Календарь

«    Февраль 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728 



  Популярное





» » Диалектика и синергетика

    Диалектика и синергетика


    Н.В. Поддубный[1]

    ДИАЛЕКТИКА И СИНЕРГЕТИКА – ОНТОЛОГИЧЕСКОЕ
    И ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКОЕ ЕДИНСТВО

    Современный этап науки характеризуется парадигмальными сдвигами, существенным моментом которых является проблема соотношения диалектики и синергетики. Этот вопрос актуален в нескольких аспектах. Во-первых, с возникновением и развитием синергетики ряд ученых перенесли методологическую роль с диалектики на синергетику. Во-вторых, другие отечественные исследователи, как и некоторые западные, стали подвергать сомнению саму методологическую роль диалектики. В-третьих, ученые, отстаивающие прежние позиции диалектики в науке, пытаются найти в синергетике подтверждение, углубление и конкретизацию некоторых положений диалектики. В-четвертых, отдельные ученые, по-видимому, совсем не связывают эти два научных направления.

    В нашей работе обосновывается еще один подход, согласно которому диалектика и синергетика являются двумя взаимосвязанными ветвями единой методологии. Данная точка зрения близка третьей, однако имеет и достаточно существенное отличие, сближающее ее частично со второй. Основанием этой позиции являются развиваемая нами концепция самоорганизации и ее применение к науке как самоорганизующейся системе [1, 2]. Мы в значительной степени согласны с мнением Л.Ф. Матюшонка, который пишет, что сравнение категориального аппарата “старой” диалектики и общих понятий синергетики приводит к выводу о том, что в рамках синергетики складывается своеобразная форма стихийной диалектики, нуждающаяся в тщательном рассмотрении через развитую систему “забываемой” диалектики [3].

    В данной статье мы проведем сопоставление диалектики и синергетики лишь в наиболее существенных аспектах:

    1. Объектом диалектики и синергетики является весь мир во всех его проявлениях.

    2. Предметом диалектики служат всеобщие законы мироздания так же, как предметом синергетики – законы самоорганизации мира.

    3. Диалектика и синергетика рассматривают мир как единое целое, как самоорганизующуюся систему. Единство мира отражено в диалектике в принципе “единство в многообразии”, т.е. в субстанциональной организации материи. В диалектике субстанция выступает основой внутреннего единства и взаимодействия составляющих целое частей. Субстанция, как причина самой себя, является интегральным имманентным качеством целого. Лежащая в основе взаимодействия всех его сторон, она есть “имманентная причинность”, “субъект” взаимодействия. Известно высказывание Ф. Энгельса по этому поводу: “Спинозовское: субстанция есть causa sui – прекрасно выражает взаимодействие...” [4]. Согласно диалектике, с исследования взаимодействия начинается и заканчивается познание.

    Поэтому исходной единицей и категорией анализа в нашем исследовании служило понятие взаимодействия, так как оно предельно абстрактно и в то же время предельно конкретно, имеет всеобщий характер. Ю.А. Жданов подчеркивает, что природе в ее целостности присуще универсальное взаимодействие и задача науки заключается в том, чтобы познать его во всем богатстве форм, многообразии, разносторонности [5]. Взаимодействие включает в себя такие системные понятия, как элемент, структура, цель, информация, энергия, а также исходные диалектические категории – бытие (существование), тождество и различие, движение и покой.

    Но к этому пришло и современное естествознание. В точке начала развития мира, согласно современным космогоническим представлениям, качественное многообразие отсутствовало и единственной формой качества выступало взаимодействие как проявление энергии. П. Дэвис пишет по этому поводу: «С точки зрения “наивного реалиста”, Вселенная представляет собой совокупность объектов. Для специалистов по квантовой физике это подвижная единая ткань, состоящая из всплесков энергии, и ни одна из частей этой “ткани” не существует независимо от целого, а это целое включает и наблюдателя» [6]. Современная физика рассматривает вещество как “запертую” энергию, так как оно возникает и исчезает, но всегда остается энергия.

    Идея взаимодействия элементов является исходной и во всех концепциях самоорганизующихся систем, т.е. в синергетике.

    Но что лежит в основе взаимодействия? Диалектика говорит о противоречии взаимодействующих сторон. Движение, взаимодействие, выступает формой существования материи. В этом философском обобщении заключен глубочайший смысл диалектического противоречия – чтобы сохраняться, нужно изменяться. Сохранение имплицитно содержит в себе изменение, а изменение означает и сохранение. Синтез этих противоположностей в диалектике находит отражение в понятии развития. Так диалектика доказывает неизбежность развития материи. Этот абсолютный диалектический принцип и составляет субстанциональную основу всеобщего закона взаимодействия.

    В развиваемой нами концепции самоорганизации субстанциональной основой взаимодействия элементов системы является системообразующий фактор – то, для чего объединяются элементы в систему. Определение системообразующего фактора позволит объяснить организацию систем, взаимосвязь между ее структурными уровнями, механизмы и логику развития, т.е. реализовать монистический подход к исследованию. Понятие системообразущего фактора будет для нас исходным понятием теории, ее началом. Как отмечает М.С. Орынбеков, пока не обосновано фундаментальное понятие теории, невозможно говорить о теоретическом познании [7]. Поэтому основой является проблема правильного понимания и обоснования исходного принципа теоретического познания. Этот исходный принцип и должен отражать всеобщее основание единства системы, ее субстанцию. Философский анализ и элементарный здравый смысл показывают, что исходной идеей науки, лежащей в основании всех логических построений о мире и его частях, является идея самого существования мира, его самосохранения, или принцип сохранения материи. Эта мысль имплицитно присутствует во всех научных рассуждениях, ибо если нет предмета, то нет и его анализа.

    С точки зрения системного подхода, мир в целом представляет собой метасистему – систему систем и, как замечает Н.Н. Моисеев, любые гипотезы несистемного характера Вселенной непроверяемы в принципе и поэтому должны быть отброшены [8]. Мир как целое, как система имеет предельно всеобщий характер, поэтому имеют место самообоснование и самодетерминация через ее атрибут – движение, которое выступает единственным способом существования мировой системы. Понятие система отражает форму организации существования материи. Следовательно, само существование материи и мира является системообразущим фактором, их субстанцией. Как утверждал еще Спиноза, существование Бога и сущность его – одно и то же [9].

    В.И. Кузнецов, Г.М. Идлис также подчеркивают, что все законы природы, по существу, сводятся к соответствующим законам сохранения, ибо все существующее существует лишь постольку, поскольку оно способно самосохраняться и противостоять внешним воздействиям, направленным на его изменение [10]. Это находит отражение в принципе Ле Шателье-Брауна, согласно которому внешние воздействия, выводящие систему из термодинамического равновесия, вызывают в ней процессы, стремящиеся ослабить результаты этого воздействия. Принцип этот имеет универсальный характер, но различную форму своего проявления на разных уровнях развития материи.

    А.П. Назаретян, рассматривая движущие силы прогрессивной эволюции материи, приходит к выводу: “... необходимую и в основном достаточную предпосылку феноменов самоорганизации составляют два диалектически противоположных фактора: законы сохранения – фундаментальное обобщение современной естественнонаучной теории – и активность материи, раскрытая философской теорией на основе многообразных данных естествознания” [11, с. 53]. Поэтому, считает он, развитие следует выводить не из “стремления к развитию” или “стремления к самоорганизации”, приписываемых материи в качестве самостоятельных атрибутов, а из стремления к сохранению, которое хорошо согласуется с известными естественными зависимостями, четко выделив в проблеме сохранения неравновесный аспект [11, с. 64]. Идея устойчивости форм является центральной и в построении тектологии у А.А. Богданова [12].

    В синергетике аналогом системообразующего фактора выступает определенная область устойчивого состояния самоорганизующейся системы, называемой аттрактором. Так, Е.Н. Князева и С.П. Курдюмов [13] отмечают, что они под аттракторами понимают реальные структуры в пространстве и времени, на которые выходят процессы самоорганизации в открытых нелинейных средах. Структуры аттракторов выглядят как цели эволюции. Аттрактор в самоорганизующихся системах, как пишет Е.Я. Режабек, становится интегрирующим системообразующим фактором [14].

    Большой эмпирический материал и теоретические обобщения отдельных наук подтверждают философские выводы о принципе сохранения материи и демонстрируют многообразие форм его проявления. Следовательно, сущностью системообразующего фактора является стремление системы к максимальной устойчивости, самосохранению. Понятие “стремление” в данном случае имеет телеономический смысл, т.е. отражает направленность системы на конечный результат. Теперь нам остается конкретизировать физический смысл устойчивости, т.е. системообразующего фактора.

    Логика развития науки показывает, что ее общим направлением является объяснение как можно большего количества фактов и явлений одним принципом. Системный подход служит конкретизацией монистического, субстанционального подхода к изучению мира, как системы, поэтому системообразующий фактор мира как системы, должен совпадать с наиболее обобщенным, универсальным энергетическим принципом (законом), принципом организации взаимодействия, т.е. движения, из которого будут выводиться все законы самоорганизующихся систем. Таковым, на наш взгляд, и является экстремальный принцип наименьшего действия, экономии энергии, сформулированный еще Лейбницем и де Мопертюи в физике, а в химии – Ле Шателье, который, по сути, является отражением диалектики взаимодействия двух фундаментальных законов мира – закона сохранения энергии (1-й закон термодинамики) и закона возрастания энтропии (2-й закон термодинамики).

    Универсальность этого принципа заключается в том, что он однозначно отражает характер протекания любого процесса. “После всего того, что нам известно о законах, управляющих процессами в физических системах, мы можем охарактеризовать протекание всякого процесса во всех подробностях, утверждая, что из всех мыслимых процессов, которые переводят систему, находящуюся в определенном состоянии в другое состояние, реализуется тот, для которого интеграл определенной величины, взятый во времени (так называемая функция Лагранжа), имеет минимальное значение. Другими словами, если знать выражение функции Лагранжа, то можно полностью предсказать, как будет протекать процесс в действительности”, – пишет М. Планк [15, с. 33]. Лейбниц и Мопертюи, открыв этот закон, считали, что они нашли реальный признак проявления Высшего Разума, а Планк прямо отождествлял этот закон с Божественным началом: “И в самом деле, принцип наименьшего действия вводит в понятие причинности совершенно новую идею: к Causa efficiens (причине, действие которой простирается из настоящего в будущее и представляющей поздние состояния обусловленными более ранними) добавляется Causa finalis, которая, наоборот, делает будущее, т.е. цель, к которой определенно стремятся, предпосылкой тех процессов, которые приводят к этой цели” [15, с. 34 ]. таким образом, как замечает он, развитие исследований в области теоретической физики исторически привело к формулировке физической причинности, которая обладает явно выраженным телеологическим характером [15]. Основное преимущество принципа наименьшего действия состоит в том, что он не нуждается для своей формулировки в определенной системе отсчета, и в этом и его универсальность.

    С учетом физической конкретизации теперь можно сформулировать сущность системообразующего фактора следующим образом. Системообразующим фактором самоорганизующейся системы является ее стремление к устойчивости, самосохранению, физический смысл которых составляют организация и взаимодействие между ее элементами в соответствии с принципом наименьшего действия, или экономии энергии.

    Таким образом, всеобщий диалектический принцип стремления к разрешению противоречия получает естественнонаучную конкретизацию во всеобщем принципе наименьшего действия. Ведь противоречие между элементами системы выводит ее из состояния равновесия, возбуждает, и ее функционирование происходит с дополнительными затратами энергии, что противоречит системообразующему фактору, принципу экономии энергии, и поэтому система стремится вернуться к состоянию максимальной устойчивости. Следовательно, в этом исходном пункте всякого взаимодействия и источника развития систем диалектика и синергетика имеют единое основание.

    На большом фактическом материале мы показали, что системообразующий фактор, как субстанция, является не только основой взаимодействия и единства всех составляющих систему элементов, источником развития системы, но и определяет все закономерности этого развития [1]. Кроме того, системообразующий фактор определяет и структурно-функциональное единство самоорганизующих систем, которое в синергетике называется фрактальностью. В существующих концепциях синергетики пока еще не выявлены как причины фрактальности, так и конкретная принципиальная, первичная структура организации систем и их элементов. Мы показали, что единая первичная структура всех самоорганизующихся систем определяется системообразующим фактором и имеет трехчленное строение – два взаимодействующих элемента, между которыми находится третий, облегчающий это взаимодействие, выступающий посредником. Эта трехчленность полностью совпадает с диалектической триадой как по форме, так и по своей природе, сущности. Чтобы это пояснить, возвратимся к исходному пункту наших рассуждений – процессу взаимодействия.

    Взаимодействие может иметь место только между элементами, которые хотя бы минимально различаются. Нет различия – нет самих элементов и нет взаимодействия, и наоборот. Основной постулат диалектики гласит: если есть одно, то, значит, должно быть и другое, отличное от него. Так фиксируются различие и, следовательно, элементы, части. Это исходное противоречие, которое и должно быть сведено к минимуму, согласно закону экономии энергии, но которое принципиально неустранимо. В этом состоянии система находится в максимальной устойчивости. Примером может служить модель химических часов Белоусова-Жаботинского. Но поскольку одно и другое отличаются, то, следовательно, они могут быть принципиально сравнимыми, а значит, в них есть и общее. Так фиксируется тождество. А так как о различии и тождестве можно говорить лишь при условии взаимодействия сравниваемых элементов, то единство тождества и различия образует целое, систему. Так фиксируется само движение. Поэтому неизбежность и необходимость диалектического противоречия являются следствием единства принципов целостности и различимости.

    А.Ф. Лосев отмечал, что определение всякого предмета мысли возможно только тогда, когда он четко отграничен от всего иного. Это значит, что предмет всякого определения есть он сам и предполагает свое инобытие, от которого он четко отличается. Возможно это только потому, что между ним и его инобытием проведена граница. Отсюда, по его мнению, неизбежность и абсолютная логическая необходимость основной диалектической триады: бытие, утверждение (тезис), инобытие, отрицание (антитезис), определение, ограниченное бытие, отрицание отрицания (синтез) [16]. Следовательно, диалектическая логика, диалектическая триада, изначальна, отражает целое, систему и его принципиальную первичную структуру и вытекает из самой возможности всякого взаимодействия.

    Для нас существенно понятие границы, которая выступает первым синтезом бытия и небытия, т.е. того, что внутри и вне ее. Граница дает первую возможность деления, различения и взаимодействия. Она выступает посредником между взаимодействующими сторонами, а так как, согласно основному физическому закону, любое взаимодействие должно протекать с минимальной затратой энергии, то граница, как посредник, должна быть катализатором, облегчающим это взаимодействие. Эту роль она может исполнить лишь при условии включенности в ее природу особенностей взаимодействующих сторон, а это и есть диалектический синтез.

    Методологической основой данных рассуждений может служить разработанное в диалектике положение о том, что взаимопереход противоположностей, образующих противоречие, осуществляется с помощью опосредствующего звена, которое и выступает сущностью единства этих противоположностей. Как подчеркнул В.Е. Давидович, восходящая к Гегелю идея о том, что сущность есть опосредствованное бытие, обладает мощной концептуальной силой, задает тон синтетическому ходу мысли. Он отмечает также, что опосредствующее звено выступает как связь различного, в которой каждая сторона противоречия представлена в качестве “своего другого”, и это опосредствующее движение и создает ту диалектическую пульсацию, которая является сущностью конкретного предмета [17]. Данное диалектическое положение в развиваемой нами концепции самоорганизации конкретизируется и уточняется.

    На универсальный характер “связки”, как посредника, третьего звена в любом взаимодействии обратил внимание А.А. Богданов в тектологии и придавал этому большое значение. Он называл это ингрессией, отражающей принцип непрерывности. “Мировая ингрессия, – писал он, – в современной науке выражается как принцип непрерывности. Он определяется различно; тектологическая же его формулировка проста и очевидна: между всякими двумя комплексами вселенной, при достаточном исследовании, устанавливаются промежуточные звенья, вводящие их в одну цепь ингрессии” [18, с. 141-142]. Другие формулировки, по его мнению, могут быть сведены к этой. Указав на всеобщий, универсальный характер посреднического звена во взаимодействии, А.А. Богданов не развил эту мысль, не показал структурного и функционального значения посредника в образовании, функционировании и развитии самоорганизующихся систем. Современная физическая теория доказала, что любое взаимодействие сил осуществляется путем обмена частицами, т.е. одни частицы, взаимодействуя с другими, обмениваются третьими частицами. На этом основано физическое единство материи.

    Таким образом, на границе любого взаимодействия должны возникать структуры, облегчающие это взаимодействие, а эволюция этого взаимодействия и заключается в развитии данных катализаторов, посредников. Яркими примерами этого могут быть возникновение живого на границе взаимодействия планеты Земля и Космоса, появление техники, как посредника во взаимодействии человека и природы, второй сигнальной системы в психике человека, которая также служит посредником взаимоотношений между людьми.

    Следовательно, и в понятии посредника, катализатора, границы мы имеем тождественность смысла диалектического понятия, синтез противоположностей с физическим законом наименьшего действия. Отсюда и тождественность структуры диалектической триады со структурой любой самоорганизующейся системы. В этом проявляется и структурно-функциональное единство мира как самоорганизующейся системы, конкретизируется диалектический принцип единства в многообразии, субстанциональная организация материи.

    При взаимодействии двух элементов системы с помощью третьего (катализатора) имеет место и диалектическое проявление второго закона термодинамики – чтобы высвободить большее количество энергии, необходимо часть энергии связать, сконцентрировать в определенную структуру – катализатор. При этом происходит общее снижение термодинамического потенциала системы из трех элементов за счет рассеивания части энергии при частичном разрушении двух взаимодействующих элементов, и это разрушение будет тем большим, чем больше будет развитие, упорядочивание третьего элемента-катализатора.

    В развиваемой нами концепции самоорганизации роль посредника, катализатора, диалектического синтеза выполняет ядерный элемент системы. Это понятие отражает структурную и функциональную особенности определенной части самоорганизующейся системы (как правило, центральной). Ядро имеют самые различные системы – элементарная частица, атом, молекула, живая клетка, организм в целом, плоды растений, общество, наука, биосфера, Галактика, Вселенная. Можно сказать, что ядро – обязательный атрибут всякой самоорганизующейся системы. “Образование зародышевой формы целостности выступает как процесс собирания элементов вокруг некоторого объединяющего центра или пункта их взаимного опосредования (выделено мной. – Н. П.)”, – пишет Е.Я. Режабек [19]. В других своих работах он прямо использует понятие ядра и периферии [14, 20]. Следует отметить, что не только данный автор употребляет эти понятия. При анализе научных текстов из самых различных областей знания нами было установлено, что в большинстве работ эта терминология имплицитно используется и, как будет показано ниже, это не случайно.

    На ядерно-оболочечное строение многих природных объектов обратил внимание Б.М. Кедров в связи с исследованием механизмов “сцепления” естественных наук между собой [21]. Он придавал этому факту важное методологическое и гносеологическое значение, так как в нем конкретно, а не чисто умозрительно, отражается структурное единство мира. Ядро и оболочка, по его мнению, представляют собой диалектическое единство двух противоположных частей целого.

    Однако, обнаружив и поставив проблему в общем плане, Б.М. Кедров не занимался ее решением, не рассматривал природу данного явления, конкретные диалектические взаимоотношения между ядром и его оболочкой, их эволюционные изменения. Кроме того, он считал, что многие природные системы вообще не имеют ядра (например, многоклеточный организм), а многие в процессе своего развития утрачивают такое строение. Это, естественно, не позволяло ему рассматривать идеальные и общественные системы как носители подобной ядерной структуры.

    Ядро системы есть синтез противоположностей – целого и его частей – и содержит в себе, как всякий синтез, общее этих противоположностей. С одной стороны, ядро всей системы, как ее центральный компонент, имеет общую основу с каждым отдельным элементом системы, так как он потенциально тождествен с ядрами этих элементов, в которых содержится актуально только часть информации о всей системе. Например, половая клетка организма, как ядерный элемент всего организма, потенциально тождественна каждой отдельной клетке организма, так как потенциально тождественны их генофонды. Также руководство всей общественной организации, как ядерный элемент всей системы, потенциально тождественно отдельным ее подразделениям в силу потенциальной тождественности с их руководителями. С другой стороны, ядро системы отражает не только отдельные ее элементы, но и всю систему в целом, существенные особенности ее организации и развития. Поэтому ядро всей системы богаче отдельных ее элементов. Следовательно, ядро самоорганизующейся системы является структурным отражением и естественнонаучной конкретизацией диалектического синтеза части и целого.

    Ядро системы может иметь различные формы в зависимости от природы самой системы. Оно может быть конкретным вещественным элементом (ядро клетки, руководитель организации), “пустым” пространством в вихре воздушной или жидкой массы, мыслью, идеей в теоретической системе, волной и даже виртуальной частицей. Но, какую бы форму не принимало ядро, сущность его остается неизменной.

    сфера является идеальной моделью, к которой стремятся все самоорганизующиеся системы. При такой форме система получает идеальное, максимальное развитие, так как она максимально свободна и ею тратится на разитие максимальное количество энергии. Однако эта форма в действительности трудно достижима, так как она возможна только тогда, когда все элементы собственной симметрии системы совпадают с элементами симметрии среды. В реальной действительности симметрия порождающей среды накладывается на симметрию тела, образующегося в этой среде, и в результате форма тела сохраняет только те элементы своей собственной симметрии, которые совпадают, т.е. синхронизируют с наложенными на него элементами симметрии среды. В этом случае ядро системы может быть смещено от центра, но его природа остается прежней.

    Важным методологическим аспектом проблемы соотношения диалектики и синергетики является вопрос об онтологическом статусе получаемых знаний. Всеобщие законы природы, будучи осознанными человеком, выступают и как законы мышления, логические законы, что и проявляется в тождественности их структуры (диалектическая триада) структуре естественных самоорганизующихся систем. Так, сферность мышления есть выражение системной сущности природы [22]. Очень ярко это проявляется в различных построениях сфероцентрической модели целого мира. Эта модель мира постоянно воспроизводится учеными на протяжении многих веков, начиная с древности. Она является общепризнанной и сейчас. И это не случайно. Действительно, это единственно возможная логически правильная модель, способная удовлетворить одновременно двум условиям – максимальной целостности, связности элементов системы и максимальной экономичности ее структуры, приводящим систему к максимальной устойчивости, физический смысл которой составляет принцип наименьшего действия. Как могут быть соединены все элементы системы между собой наиболее экономным способом? Это возможно лишь тогда, когда система примет форму сферы и будет иметь центр этой сферы.

    Этот центр и является основным связующим элементом системы, т.е. посредником во взаимодействии элементов между собой. Одинаковая удаленность от всех точек сферы олицетворяет одинаковую силу взаимодействия ядра системы со всеми другими элементами, а значит, в максимальной степени уравновешивает эти силы взаимодейсвтия, что приводит систему в максимально устойчивое состояние, т.е. максимально выполняется требование системообразующего фактора. Конечно, элементы системы связаны между собой не только через центр, однако именно на центр приходится наибольшее количество пересечений сил взаимодействия между элементами. Это делает ядро системы наиболее энергетически заряженным элементом, главным местом концентрации энергии системы. Поэтому ядерные силы взаимодействия всегда более сильные, чем силы взаимодействия остальных элементов.

    В силу указанных причин (посредническая функция и высокая энергоемкость) ядро системы является ее главным элементом и имеет специфические свойства. Кроме того, эти же причины делают ядро системы главным элементом и во взаимоотношении ее с внешней средой. Все это определяет и специфическую структуру ядра.

    Данный статус ядерного элемента в целостной системе отражает тот факт, что сущность целого, его субстанция в самоорганизующихся системах опредмечиваются, материализуются в его ядре, и поэтому оно потенциально равно всему целому. Ядро системы выступает организационной, структурной формой проявления субстанции систем. Этот важнейший момент в развиваемой нами концепции самоорганизации в свое время одним из немногих отметил Э.В. Ильенков. Он писал: “... то всеобщее, которое обнаруживает себя именно в особенностях, в индивидуальных характеристиках всех без исключения компонентов целого, существует и само по себе как особенное наряду с другими – производными от него – особенными индивидами. Здесь нет ровно ничего мистического... Генетически понимаемое всеобщее существует, само собой понятно, вовсе не только в эфире абстракции, не только в стихии слова и мысли, его существование вовсе не упраздняет и не умаляет реальности его модификаций, производных и зависимых от него особенных индивидов (выделено мной. – Н. П.)” [23].

    Рассмотренные особенности сфероцентрической модели – максимальные экономность и устойчивость – делают ее универсальной формой существования естественных систем и столь привлекательной для человеческого разума, как высшего уровня развития этих систем.

    Таким образом, сферическая модель является моделью максимально упорядоченной системы. Это модель диалектического принципа монизма, как единства в многообразии, а поэтому она в максимальной степени отвечает и экономии мышления. Поэтому, чем глубже и многостороннее становится знание о мире, тем более целостным, системным оно должно быть, тем в большей степени будет происходить соединение принципов субстанции и развития, отражающего реальную диалектику мироздания и мышления. В середине прошлого века наш соотечественник философ Н.Н. Страхов писал: “Человеческий ум питает постоянно какие-то высокие, неизъяснимые мечты. Он предполагает, что все эти факты, как они ни отрывочны, как ни разнообразны, как ни бесконечны и необъемлемы, что все они когда-нибудь сольются в одно целое, что он обнимет и поймет их так, как будто бы это были бесконечные следствия из одной посылки” [24].

    Механизм развития в диалектике отражен в законе перехода количества в качество и законе отрицания отрицания. В синергетике переход количества в качество конкретизируется в законе фазового перехода при достижении системой состояния наименьшей устойчивости – точки бифуркации. В этой точке противоречие между стремлением системы к максимальной устойчивости и нарушающим эту устойчивость воздействием внешней среды достигает своего пика. Достигнув этого состояния, система переходит в качественно новое состояние устойчивости. Точка бифуркации – это точка концентрации и перехода диалектических противоречий, демонстрации эффективности диалектики. Внимание синергетики к моменту фазового перехода системы – это заслуга синергетики перед диалектикой. В точке бифуркации встречаются случайность и закономерность, имеет место их взаимопревращение. Случайные изменения в самой системе или во внешней среде переводят систему в новое качественное состояние, где случайность уступает место закономерности.

    Действует ли здесь диалектическая триада? Несомненно. Одна часть системы, например общество (тезис), воздействует на другую часть – среду, которая, в свою очередь, под этим действием изменяет свое воздействие на общество (антитезис). Их противоречие разрешается в усовершенствовании, развитии третьего члена системы – посредника, катализатора, ядра (синтез). В данном случае этим ядром-посредником служит техника, орудия труда. Этот диалектический процесс и является сущностью автоколебательного режима существования и развития самоорганизующихся систем, который исследуется в синергетике. При возникновении как внутренних противоречий между элементами системы, так и внешних противоречий системы со средой система начинает движение к своему центру, ядру, т.е. от одной противоположности к другой, где и происходит разрешение противоречия за счет изменения в ядре. Затем начинается движение в обратную сторону – от ядра, и система расширяется. Примером может служить образование вида в биогеоценозе, т.е. арогенез. Кроме того, движение к центру, ядру, сопровождается усилением интеграции системы, а движение от центра – увеличивающейся дифференциацией. Так два диалектически противоположных процесса поддерживают и переходят друг в друга. У нас здесь нет возможности более подробно раскрыть фундаментальную физическую природу этого универсального явления природы.

    В этой пульсации системы, как механизме развития, находит отражение еще один диалектический процесс – увеличение всей системы (площади и объема), а значит, и информации о ней, сопровождается уменьшением величины ядра и уплотнением в нем информации о всей системе. Яркий пример – развитие науки как самоорганизующейся системы. Увеличение объема научных знаний в процессе развития науки сопровождается неуклонной попыткой ученых свести его к одному или нескольким законам, принципам. Возникновение самой синергетики является тому подтверждением. Это возможно благодаря действию здесь еще одной системной, диалектической закономерности. Общий объем системы растет за счет прибавки в массе, вещественности, так как происходит укрупнение элементов, а развитие ядра осуществляется, наоборот, за счет уменьшения вещественности и самих ядерных структур. В науке, например, с ростом эмпирического, чувственного знания все более абстрактным и символическим становится его выражение в объяснительных принципах, составляющих ядро всей системы знаний. Таковыми являются математические формулы.

    Существует и другая форма фазового перехода, демонстрирующая диалектический закон перехода количества в качество. имеется в виду процесс объединения нескольких (количество) самостоятельных систем в единую систему, т.е. действие механизма укрупнения эволюционирующей единицы при сохранении принципиальной структуры. Возникшая новая, более крупная система приобретает и качественно иные свойства. В этом случае объединение происходит также под действием системообразующего фактора – стремления отдельных систем приобрести потерянную устойчивость за счет объединения. важно отметить, что в развиваемой нами концепции самоорганизации такое объединение, укрупнение системы происходит, в первую очередь, на основе ядер отдельных систем, как диалектических синтезов части и целого. Примером может служить объединение нескольких общественных организаций в одну или же укрупнение подразделений одной организации. Такое объединение происходит на основе договоренностей между руководителями этих организаций. В случае укрупнения подразделений одной организации выстраивается иерархическая система, где связь по вертикали также осуществляется посредством руководителей этих подразделений. В диалектике этот процесс укрупнения описывается как ряд последовательных переходов противоположностей – тезис – антитезис – синтез (ядро), который, в свою очередь, становится тезисом (началом) уже другой, более крупной системы, и т.д.

    Если рассматривать науку в целом как самоорганизующуюся систему, то философия несомненно является ядром научной системы. Об этом свидетельствуют многие факты, в которых проявляются свойства ядерного элемента системы.

    Во-первых, ядро любой самоорганизующейся системы является носителем потенциально всей информации о системе, как, например, в половой клетке содержится почти вся информация о фенотипе. Философия перерабатывает и вбирает в себя почти всю информацию всех наук. Она изучает мир в целом, а не отдельные его области и уровни.

    Во-вторых, ядра элементов системы потенциально равны ядру всей системы. Так как философия изучает всеобщие законы, законы диалектики, то они имплицитно входят как философские основания в любые теоретические системы других наук в форме философских категорий и принципов. Они являются универсальной формой движения теоретической мысли. Как замечает В.П. Кохановский, в любой науке есть элементы всеобщего значения, которые и делают всякую науку “прикладной логикой”. В каждой из них “властвует философия”, ибо всеобщее есть всюду, и поэтому философские методы, принципы и категории “пронизывают” науку на каждом из этапов ее развития [25].

    В-третьих, философия, как ядро науки, выполняет функцию самого общего интегратора всех наук, упорядочивающего все имеющиеся знания. Эта функция обеспечивается двумя вышеуказанными особенностями философии. Высокий уровень абстракции философских категорий делает их содержание многогранным, подвижным, способным к установлению многообразных гибких связей, что и является основой их высокой интегративной способности среди понятий других наук.

    В-четвертых, через ядро осуществляется рефлексия системы. Рефлексия является существенным свойством любой самоорганизующейся системы, составляет основу целостности системы и механизма ее функционирования, развития и возникает в момент образования ядра системы. в науке она возникла в Новое время (когда ядро науки – философия – окончательно оформилось) и прошла несколько стадий своего развития: онтологизм, гносеологизм и методологизм [26].

    Высшим, ядерным уровнем рефлексии научного знания является философский. Философский уровень методологии науки выступает как содержательное основание всякого методологического знания, в него в снятом виде включены более низкие уровни. В этом проявляется еще один аспект связи философии, как ядра науки, с отдельными, частными науками, являющимися элементами всей научной системы. Особенность философской методологии заключается в том, что она задает максимально широкий контекст для интерпретации конкретно-научных результатов, раскрывает механизм и логику научного знания, а также решает мировоззренческие проблемы.

    В-пятых, философия, как ядро науки, находится в диалектическом единстве со своей средой, т.е. с частными науками. С одной стороны, философия и частные науки являются противоположными – предметом философии является мир в целом, включая человека, а предметом отдельных наук – только какая-то часть мира или его отдельный аспект, грань. Кроме того, философия вычленяет всеобщее в единичном, осуществляя высший синтез конкретных знаний, и ее знания не сводимы к знаниям отдельных наук. Но, с другой стороны, философия и частные науки составляют единство.

    Исходной предпосылкой служит направленность как философии, так и отдельных наук на объективное познание действительности. Естествознание дает материал для философских обобщений и экспериментально проверяет их. поэтому способность научно-философского мировоззрения к развитию на основе науки и его соответствие естествознанию является одной из гносеологических предпосылок единства философии и частных наук. Таким образом, философия и отдельные науки в целом взаимодополняют друг друга, как ядро и его среда в любой самоорганизующейся системе.

    В-шестых, с развитием ядра системы в нем все больше уменьшается доля вещественности образующих его компонентов. Но философия, как ядро науки, с самого начала своего образования уже состояла из категорий, предельно обобщенных, абстрактных, а поэтому содержащих лишь в минимальной степени чувственный компонент, опыт.

    ядро любой самоорганизующейся системы состоит из двух ветвей. Первая ветвь ядра возникает как способ разрешения противоречия между элементами системы, она есть их диалектический синтез. Однако дальнейшее развитие системы, ее рост приводит к следующему противоречию, уже между первой ветвью ядра и остальными элементами. Так синтез на следующей фазе развития превращается в свою противоположность – новый тезис. Возникшее противоречие разрешается в новом синтезе – образовании второй ветви ядра системы. Вторая ветвь является взаимосвязанной с первой и выступает посредником во взаимодействии первой ветви с остальными элементами системы, она есть их диалектический синтез, включающий особенности обеих сторон. Поэтому вторая ветвь ядра в процессе своего развития постепенно начинает занимать доминирующее положение по сравнению с первой. И в случае объединения с другой системой, т.е. при образовании укрупненной эволюционирующей единицы, это объединение происходит именно на базе второй ветви ядра. Начинает развиваться новая диалектическая триада, в которой вторая ветвь, как синтез, превращается, переходит в свою противоположность – в новый тезис. Образование второй ветви в ядре системы является признаком ее зрелости, целостности, законченности. Следовательно, на пути к зрелости, целостности, гармоничности самоорганизующаяся система проходит два этапа диалектического синтеза.

    Ярким примером двойственного строения ядра является генный аппарат живой клетки – две взаимосвязанные нити ДНК. Характерно, что в первичной, простейшей живой клетке ядро состояло сначала лишь из одной нити, и только в процессе усложнения всей системы сформировалась вторая нить. В общественной системе роль ядра выполняет руководство государством, которое также имеет двойственное строение – законодательную и исполнительную ветви. Во взаимодействии общества и его природной среды роль второй ветви играют орудия труда, которые являются синтезом его психических особенностей и особенностей среды и которые постепенно начинают доминировать над интеллектуальными возможностями человека. Таким образом, человек, создавая орудия труда, формирует на матрице своих интеллектуальных способностей вторую, доминирующую ветвь в своем взаимоотношении со средой.

    Как и в любой самоорганизующейся системе, в развитии ядра научной системы неизбежно формировалась вторая ветвь. Наряду с философским осмыслением мира развивалось и естественнонаучное обобщение сущности мироздания, которое находило свое отражение в формировании научной картины мира.

    как пишут В.С. Степин и Л.Ф. Кузнецова, научная картина мира всегда опирается на определенные философские принципы, но сами по себе они еще не дают научной картины мира, не заменяют ее. Эта картина формируется внутри науки путем обобщения и синтеза важнейших научных достижений, философские же принципы целенаправляют этот процесс синтеза и обосновывают полученные в нем результаты [27]. Философия генерирует категориальные матрицы, необходимые для научного исследования, до того, как последнее начинает осваивать соответствующие типы объектов. Развивая свои категории, подчеркивают В.С. Степин и Л.Ф. Кузнецова, философия тем самым готовит для естествознания и социальных наук своеобразную предварительную программу их будущего понятийного аппарата.

    Однако поскольку влияние философии на науку является опосредованным, то очень актуальной, по мнению В.П. Кохановского, становится проблема адекватной “стыковки” философских и специально-научных представлений, “перевода” первых во вторые [25]. Поэтому современная научная картина мира, как теоретическая модель, имеющая в своем основании развиваемую теорию самоорганизующихся систем, выступает взаимосвязанно, взаимодополнительно к философским теориям мироздания. Она является посредником между предельно абстрактным философским построением и всем массивом конкретно-научных данных, она – их диалектический синтез.

    Следуя изложенной нами логике развития самоорганизующихся систем, можно предположить, что с дальнейшим развитием синергетика все в большей степени будет занимать важное положение в методологии познания, в выполнении синтезирующей роли в науке, поскольку она является посредником, синтезом философии и отдельных, частных наук. Характерно высказывание самих ученых о том, что синергетика выступает своеобразной натурфилософией компьютерной эры [28]. «Многие физики по-прежнему не представляют, – пишет И. Пригожин, – что физика может взять Вселенную в качестве своего объекта и, рассматривая проблему “Большого взрыва”, отважно погрузиться в область, до сих пор бывшую полем религиозных и философских спекуляций, а именно – в “космогонию”. Однако развитие физики в подобном неожиданном направлении представляется неизбежным» [29]. Но еще в 20-х годах нашего столетия А.А. Богданов указывал на то, что диалектика является предтечей тектологии (синергетики в современной терминологии. – Н.П.), но по мере своего развития тектология должна сделать философию излишней, так как уже с самого начала стоит над нею, соединяя с ее универсальностью научный и практический характер [18]. В пользу этого утверждения он приводит сопоставление диалектической триады с триадическим организационным [12]. На наш взгляд, это крайняя позиция в отношении диалектики.

    Для синергетики характерны точность, простота и универсальность. Диалектика отличается от нее только первым параметром. Однако, как отмечают С.П. Капица, С.П. Курдюмов и Г.Г. Малинецкий, синергетика не обязана заменять диалектику [28]. Да это и невозможно, поскольку диалектика и синергетика имеют как общее начало – понятие числа, так и общий предел – синергетика в своем предельном развитии приходит к тем же философским проблемам начала и предела развития мира и диалектическим способам их решения. Так, А.Н. Павленко отмечает эпистемологический сдвиг в современном познании – например, физика пришла к исходным философским проблемам “первопричины” и ”первоначала” на строго научной форме, и опыт начинает пониматься как опыт преимущественно теоретический, т.е. не выходящий за сферу разумного рассмотрения [30]. В этой связи глубокий смысл слов А.Ф. Лосева о том, что диалектика есть абсолютный эмпиризм, ставший абсолютной мыслью, находит убедительное подтверждение. Диалектика, согласно А.Ф. Лосеву, является скелетом жизни, и поэтому она есть и абсолютный эмпиризм, и абсолютный рационализм, и истину ее можно понять, если взять эти два противоречивых утверждения синтетически, как нечто одно. “В этом и только в этом, – пишет он, – и заключается жизненность диалектики” [31].

    Отмеченная тенденция современной науки связана еще с одной ее особенностью, в которой также наблюдается взаимодополнительность диалектики и синергетики. Мы имеем в виду многовариантность в развитии современной науки, когда одновременно детально разрабатывается много альтернативных концепций, причем довольно часто одним и тем же автором. Это явление также носит закономерный характер для определенного этапа развития науки. Оно отражает зрелый период в развитии системы и означает наступление момента потенциальной тождественности всех составляющих систему самоорганизующихся элементов. По достижении этого этапа система приобретает максимальную устойчивость, так как имеет максимальные адаптивные возможности – каждый элемент системы может преобразоваться в любой другой и дать начало развития новой системы. Это этап реализации древнего философского принципа “все во всем”. Причем данный этап в развитии самоорганизующейся системы есть диалектический синтез двух противоположных этапов – первоначального (где все элементы, только что объединившиеся в систему, еще имеют равный статус) и этапа, противоположного первоначальному, когда система достигла в своем развитии максимальной иерархизированности и дифференцированности. Синтез этот – этап подвижного, динамического сочетания рядоположенности и соподчинения элементов системы, т.е., выражаясь физическим языком, этап максимального взаимопревращения энергии. С точки зрения научной методологии, это означает синтез плюрализма, вседозволенности, по П. Фейерабенду [32], и диалектического монизма.

    Современная наука пришла к выводу о существовании микро-макросимметрии, т.е. тождественности Мира в целом со своими составляющими – элементарная частица равна всей Вселенной! Только философские и физико-математические абстракции, оторванность от конкретного субстрата, могли позволить сделать такой вывод как в древности, так и сейчас. И только синергетика, как наука о самоорганизующихся системах, может наполнить этот древний философский принцип конкретным содержанием. По сути, это чисто синергетический принцип, что еще раз подтверждает роль синергетики в современной науке.

    Может ли наука пойти дальше этого принципа? Нет, не может, так как он является предельным выражением принципа наименьшего действия и системообразующего фактора в науке. Принцип “все во всем” – это логическое завершение, совершенство принципа наименьшего действия в человеческом разуме, так как “все во всем” отражает максимально возможный порядок и максимально возможную устойчивость системы знаний, а значит, максимальное отражение системообразующего фактора. Это предельно абстрактный и внутренне непротиворечивый принцип, а потому и предельно самодостаточный. Поэтому наполнением этого предельно абстрактного принципа вполне конкретным содержанием и должно заканчиваться построение целостной, зрелой научной системы знаний. Это под силу только развивающейся синергетике, и в этом ее исторический смысл не только в науке, но и во всей культуре.

    Таким образом, синергетика является конкретизацией диалектики и возникла как вторая ветвь в ядре научного познания. Синергетика взаимосвязана с диалектикой и выступает посредником между всеобщими диалектическими законами и конкретно-научным знанием. Это находит отражение в объединении традиционных категорий диалектики и синергетических понятий (таких, например, как “материя–система”, “целое–система”, “часть–элемент”, “форма–структура”, “содержание–функция”, “разнообразие–информация”, “возможность–вероятность” и др.). Субстанциональное понятие, объединяющее диалектику и синергетику, есть понятие энергии. Синергетические понятия позволяют осуществлять не только качественный, но и количественный переход от философских категорий к конкретно-научным.

     

    ЛИТЕРАТУРА

     

    1. Поддубный Н.В. Системный подход и психология // Науч. ведомости БГУ. 1997. № 1. С. 80-92.

    2. Он же. Наука как самоорганизующаяся система // Науч. тр. преподавателей и аспирантов. Белгород, 1998. Вып. 3. С. 4-12.

    3. Матюшонок Л.Ф. Научная диалектика на пороге XXI в. // Материалы Второго Российского философского конгресса. Екатеринбург, 1999. Т. 1. Ч. 2. С. 28.

    4. Энгельс Ф. Диалектика природы. М., 1969. С. 199.

    5. Жданов Ю.А. Значение трудов Ф. Энгельса для развития материалистической диалектики // История марксистской диалектики. М., 1971. С. 413.

    6. Девис П. Суперсила. М., 1989. С. 56.

    7. Орынбеков М.С. Субстанция как внутреннее единство развивающихся целостных систем // Развитие как регулятивный принцип. Ростов н/Д, 1991. С. 73.

    8. Моисеев Н.Н. Универсальный эволюционизм. (Позиция и следствия) // Вопросы философии. 1991. № 3. С. 6.

    9. Спиноза. Избранные произведения. Ростов н/Д, 1998. С. 348.

    10. Кузнецов В.И., Идлис Г.М., Гутина В.Н. Естествознание. М., 1996. С. 37.

    11. Назаретян А.П. Интеллект во Вселенной. М., 1991.

    12. Богданов А.А. Тектология. Кн. 2. М., 1989. С. 29, 267-271.

    13. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем. М., 1994. С. 39.

    14. Режабек Е.Я. Перспективы эволюционизма с позиций синергетики // Научная мысль Кавказа. 1995. № 4. С. 47.

    15. Планк М. Религия и естествознание // Вопросы философии. 1990. № 8.

    16. Лосев А.Ф. Хаос и структура. М., 1997. С. 111.

    17. Давидович В.Е. В зеркале философии. Ростов н/Д, 1997. С. 247-248.

    18. Богданов А.А. Тектология. Кн. 1. М., 1989.

    19. Режабек Е.Я. Капитализм: проблема самоорганизации. Ростов н/Д, 1993. С. 72.

    20. Он же. Когнитивная бифуркация и современность // Научная мысль Кавказа. 1997. № 3. С. 24.

    21. Кедров Б.М. Классификация наук. М., 1985. С. 353-361.

    22. Поддубный Н.В. Сферность мышления как выражение системной сущности природы // Ильенковские чтения. Междунар. науч. конф. 18-20 февр. 1999 г. М., 1999. С. 236-240.

    23. Ильенков Э.В. Диалектическая логика. М., 1974. С. 256-257.

    24. Страхов Н.Н. О методе наук наблюдаемых // О методе естественных наук и значении их в общем образовании. СПб., 1985. С. 7.

    25. Кохановский В.П. Философия и методология науки. Ростов н/Д, 1999. С. 206-207.

    26. Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. М., 1978. С. 7-9, 271.

    27. Степин В.С., Кузнецова Л.Ф. Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации. М., 1994. С. 25.

    28. Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. М., 1997. С. 13, 60.

    29. Пригожин И. Переоткрытие времени // Вопросы философии. 1989. № 8. С. 17.

    30. Исторические типы рациональности. М., 1997. Т. 1. С. 323-328.

    31. Лосев А.Ф. Философия имени. М., 1990. С. 30.

    32. Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986.

    7 сентября 1999 г.

     



    Поддубный Николай Васильевич – кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Белгородского государственного университета.



    Другие новости по теме:

  • Диалектика и м етафизика. Материал к лекции
  • Идея Бога в религии. Монография.
  • Идея Бога в религии
  • Гносеологические проблемы в постпозитивизме
  • О философии марксизма-ленинизма


    • Комментарии (0):

          Оставить комментарий:

        • Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
          • Ваше Имя:

          • Ваш E-Mail: