё одно, возможно, последнее предостережение. Философия Гегеля очень трудна для запоминания, иногда – и для понимания. Тот же умница Ленин, читая отдельные страницы «Науки Логики» Гегеля, нередко записывал: «Это место у Гегеля – средство для вызывания головной боли». А поскольку это действительно так, то многие авторы сочинений о Гегеле и, главным образом, профессора, упрощали  Гегеля, снижали его до своего уровня или до уровня студенческого восприятия. В силу этого, Гегеля, как никакого другого философа в мире, упрощали и перетолковывали до неузнаваемости, нередко приписывали ему то, чего у того и в мысли не было, чего никак нельзя непосредственно вычитать в его произведениях. Это замечание нужно отнести не только к другим профессорам и к уровню понимания других студентов. Это относится и к тем, кто сейчас находится в этой аудитории. Адекватному пониманию философии Гегеля в  странах бывшего Советского Союза особенно много помешали марксистские «друзья» и «враги» гегельянства. В истории философской мысли в СССР было время, когда сначала противников Гегеля, «механицистов», сажали в тюрьму, а потом туда же начали поставлять слишком больших друзей Гегеля, «деборинцев».

     

     

     4. Система Абсолютного идеализма Гегеля:

    а. Место категорий в философской системе Гегеля


    В основу изложения содержания Системы своих философских взглядов Гегель закладывает мировоззренческие категории, совокупность которых он называет "Мировым Духом". Раскрытие сущности этого Мирового Духа создаёт систему Логических категорий. Природа, реальная материальная действительность, твердит Гегель, является ничем иным, как отчуждением - инобытием, материализованной, а потому "чужой", формой - Духа. Сознание человека - это не что иное,  как  самопознание Духа (В человеческом сознании Дух познает самого себя.)

    Следуя оценке Гегеля Фейербахом, а через Фейербаха - и Лениным, в марксистской литературе (и не только в марксистской!) настойчиво проводится мысль, что Гегель считал Идеи-категории (Составные Мирового Духа) самостоятельными сущностями, существами, а самого Мирового Духа - "утонченной формой Бога". Но это не так. Гегель смотрел на идеи, философские категории,  и на Мирового, Абсолютного Духа как на абстракции человеческого мышления; абстракции, в которых схвачена настоящая, адекватная, сущность вещей и явлений. Он считал, что только абстрактное, воистину философское мышление правильно отражает действительность - и в этом плане настоятельно твердил о тождестве бытия и мышления. (Под бытием Гегель имел в виду всю действительность, а не только материю.)

    Правда, поскольку Гегель в своей философии преимущество и первенство отдавал духу (философскому мышлению) над материей, то его справедливо называют идеалистом; а поскольку он отрицал взгляды субъективных идеалистов и считал, что в мышлении человека адекватно (тождественно) отражается объективная действительность, то его справедливо следует назвать идеалистом объективным. (Объективный идеалист.) Систему   своего мировоззрения Гегель изображает в виде   развития Мирового (Абсолютного) Духа, которое осуществляется на трех уровнях: в Логике, в Природе и в Мышлении. В сжатом виде эта система изложена им в трехтомной "Энциклопедии философских наук", которая была издана еще в 1817 году.

     

    б. Логика Гегеля: Бытие, Сущность, Понятие

    В первой части своей философской системы Гегель показывает развитие Мирового Духа в "стихии чистого разума", - в системе логических категорий. При этом Гегель подвергает резкой критике "Метафизическую" (формальную) логику, противопоставляя ей свою Логику - Логику диалектическую. Логика Гегеля состоит из трех разделов: Бытие, Сущность  и Понятие.

    В разделе о Бытии он освещает категории Качества, Количества и Меры. При этом он развивает свое учение о взаимопереходе  количества и качества, о процессе становления, о скачках в процессах развития, - учение, без которого невозможно ни познавать действительность, ни взаимоприспосабливаться  с ней. В разделе, как и во всех своих произведениях, Гегель пытается философски воссоздать действительность во всей ее противоречивости и изменяемости. При этом причину всех изменений и развития он находит в самих предметах и явлениях. В каждом рассматриваемом им положении он находит  сначала его устойчивую форму (тезис, утверждение). Потом указывает на наличие в нем разрушающих факторов (антитезис, отрицание). Борьба между противоречиями ведет к объединению противоположных сторон и образованию нового состояния (синтез, объединение), которое в свою очередь тоже начинает движение, развитие по схеме: тезис - антитезис - синтез; тезис - антитезис - синтез, плюс - минус - уравнение... Так создаются знаменитые триады категорий в философской системе Гегеля.

    В разделе о Сущности Гегель рассматривает содержание категории Сущность саму по себе (как тезис) и как единство в ней Явления и Действительности. В противовес кантовскому противопоставлению феномена и ноумена Гегель доказывает, что "Сущность является: а явление - существенно". В завершение раздела он рассматривает логическое содержание и взаимопереход категорий: случайность и необходимость; возможность и действительность; причина, следствие и взаимодействие; случайность и закономерность. Проблеме Логики Гегель посвятил отдельное произведение "Наука Логики", которое вошло в историю философской мысли под названием "Большая Логика Гегеля". Следует также сказать, что аспекты освещения и трактовка отдельных категорий в "Науке Логики" и в "Энциклопедии философских наук" несколько отличаются между собой, что свидетельствует о развитии уточнения содержания категорий самим классиком немецкой философии.

    В заключительном, третьем, разделе о Понятии Гегель рассматривает категории Субъективного (Понятие, Суждение, Умозаключение), Объективного (Механизм, химизм и телеология) и Абсолютного (Искусство, Религия, Философия). Впоследствии Гегель проблемам Объективного и Абсолютного понятий посвятил ряд отдельных произведений.

    в. Природа, как инобытие Духа

    Кроме первого раздела, посвященного проблемам Логики, в систему "Энциклопедии философских наук", входит второй раздел, который Гегель посвятил рассмотрению философии природы, так  и назвав его - "Философия природы". Он подходит к Природе не как естествоиспытатель, а как философ, и пытается охватить всю ее в системе, обнаружить в ней наиболее общие признаки и закономерности. Для него природа есть, прежде всего "идея в форме инобытия". Иными словами, для идеалиста Гегеля Природа является антитезисом (отчуждением и противопоставлением) Духа. Дух - идеален, а Природа - материальна. Не смотря на такую противоположность Духа и Природы, между ними существует диалектическое взаимодействие. Дух проявляется и познает Природу, а "предметы природы не мыслят и не являются представлениями или мыслями". В этом понимании Дух для нас является реальным, а Природа - потусторонней.

    Рассмотрение природы Гегель начинает с определения наиболее абстрактных её категорий - Пространства, Времени и Движения.

    В соответствии со своими "Триадами", Гегель в природе усматривает три ее стороны: Механику, Физику и Органику. Любой из этих разделов работы имеет тройственную структуру. Так, органическая жизнь (у Гегеля - "Органическая физика") включает в себя: Геологическую природу, Растительный мир и Животный мир.

    С точки зрения научного уровня современного естествознания (и уровня современных философских знаний - тоже!) взгляды Гегеля - это взгляды высокообразованного человека начала 19 века. Во многих отношениях они устарели. Но нельзя умолчать о том, что Гегель в своей работе высказал ряд гениальных догадок, справедливость которых была подтверждена последующим развитием научных знаний. И что наиболее важно - для будущего естествознания Гегель предложил диалектический метод исследования предметов и явлений Природы, тот метод, без которого была бы невозможная современная наука и научный анализ общественных явлений.

     г. Философия Духа

    Третья часть философской системы Гегеля посвящена Мировому Духу, который от сферы Природы возвращается к самопознанию самого себя, то есть - к постижению себя в сознании человека и общества. Третья часть «Энциклопедии философских наук» называется «Философия Духа». Здесь Гегель говорит, что Абсолютная истина Абсолютного духа проявляется в религии в виде мифов, потом в искусстве - в художественных образах и, в конце концов, наиболее адекватно "в сфере чистого (абстрактного, категориального) мышления" - в философии, в частности - в гегелевской философии Абсолютного Идеализма. Проблемам Мирового Духа самого в себе Гегель посвятил ряд работ, среди которых следует указать такие как:  "Философия права", "Философия истории", "История философии", "Лекции по истории религии", "Эстетика" и другие.

    В своих работах Гегель пытался ко всем проблемам подходить, как говорится, с точки зрения вечности - с точки зрения философа, который стоит на позициях непредубежденной вечной истины. Впрочем, Философ не был  лишен ни личных, ни политических, ни социальных и исторических пристрастий. Для него, к примеру, воплощением непревзойденного идеала общественной жизни является Прусская монархия, религии - христианство в его лютеранском виде. Явным образом предубежденно относится Гегель к философии материализма – в частности, к философии французских материалистов 18 столетия -  и к метафизической философской системе Христиана Вольфа.

     

     

     

     

     

    5. Гносеология в системе философских взглядов Гегеля

     

    Изложению своего понимания проблемы гносеологии и ее частных сторон Гегель всегда предпосылает анализ и критику гносеологии своих философских предшественников. Так, он подвергает беспощадной критике, прежде всего своих непосредственных, немецких, предшественников. Он выступает против субъективизма Канта и Фихте и доказывает, что Природа  существует  независимо  от человека,  а  человеческое    познание    обладает    объективным содержанием. Гегель  резко  критикует  Шеллинга  за   недооценку последним   роли логического мышления и логики вообще; за интуитивизм,  который  в конечном итоге, уже после смерти Гегеля,  привел  Шеллинга  к  откровенному  иррационализму. Он не обходит молчанием чисто логического подхода к познанию действительности Готлиба Лейбница,  Христиана Вольфа (1679-1754) и Александера Готлиба Баумгартена (1714-1762),  беспощадно критикует и, буквально,  издевается над их метафизикой. Он выражает свое восхищение и недоумение имманентной философией  своего соотечественника Фридриха Генриха Якоби (1743-1819); не обходит молчанием величие и порочность философии Аристотеля, Платона, Декарта, Спинозы и других своих предшественников.

     

     

    5.1.  Оптимизм гносеологических взглядов Гегеля.

    В философии принято обесценение познавательных возможностей человека называть гносеологическим пессимизмом, а признание неоспоримой силы и достоверности человеческого познания – гносеологическим оптимизмом.  По этой классификации Гегеля следует отнести к гносеологическим оптимистам самого высокого уровня. Он считал, что познание действительности является призванием, потребностью и смыслом жизни человека. «Наше призвание и наше дело состоит в том, чтобы работать над философским развитием… Самая серьёзная потребность есть потребность познания истины» (Гегель. Энциклопедия философских наук. Том 1. Наука Логики. Москва, «Мысль» 1974, стр. 81). Пессимистические гносеологические взгляды он презрительно называл ничтожными: «Что мы не знаем истины и что нам дано знать одни случайные и преходящие, т.е. ничтожные, явления, - вот то ничтожное учение, которое производило и производит наибольший шум и которое господствует теперь в философии» (Там же, стр. 82). «Я смею желать и надеяться, говорил он  в своей речи от 22 октября 1818 года при открытии чтения философского курса в Берлинском университете, - что мне удастся приобрести и заслужить ваше доверие на том пути, на который мы вступаем. Пока я могу требовать от вас только того, чтобы вы принесли с собой  доверие к науке, веру в разум, доверие к самим себе и веру в самих себя. Дерзновение в поисках истины, вера в могущество разума есть первое условие философских занятий. Человек должен уважать самого себя и признать себя достойным наивысочайшего. Какого бы высокого мнения мы ни были о величии и могуществе духа, оно всё же будет недостаточно высоким. Скрытая сущность Вселенной не обладает в себе силой, которая была бы в состоянии оказать сопротивление дерзновению познания. Она должна перед ним открыться, развернуть перед его глазами богатства и глубины своей природы и дать ему наслаждаться ими». В своих «Лекциях по истории философии» Гегель повторил эту мысль со ссылкой на слова евангельского Иисуса Христа: «На этом камне создам церковь мою и врата ада её  не одолеют» (Матфея, 16:18), сказав, что перед человеческим разумом не устоят даже врата ада (Гегель. Сочинения, том IX, стр.5).

    Среди всех форм познания Гегель выше всего ставил философское познание. Он пишет: «Философия должна прежде всего доказать нашему обыденному сознанию, что существует потребность в собственно философском способе познания или даже должна пробудить такую потребность. Но по отношению к предметам религии, по отношению к истине вообще она должна показать, что она сама способна их познать. По отношению же к обнаруживающемуся отличию от религиозных представлений она должна оправдать свои,  отличные от последних, определения» (Гегель. Энциклопедия философских наук, §4). Здесь же Гегель очень убедительно и остроумно доказывает, что для овладения философским  мышлением нужна соответствующий талант и  подготовка. «Эта наука, - пишет он, - часто испытывает на себе такое пренебрежительное отношение,  что даже те,  кто не занимался ею, воображают, что без всякого изучения они понимают, как обстоит дело с философией, и что, получив обыкновенное образование и опираясь в особенности на религиозное чувство, они могут походя философствовать и судить о философии. Относительно других наук считается, что требуется изучение для того, чтобы знать их, и что лишь знание даёт право судить о них. Соглашаются также, что для того, чтобы изготовить башмак, нужно изучить сапожное дело и упражняться в нём, хотя каждый имеет в своей ноге мерку для этого, имеет руки  и благодаря им  требуемую для данного дела природную ловкость. Только для философствования не требуется такого рода изучения и туда. Это удобное мнение в новейшее время утвердилось благодаря учению о непосредственном знании – знании посредством созерцания» (Там же, §5).

     

    5.2. От живого созерцания – к абстрактному мышлению, а от него – к диалектической логике.

    Гегель признавал существование вне и независимо от нашего сознания Природы, материи. Наше познание, говорил философ, начинается из чувственного восприятия (А) - этой  независимой от нашего сознания действительности. В чувствах предмет представляется нам  «как непосредственный, сущий, данный»; «непосредственно-единичный»; как «голая достоверность», «представляет собой материал сознания».  Но в этом восприятии предмет представляется нам только в явлении, поверхностно(1). «Философия, напротив, - пишет Гегель, - должна по существу различать понятие истины от голой достоверности, ибо достоверность есть ещё нечто неистинное». Чувства дают возможность нашему рассудку составить представление(2) о предмете. Истинное же познание воспринимающего чувствами предмета может быть достигнуто только на уровне разума: «Эта цель уже предчувствуется верящим в себя самого разумом, но достигается она только знанием разума, познаванием в понятиях» (Энциклопедия философских наук, том 2, §414-421).

    Путь от конкретно-чувственного представления о предметах к знанию истины обо всей действительности идёт сначала, говорит Гегель, через рассудок. Оперируя конкретно-чувственными представлениями, разум создаёт о них понятия (Б). Но рассудочные понятия – это не вся истина, а только путь к ней. “Мышление как рассудок, - пишет он, -  не идёт дальше неподвижной определённости и отличия от других определённостей; такую ограниченную абстракцию это, рассудочное,  мышление считает обладающей самостоятельным существованием. Прибавление: Когда речь идёт о мышлении вообще или, точнее, о постижении в понятиях, то часто имеют при этом в виду лишь деятельность рассудка. Но хотя мышление есть непосредственно (zunachst) рассудочное мышление, оно, однако, на этом не останавливается, и понятие уже не есть определение рассудка. Деятельность рассудка состоит вообще в том, чтобы сообщать содержанию форму всеобщности; правда, всеобщее, полагаемое рассудком, есть некоторое абстрактное всеобщее, которое как таковое фиксируется в противоположность особенному и благодаря этому самому в свою очередь также оказывается особенным» (том 1, §80).

     

    5.3. Истина как тождество действительности с идеей.

    Классик немецкой философии считал, что основноя и единая задача философии заключается в том, чтобы донести до человека Истину с большой буквы. Более того, он считал стремление к овладению истиной является высшим проявляем духа, а владение истой – счастье человека и смыслом его жизни. «Истина, -  говорил Г. Гегель, - есть великое слово и еще более великий предмет. Если дух и душа человека еще здоровы, то у него при звуках этого слова должна выше вздыматься грудь» (Энциклопедия философских наук, том 1, §19. Прибавление 1)). Для достижения и выражения этой истины не достаточно, формальной логики, недостаточно метафизики, недостаточно одного рассудка, одних понятий.

    Поскольку понятие является продуктом рефлектирующего рассудка, рефлектирующего по законам метафизической, формальной, логики, то она не может дать нам знания подлинной истины. В связи с этим Гегель подвергает уничтожающей критики  логику метафизики, показывает несостоятельность, пустоту, ее основных законов. Для адекватного отражения в сознании, в духе, диалектической, противоречивой, действительности нужна принципиально новая Логика и новый метод исследования. И Гегель создаёт такую логику, которая, по его мнению, только и может постичь, «схватить» истину во всей её полноте и конкретности.  И здесь следует сказать, что Гегель впервые  в истории философской мысли попытался исследовать «самодвижение духа» в процессе приближения к истине. Он показывает, что не только действительность развивается диалектически, но что эта диалектичность присуща самой мысли. Причём, поскольку только в мысли постигается истина, то Гегель в совокупном процессе постижения истины предпочтение отдает мысли, сознанию, духу, логике, а не внешней действительности, материи. «Поскольку логическое есть абсолютная форма истины, поскольку оно, больше того, само есть чистая истина, оно представляет собой нечто совершенно иное, чем только полезное. Но так как самое лучшее, наиболее свободное и самостоятельное есть одновременно и наиболее полезное, то можно рассматривать логику также и с этой стороны», - писал он (том 1, §19). Такое отношение к проблеме соотношения духа и материи даёт основание считать Гегеля идеалистом. А поскольку дух, идеи для него существуют в самой действительности и не зависят от субъективности человека, его называют идеалистом объективным. Сам Гегель свою философию называл философией Абсолютного идеализма.

    Понять и принять действительность в совокупности всей ее противоречивости и конкретности может только разум, который охватывает ее, действительность уже не в понятиях, а в идеях. В идее совпадает дух и материя, мир представлен в тождестве бытия и сознания.  «Идея, - пишет Гегель, - есть истина в себе и для себя, абсолютное единство понятия и объективности Её идеальное содержание есть не что иное, как понятие в определениях. Её реальное содержание есть лишь раскрытие самого понятия в форме внешнего наличного бытия, и, замыкая эту форму (Gestalt – завешенная, целостная форма) в своей идеальности, идея удерживает её в своей власти, сохраняя таким образом себя в ней. Примечание: Дефиниция абсолютного, согласно которой оно есть идея, сама абсолютна, Идея есть истина, ибо истина состоит в соответствии объективности понятию, а не в соответствии внешних предметов моим представлениям; последнее есть лишь правильное представление, которое я, данное лицо, составляю себе. В идее не идёт дело ни об «этом», ни о представлениях, ни о внешних предметах. Но также все действительное, поскольку оно есть истинное, есть идея и обладает своей истинностью посредством и в силу идеи.  …Единичное, взятое для себя, не соответствует своему понятию; эта ограниченность его наличного бытия составляет его конечность и ведёт к его гибели» (том 1, §213).

    Утверждение Гегеля о тождестве духа и материи, сознания и бытия основывается на том, что в правильных философских идеях отражается то, что есть закономерным и всеобщим в вещах и явлениях действительности. Когда Гегелю сделали замечание о том, что система его Абсолютного идеализма противоречит некоторым фактам, он ответил: «Тем хуже для фактов». И в самом деле, так. Факты и явления в природе и в жизни общества или человека, которые не идут в русле всеобщности и закономерности, осуждены на гибель. В этом плане Гегель в своей «Философии права» писал: «Все, что разумно, то действительно, и что действительно, то разумно» (Гегель. Сочинения, том VII, стр. 15-16. См. также «Энциклопедия философских наук», том 1, §6, стр. 89-90). Под разумным он в обоих случаях понимал правильно, философски постигнутую истину.

    Знакомясь с гносеологической концепцией Гегеля можно подумать, что он выдумывает или, другими словами, логически извлекает содержание своих идей. В этом есть доля правды, но только доля. Свои философские идеи Гегель пытался органически связать с объективной и субъективной действительностью. Субъективное и объективное в философии Гегеля выступает в органическом единстве, которое он называет тождественностью. «Идея как единство субъективной и объективной идеи, - пишет он, - есть понятие идеи, для которой идея как таковая есть предмет, объект, объемлющий собой все определения. Это единство есть, следовательно, абсолютная и полная истина, мыслящая самое себя идея, и именно мыслящая себя в качестве мыслящей, логической идеи. Прибавление: Абсолютная идея есть, прежде всего, единство практической и теоретической идеи и, следовательно, вместе с тем единство идеи жизни и идеи познания. В познании перед нами выступала идея в форме различия, и процесс познания, как мы узнали, представляет собой преодоление этого различия и восстановление вышеуказанного единства, которое как таковое и в своей непосредственности  есть ближайшим образом идея жизни. Недостаток жизни состоит в том, что она пока есть только в себе сущая идея; познание, напротив, есть столь же односторонне лишь для себя сущая идея. Единство и истина их обоих есть в себе и для себя сущая, следовательно, абсолютная идея».

    Гегель считал, что только в его философии Абсолютная идея впервые за две с половиною тысяч лет нашла свое тождественное, адекватное своей сути, выражение.. “До этого пункта дошел мировой дух; каждая ступень имеет свою особую форму в истинной системе философии: ничто не потеряно, все принципы сохранены, так последняя философия есть совокупность всех форм. Эта конкретная идея как результат усилий духа сделаться объектом для самого себя, познать самого себя путем самого серьезного труда, продолжавшегося почти две с половиной тысячи лет: столько труда было разуму познать самого себя”.

     

     

    6. Диалектическая логика Гегеля как метод познания и

    изложения содержания философии

     

    В философской системе Гегеля, а значит и в его взглядах на познание, первенствующее место занимает его диалектический метод решения философских проблем. «Метод, - писал он, -  есть не внешняя форма, а душа и понятие содержания, от которого он отличается лишь постольку, поскольку моменты понятия также и в себе самих приходят в своей определенности к тому, чтобы обнаружиться как тотальность понятия», то есть, поскольку помимо метода важны еще и промежуточные результаты, полученные с его помощью (том 1, §243).

    В целом, метод философствования Гегеля строго дедуктивный. Он берёт понятие, категорию, «разворачивает» её таким образом, чтобы из нёе дедуктивным методом  идти дальше и приходить  к новым истинам. У него одни понятия порождают другие более содержательные понятия.  Но здесь перед ним возникает проблема: с чего же такого несомненного и логически доказательного начать, чтобы все последующие строго дедуктивные выводы были достоверно истинными. Очевидно,  для него должно существовать некое первичное понятие, категория, из которой можно было бы последовательно вывести все прочие категории и которая в то же время сама уже не была бы опосредована, определена ничем другим. Такой категорией для Гегеля является бытие. Ни достоверность, ни абсолютная истина и никакие другие подобные «формы» не могут выступать в качестве начала философии, поскольку они предполагают сопоставление чего-то с чем-то другим, в то время как начало должно быть едино и зависеть только от самого себя. Начало не может иметь определений, так как еще нет ничего, через что его можно было бы определить, нет никакого другого. Это полное отсутствие определений, «чистая мысль» — абсолютная абстракция, «совокупность всех реальностей», абстрагирование от всего, с потерей всяческого конкретного, особенного — это и есть то, что понимается под чистым бытием (§86). С чистого бытия, фактически с пустоты (первое же движение мысли обнаруживает, что чистое бытие есть ничто) Гегель начинает движение своего метода, в процессе которого будет последовательно порождено все богатство философской теории и, шире, цветущее многообразие всего универсума.

    Как вам уже известно, дедуктивные умозаключения сужают объём и разбавляют, разжижают, содержание исходных логических посылок. Но у Гегеля все идет наоборот: начиная с пустых, хотя и всеобъемлющих, понятий/категорий содержание философской мысли все более и более обогащается содержанием, истина становится все более и более конкретной. Это достигается благодаря методу диалектической логики, которая, практически, создана Гегелем. Он говорит, что диалектика — это часть (точнее, момент) логики, который заключается в «снятии... конечными определениями самих себя и их переходе в свою противоположность» (§81). В этом качестве диалектика Гегеля противопоставляется рассудочному мышлению, основанному на формальной, аристотелевской, логике, но результаты этого отрицания закрепляются все же спекуляцией; именно спекуляция «постигает единство определений в их противоположности, то утвердительное, которое содержится в их разрешении и переходе» (§82). Несмотря на это, гегелевский метод может быть назван и диалектическим методом, как это обычно и делается, потому что диалектика является ядром спекуляции, тем, что составляет в ней шаг вперед по сравнению с формальной логикой.

    Первоисточник гегелевской диалектики — бытие — абсолютно чисто от каких-либо определений. Однако, оно же в силу свой природы содержит в себе неявно все возможные определения. Выявление, раскрытие отдельных моментов бытия, а затем и тех категорий, которые будут из него получены, полагание этих моментов в качестве самостоятельных понятий составляет движущую пружину гегелевского метода: «Все движение философии как методическое, т.е. необходимое, движение, есть не что иное, как полагание того, что уже содержится в понятии» (§88). Не только любой реально существующий предмет, но и практически любое логическое понятие представляет собой тотальность, то, что может быть адекватно выражено только суммой бесконечного числа определений, и как таковое оно способно, раскрывая свое содержание, самоуглубляясь, породить бесконечное многообразие других понятий.

    Своей Логике, диалектическому методу философствования, Гегель придает четкую систематическую форму, определяя, что порождение понятий должно строится по принципу триады. В каждом предмете выделяются три момента: первый — непосредственное, сплошное единство рассматриваемого объекта (предмет в себе); второй —  объект как сложность, как множество, расчлененность, как рефлексия (предмет для себя); третий — воссозданное единство, в котором не теряются внутренние различия, выявленная истина (предмет в себе и для себя). Каждый из этих моментов (тезис – анализ – синтез) полагается в качестве самостоятельного понятия (предмет в себе),  в процессе «диалектического движения» проходит через результат промежуточного анализа (предмет для себя) и завершается результатом завершающим (предмет в себе и для себя, синтез). Затем этот же предмет в себе и для себя, синтез, полагается предметом в себе (тезисом) и опять подвергается триадическому исследованию и обогащению содержанием.

    В ходе своего исследования Гегель открывает ряд основополагающих принципов (соотношение сущности и явления, формы и содержания, абстрактного и конкретного, необходимости и случайности, возможности и действительности, исторического и логического и другие)  и законов диалектики, среди которых последующей философской мыслью выделили три: 1. Закон единства и борьбы противоположностей; 2. Закон перехода количественных изменений в качественные и наоборот; 3. Закон отрицания отрицания. Гегель показал, что эти принципы и законы действуют во всех сферах действительности: в природе, в обществе и в мысли.

     

    д. Исторические судьбы философии Гегеля

    Гегель был авторитарным человеком в философии. Вокруг него не было ни учеников, ни последователей, ни единомышленников. Философ разрабатывал и распространял свое учение сам. Окружение же верноподданно слушало и неуклонно воспринимало учение своего Мудреца.

    После внезапной смерти Гегеля его почитатели объявили себя его учениками и стражами его философской мысли. Одна часть таких почитателей старалась не только на века законсервировать учение Гегеля, но также полностью приспособить его к будничной жизни Прусской монархии, к христианской религии, отрицанию материализма. Среди таковых были Гинрихс, Габлер, Гершель, Михелет и другие, которые назвали себя старогегельянцами. Заслуга последних состоит в том, что они издали полные собрания произведений Гегеля, включив в них рукописное наследие философа и конспекты прочитанных им лекций. Старогегельянцам противостояли младогегельянцы, которые пытались развить учение Гегеля дальше - к атеизму, революционному демократизму. Среди таковых были известные критики библейского текста и исследователи первоначального христианства (Бруно Бауэр), мифа об Иисусе Христе (Давид Штраус), родоначальники анархизма (Макс Штирнер). К ним также в молодые годы примыкали Людвиг Фейербах, Карл Маркс и Фридрих Энгельс.

    В скором времени гегельянство сошло с арены философской мысли 19 века и в начале 20 века возродилось в искаженном виде под названием неогегельянства, о чем можно авторитено говорить только в отдельном курсе о немецкой классической философии.

     

     

     

     



    Другие новости по теме:

  • Немецкая классическая философия
  • Гуманизм в религии и атеизме
  • Программа курса по Философии
  • Гуманизм в религии и атеизме
  • Фейербах, Маркс, марксизм


    • Комментарии (0):

          Оставить комментарий:

        • Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
          • Ваше Имя:

          • Ваш E-Mail: