Календарь

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 



  Популярное





» » » Идея Боьга 12

    Идея Боьга 12

    21-06-2009 04:34 - duluman - Религия » Бог | Просмотров:

    ОТ ВЕРЫ В ДУХОВ К ВЕРЕ В ЕДИНОГО БОГА

     

    В начале было олицетворение

    Олицетворение первобытным человеком явлений объективного и субъективного мира явилось первой формой представления человека о сверхъестественном. Вот почему Ф. Энгельс говорил: “Именно это стремление к олицетворению и создало повсюду богов” 1

    Олицетворенные предметы и явления первобытный человек подвергал моральной оценке. Благоприятные из них считались добрыми, неблагоприятные – злыми.

    117

    Ряд явлений, которые в одном отношении были благоприятными, а в другом – неблагоприятными, так и представлялись двойственными: и добрыми и злыми одновременно. Главное, чего ждал от них первобытный человек, это чтобы хорошее в олицетворенных явлениях и предметах обильнее проявляло себя, злое – воздерживалось от действий.

    Следует учесть, что не все из олицетворенного человеком попадает в разряд религиозного. Ведь олицетворение дало начало искусству, художественному освоению действительности. В область религии отходили только те продукты духовной деятельности человека, в которых получали свое олицетворение силы, господствующие над людьми в их повседневной жизни; силы, перед которыми человек чувствовал свою беспомощность, испытывал страх, зависел от них 2 . Именно благодаря такому олицетворению в сознании первобытного человека впервые возникли представления о сверхъестественных существах.

    Со сверхъестественными существами человек пытался наладить связи, как с себе подобными. Он их упрашивал, задабривал, угрожал им. Один из европейских путешественников был свидетелем того, как вождь североамериканского племени, испугавшись внезапной ночной грозы, встал и начал предлагать грому табаку, чтобы этим заставить его умолкнуть 3 .

     

    Равноправные духи-боги

    С развитием социально-экономической жизни и обогащением опыта человек убеждается, что явления природы на самом деле и не живые и не личные. Но, не зная сущности этих явлений, он представил себе, что ими управляют какие-то неведомые, таинственные силы, существа. Они со временем и начали называться добрыми или злыми духами.

    В вере в духа можно ясно видеть остаток олицетворения явлений объективного и субъективного мира. Так, у многих народов общие понятия и представления о предметах, явлениях и боги (духи) этих явлений назывались одним и тем же словом. Следовательно, раньше они и представлялись одним и тем же. Л. Я. Штернберг, описывая религию гиляков, свидетельствует: “Гкляк называет вселенную курн, но этим же словом он обозначает понятие личного человекоподобного бога. Словом паль он обозначает гору и бога – “хозяина” горы, словом толь – море и бога моря” 4 .

    118

    Или возьмем для примера религию древних римлян. По словам английского историка Дж. Мэрфи, “Веста у римлян была не только духом – хранителем очага, но и самим огнем, горящим в очаге; Янус оказывался не просто духом порога, охраняющим дверь, – он был самим порогом, самой дверью; Юпитер осмысливался не только как дух неба, обнаруживающийся в молнии, но и сама молния” 5 . Подобно этому и у древних славян Трясовица– это и один из видов лихорадки и одновременно один из духов лихорадки; злыдни – и духи бедности и сама бедность и тому подобное 6 .

    Поскольку первобытный человек смотрел на мир открытыми глазами ребенка, то мир в его сознании играл всеми своими красками, всем многообразием своих качеств. Мир казался человеку нагромождением огромного количества самых разнообразных и неизвестных предметов и явлений. Человек воспринимал множественность мира, но еще не усматривал в этой множественности единства. Эта множественность переносилась и на сверхъестественное. За каждым отдельным явлением тогда предполагался отдельный дух. Исследователь религиозных верований австралийцев английский ученый Олд-фильд писал: “Число страшных, хотя и нелюбимых сверхъестественных существ, которых они признают, крайне велико; не только небо населено ими, но и вся поверхность земли кишит сверхъестественными существами: каждый лесочек, большинство водопоев, все скалистые места заполнены ими. Так само всякое естественное явление считается делом духов...” 7 Подобно этому гвинейские негры тоже считали, что в скалах, в дуплах деревьев, в горах, реках, в лесах, пещерах – возде живут добрые и злые духи 8 .

    Духов человек тогда представлял себе хотя и особенными существами, такими, что их видит не каждый, но вполне конкретными, материальными, имеющими свое определенное “тело”. Так, духа леса – лесовика древние славяне рисовали себе в виде старого деда, своим внешним видом напоминавшего старое корявое дерево; духа зимы – в виде крепкого, тепло одетого старика с красным носом; духа воды – водяного – в виде толстого, одутловатого человека с длинным косматым чубом; полу-денницу – в виде старой женщины с растрепанными рыжими косами в красном платье и т.п.

    119

    Особенность этих духов – в отличие от последующих представлений о богах – заключалась в том, что их считали не творцами, а просто хозяевами тех или иных предметов и явлений. Лесовой, домовой, например, не создавали леса, дома, а только жили и хозяйничали в них. Если исчезал лес, дом, вместе с ними исчезали и лесовик, домовой. В пересохшей реке водяной больше не жил.

    Все духи, как и олицетворяемые ими предметы и явления, по представлению первобытных людей существовали один рядом с другим. И в этой обособленности они были друг другу равны. Представление о равенстве духов отображало не только ступень состояния и развития человеческого познания того времени. Оно являлось и своеобразным отображением состояния первобытного общества, в котором все члены общества были равны между собой. Между духами, как и между людьми, могли быть тогда только более сильные или более слабые, но не главенствующие и подчиненные.

     

    Расслоение в мире духов

    Только с началом расслоения первобытнообщинного строя начинается расслоение и в сонмище духов. Более сильные духи “захватывают” власть над более слабыми. Более сильному духу уже подчиняются не только то или иное явление, предмет, но и другие духи. Количество духов вообще не сокращается, изменяется лишь соотношение между ними: есть уже духи главенствующие и духи подчиненные.

    Объединение многих родов в одно племя-фратрию на равноправных началах нашло свое отображение и в религиозном мировоззрении. В это время существует вера во многих равноправных главных духов-богов, у которых находится в подчинении множество мелких. Наряду с этим каждое племя, а иногда и род имеют своего особого бога-патрона, который признается за бога и другими племенами (родами), но считается всеми за покровителя именно данного племени (рода).

    120

    Для примера можно указать хотя бы на древнеславянскую религию периода существования племен, которые объединились на равноправных началах. Их состоянию полностью соответствовала вера в равноправных именитых богов: Перуна – бога грома, Сварога – бога небесного свода, Даждьбога – бога Солнца, Стрибога – бога ветра и т. д.

     

    Боги   виновники и творцы

    В период разложения первобытнообщинного строя и перехода к классовому обществу начинает изменяться и понятие о сущности богов. И в этом отношении важную роль сыграло дальнейшее развитие человеческой практики и в соответствии с ней познания мира.

    Разложение первобытнообщинного строя происходило в условиях, когда человек стал настоящим творцом и созидателем, преобразователем природы. И связано это с переходом людей к земледелию и скотоводству. Если ранее, на стадии охоты и рыболовства, человек был кочевником, зависящим от миграции животных, то с переходом к земледелию и скотоводству он приобрел возможность осваивать и преобразовывать значительные территории – выкорчевывать и выжигать лес, распахивать поля, покорять течение рек и приспосабливать орошаемые ими долины для посевов хлеба и т. д.

    Только с переходом к земледелию складываются большие союзы племен, способных к компактному заселению тех или иных территорий, их эксплуатации и переделке. Люди переходят к оседлому образу жизни. Они заселяют долины великих рек – Нила, Тигра и Евфрата, Аму-Дарьи, Инда и Ганга, Хуанхэ, долины Греции и Италии, плоскогорья Малой Азии и Армении, равнины Африки и Причерноморья.

    А это означает, что только на данном этапе человек, объединив усилия тысяч и тысяч людей, оказывается способным на равных бороться с силами природы и выходить из этой борьбы победителем. Человек строит каналы, меняет течение рек, сооружает города и храмы, зернохранилища и причалы, он научается обрабатывать глину и плавить металлы, ткать и прясть, считать и наблюдать за движением небесных светил. Потрясенный наглядной картиной своих собственных творческих возможностей, человек этой поры, необычайно расширивший

    121

    свой кругозор и способность к абстрактному мышлению, все чаще задает себе вопрос о сущности всех вещей, о том, что такое “мир вообще”. Зарождаются зачатки элементарного теоретического отношения к действительности.

    Для примера можно привести рассказ члена родового общества – зулуса. “Двенадцать лет тому назад, – рассказывает о себе туземец, – я пошел однажды пасти свой скот. Погода была пасмурная. Я сел на скалу и стал задавать себе грустные вопросы; да, грустные, потому, что я не в силах был ответить на них. Кто касался звезд своими руками? На каких столбах они держатся? Я спрашивал себя также: воды никогда не устают, у них нет другого дела, как течь не переставая от утра до ночи и от ночи до утра; но где же они останавливаются, и кто заставляет их течь таким образом? Облака тоже приходят и уходят и изливаются водою на землю. Откуда они приходят? Кто посылает их? Конечно, не колдуны посылают нам дождь; как могут они сделать это? И почему я никогда не вижу своими глазами, как они поднимаются на небо, чтобы добыть его? Я не могу видеть и ветра. Но что же он такое? Кто несет его, заставляет его дуть, реветь и пугать нас? Разве я знаю также, как растет хлеб? Вчера у меня в поле не было ни былинки; сегодня я пришел туда и нашел их уже несколько. Кто мог дать земле мудрость и силу, чтобы произвести это? И я закрыл лицо руками” 9 .

    Постановка вопроса о причинах всех вещей не могла не привести человека того времени к идее начала и конца мира, к идее его творения во времени и пространстве. По аналогии со своей собственной творческой деятельностью виновниками возникновения мира человек объявил богов.

    Переход к представлению о богах как создателях и творцах всего происходящего был логически подготовлен всем предшествующим периодом развития идеи бога. Первоначально, как мы уже видели, дикарь объяснял неизвестные ему явления, предметы по аналогии с собой, путем олицетворения. На данном же этапе развития познания олицетворенные явления и предметы (духи, боги) принимались уже как известные. Вот существованием этих “известных” духов, богов и объяснялись все различные “почему?”, “зачем?”, “кем?”, “для чего?”. Так богам начали приписывать новое качество: они теперь стали не только хозяевами, но и творцами явлений и предметов.

    122

    Выше мы уже говорили о тех социальных причинах, которые способствовали дифференциации богов на старших и младших, господствующих и подчиненных. Но параллельно с социальными причинами подобной дифференциации способствовали и причины гносеологические. Одной из первых постигнутых человеком объективных связей было уразумение сущности соотношения единичного, особенного и всеобщего. В области религии этот процесс нашел свое превратное отображение в том, что богов отдельных деревьев начали считать подчиненными богу леса, а бог леса в свою очередь подчинялся богу растительности вообще.

    Важным моментом в развитии человечества было возникновение имущественного неравенства, классов и классового общества. Этот этап свидетельствовал о значительном развитии производительных сил и накоплении материальных богатств. Но он был одновременно и тем этапом, на котором религия окончательно утвердилась в сознании людей, заняла господствующее положение в обществе. Причиной этого в первую очередь было бессилие человека перед социальным неравенством и эксплуатацией. Как ранее в борьбе с природой, так и теперь в обществе человек оказывается неспособным к научному познанию господствующих над ним законов. “Гнет религии над человеком, – писал В. И. Ленин, – есть лишь продукт и отражение экономического гнета внутри общества” 10 .

     

    Боги – представители общественных сил

    Представление людей классового общества о богах значительно отличается от представлений людей общества первобытного. К прежнему богу, олицетворявшему стихийные силы и явления природы, добавляется и олицетворение явлений общественной жизни. Касаясь вопроса об эволюции идеи бога, Энгельс писал: “В начале истории объектами этого (религиозного. – .Е. Д.) отражения являются прежде всего силы природы... Но вскоре, наряду с силами природы, вступают в действие

    123

    также и общественные силы, – силы, которые противостоят человеку в качестве столь же чуждых и первоначально столь же необъяснимых для него, как и силы природы, и подобно последним господствуют над ним с той же кажущейся естественной необходимостью. Фантастические образы, в которых первоначально отражались только таинственные силы природы, приобретают теперь также и общественные атрибуты и становятся представителями исторических сил” 11 . Так, славянский бог Перун в новых условиях становится одновременно и богом войны; египетский бог растительности Озирис становится и богом династии фараонов и т. п. Наряду с этим появляются боги, которые ведают только общественными явлениями, иными словами, явления общественной жизни получают свое отдельное олицетворение. Так, в греческом пантеоне появляются богини судеб мойры, нити которых не в состоянии разорвать даже грозный Зевс-громовержец; крылатая Ника олицетворяла победу, Арес стал богом войны и т. д.

     

    Образы богов

    Разные народы представляли себе богов по-разному. Единственное, что было присуще всем богам, это олицетворение: люди представляли их живыми существами, мыслящими, свободно действующими по своему усмотрению. Форма же богов могла быть самой неожиданной. Бог, по представлению одних, мог иметь вид какого-либо животного (египетский бог Апис имел форму быка), либо странное (по-видимому, связанное со старыми тотемными представлениями) сочетание различных животных и человека (бог Гор с головой собаки, богиня Тиамат – крылатое животное), либо вообще принимать причудливые формы, как у североамериканских индейцев, изображавших богов с помощью столбов. Словом, возникнув в результате олицетворения сил и явлений природы, боги “при дальнейшей эволюции проходят у различных народов через самые разнообразные и пестрые олицетворения” 12 .

    124

    К периоду расцвета рабовладения большинство народов начинает изображать своих богов по образу и подобию человека; боги, таким образом, приобретают не только антронопатичеекие, но и антропоморфные черты, В классической форме этот процесс отображен в древнегреческой и древнеримской религии. Человек этого периода осознал, что именно он является наиболее совершенным существом в наблюдаемой им действительности. Свое человеческое совершенство верующие начали приписывать и богу. Уподобляя себе бога, человек и себя начал уподоблять богу. Последнее выразилось в том, что почти во всех религиях существуют легенды, что антропоморфные боги создают людей по своему образу и подобию.

     

    От политеизма к монотеизму

    В классовое общество человечество приходит с верой во многих богов-духов. Это была политеистическая религия. Политеистическая религия каждого народа исповедовала веру во многих богов, но не отрицала существования других богов других народов. Боги каждого народа или племени признавались хозяевами в границах обитания своих приверженцев. Вне этих пределов их власть прекращалась, там владычествовали боги других народов.

    С дальнейшим развитием человеческого познания политеистические боги гносеологически изживают себя, вера в них становится гносеологически невозможной.

    Дело в том, что, как мы уже говорили, первобытный человек познавал мир в его конкретно-чувственном многообразии. Эта особенность его познания и стала гносеологической основой политеизма.

    Ко времени расцвета рабовладельческого строя человек продвинулся дальше в освоении действительности. Развитие его абстрагирующей способности привело к проблеме единства.

    Свидетельством быстрого развития логического познания является зарождение в это время философской мысли. И именно представители философской мысли наиболее ярко проиллюстрировали не только появление нового этапа в человеческом познании действительности, но и его первоначальные шаги. Одной из главных задач философской мысли древней Греции было выяснение вопроса: что единое лежит в основе мироздания? Ответ на поставленный вопрос первые философы давали различный, причем он носил поначалу значительные следы конкретно-чувственного мышления. Единым, лежащим в основе всего существующего провозглашались то вода, то воздух, то огонь...

    125

    Поиски единой основы существующей действительности не могли не повлиять на религиозное учение о боге. Ведь политеистическая религия провозглашала богов и причиной и основой действительности. Много богов и единая основа всего существующего явно потиворечили друг другу. Вот почему именно в это время среди различных критических высказываний по адресу религии встречается убедительнейшая логическая критика политеизма.

    Одним из первых критиковал политеизм богов древнегреческий философ и рапсод VI в. до нашей эры Ксенофан. Его критика была связана с критикой антропоморфизма и антропопатизма богов существующих религий. В антропоморфном и антропопатическом изображении богов Ксенофан видел свидетельство того, что эти боги созданы человеком по своему образу и подобию. “Смертные думают, – писал он, – будто боги имеют одежду, голос и телесные образы, как и они” 13 . Какие верующие, такие и их боги: “Эфиопы говорят, что их боги курносы и черны, фракияне же представляют своих богов голубоглазыми и рыжеватыми”. “Если бы, – делает по аналогии заключение Ксенофан, – быки и львы имели руки, чтобы, подобно людям, создавать произведения искусства, то они стали бы изображать богов и придавать им такие же формы тел, какими обладают сами” 14 . Священные рассказы Гомера и Гесиода, говорит Ксенофан, вызывают не уважение, а презрение к богам: “Все, что есть у людей бесчестного и позорного, приписали богам Гомер и Гесиод: воровство, прелюбодеяния и взаимный обман” 15 .

    Идеи Ксенофана свидетельствуют о дальнейшем движении вперед человеческой мысли, пытавшейся найти объективные причины существования мира и человеческого сознания. Они и сегодня – в арсенале материализма и атеизма. Но сам Ксенофан не выступал против религии и богов вообще. Он с некоторой непоследовательностью и сильным пантеистическим уклоном предлагал более утонченную религию и идею бога. По свидетельству Аристотеля и Симплиция, Ксенофан называл богом единое, вечное, несотворенное и неуничтожимое начало: “Воззревши на небо в его целости, он заявляет, что единое, вот что такое бог”; “Всеединое Ксенофан называл богом” 16 .

    126

    Как видим, политеизм и антропоморфизм богов начал себя гносеологически изживать в первую очередь в философски мыслящем сознании. Жрецы и философы-идеалисты – эти верные слуги эксплуататорских классов – взамен разрушающейся идеи политеистических и антропоморфных богов начали создавать идею монотеистического и абстрактного бога. Поль Лафарг считает, что идея абстрактного и монотеистического бога в истории европейской мысли была впервые подсказана философией Анаксагора и на протяжении целых столетий жила только в сознании отдельных мыслителей  17 . Действительно, идея монотеистического бога, прежде чем стать достоянием рядовых верующих, официально пропагандироваться религией, созрела (на целые столетия раньше) в головах философов, богословов и жрецов.

    Фридрих Энгельс неоднократно подчеркивал значение философских идей и абстракций – в их вульгаризован-ной форме – для формирования монотеистического учения религий, в частности религии христианской. “... греческая вульгарная философия, – писал Энгельс, – вела к учению о едином боге”..,  18 Именно философской мыслью и были впервые созданы монотеистические идеи. Вот почему Энгельс называл “монотеистическую вульгарную философию”  19 , “просвещенный монотеизм позднейшей греческой философии”  20 идейными предшественниками христианской монотеистической религии. В “Анти-Дюринге” Энгельс называет монотеизм “последним продуктом греческой вульгарной философии”  21 .

    В создании идеи монотеистического абстрактного бога превратно отобразилась постоянно развивающаяся абстрагирующая способность человека, его способность воспринимать окружающий мир единым всеохватывающим взглядом. Вполне понятно, что расширение охвата воспринимаемых явлений (как и соответствующий этому процессу переход от политеизма к монотеизму) происходило постепенно, имело свою внутреннюю логику. Первоначальные боги, по словам Энгельса, “в ходе дальнейшего развития религии принимали все более и более облик вне-мировых сил, пока в результате процесса абстрагирования – я чуть было не сказал: процесса дистилляции, – совершенно естественного в ходе умственного развития,

    127

    в головах людей не возникло, наконец, из многих более или менее ограниченных и ограничивающих друг друга богов представление о едином, исключительном боге монотеистических религии” 22 .

    Мы только что рассматривали гносеологические причины происхождения монотеизма. Но эти причины создавали только возможность появления религии с идеей монотеистического бога. Лишь социально-экономические причины превратили эту возможность в действительность. Среди этих причин главнейшей является создание крупных рабовладельческих государств, во главе которых стоял единый правитель, деспот, монарх. Энгельс упрекал Фейербаха, который, говоря о порождении монотеизма спецификой человеческого сознания, “не нашел нужным сказать о том, что единый бог никогда не мог бы появиться без единого царя, что единство бога, контролирующего многочисленные явления природы, объединяющего враждебные друг другу силы природы, есть лишь отражение единого восточного деспота, который по видимости или действительно объединяет людей с враждебными, сталкивающимися интересами” 23 .

    В крупных рабовладельческих государствах впервые создаются все условия для возникновения монотеистического бога. Не случайно именно в них мы впервые встречаемся с попыткой введения веры в одного бога. Такие попытки предпринимались господствующей верхушкой в Египетском государстве фараоном Эхиатоном, в Персидском – Дарием и Ксерксом, в Римской империи в I IV вв. нашей эры целым рядом императоров. В восточной рабовладельческой деспотии религия с ее верой в единого бога наиболее отвечала социально-экономическим условиям и в первую очередь интересам господствующего класса.

    Логичность перехода от политеизма к монотеизму исторически выразилась в том, что между этими формами религии стоял так называемый генотеизм. Генотеизм – это такая переходная от политеизма к монотеизму форма религии, которая хотя еще и пропагандирует веру во многих богов, но одного из этих богов считает владыкой, главой небесного пантеона, а других – подчиненными главному богу: его детьми, женами, родственниками, слугами. Именно в форме гекотизма существуют религии во всех великих рабовладельческих государствах.

    128

    Так, главой египетского пантеона периода Нового царства провозглашается бог Амон-Ра, вавилонского – бог Мардук, греческого – Зевс, римского – Юпитер и так далее. Из-за сложившихся исторических условий генотизм не везде смог дойти до своего логического конца – монотеизма. Генотизм только наглядно выразил историческую тенденцию развития идеи бога.

    Мы вкратце рассмотрели общий процесс становления веры в одного бога. В каждой из существующих ныне монотеистических религий (иудаизме, христианстве, исламе) этот процесс имел, конечно, свои особенности. Но общее развитие идеи в каждой религии шло по вышеизложенному общему руслу. В качестве примера рассмотрим историю развития веры в единого бога Яхве-Иегову – бога иудейской, а потом и христианской религии.

     

    Яхве и другие боги иудаизма

    В XV в. до нашей эры евреи находились в условиях патриархально-общинного строя. Они жили тогда небольшими разобщенными племенами в Аравийской пустыне и занимались пастушеством. Евреи этого периода верили в существование многих богов и духов.

    Многобожие сохранялось еще долгое время после консолидации древнееврейских племен в долинах Ханаана. Признавая всех богов своих единоплеменников, каждое отдельное племя верило в то, что из существующих богов ему покровительствует какой-то один, которого это племя поэтому больше всего почитало. Так, племени, которое уже в библейской трактовке называется коленом Иуды, покровительствовал бог Яхве, имеющий вид льва. У других племен покровителями были тоже зооморфные боги. Да и назывались они именами животных: Иаков – бык, Лия – корова, Рахиль – овца, Иосиф – теленок и т. д.

    По мнению верующих евреев-пастухов, боги жили так же, как и люди. Все племенные боги были прежде всего равными между собой, они часто спорили друг с другом, дрались и мирились. Каждый бог племени, как и само племя пастухов, имел свой участок владения и давал обещание не вмешиваться во владения других богов. Боги-мужчины имели жен (женой бога Яхве признавалась богиня Анат), детей. В Библии сохранился рассказ этого периода о том, что сыны бога Яхве “увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал” 24 .

    129

    В библейской книге Второзаконие (на еврейском языке) сохранился фрагмент, который свидетельствует, что евреи когда-то признавали бога Яхве не только одним из равных, но и меньшим некоторых других богов. В 32 главе Второзакония говорится, что Яхве подчинялся общенациональному богу Эльону. “Когда Эльон – читаем мы в иудейской Библии, – давал уделы народам и рассеял сынов человеческих, тогда дал области племенам по числу богов, тогда Иаков получил наследственный удел Яхве”. “Так Яхве один водил его и не было с ним чужого бога” 25 .

    Евреи в рассматриваемый период признавали существование не только многих национальных богов, но и богов – покровителей чужих народов. Об этом также свидетельствует Библия. Так, по свидетельству книги Судей, во время спора с аморрейским царем евреи говорили ему: “Не владеешь ли ты тем, что дал тебе Хамос, бог твой? И мы владеем всем тем, что дал нам в наследие Яхве (в русском тексте: Господь.– Е. Д.) бог наш”  26 .

    В X столетии до нашей эры сильное племя Иуды объединило вокруг себя всех евреев в единое рабовладельческое государство. Это способствовало возвышению культа бога Яхве – племенного бога Иуды. Политеистическая религия евреев переходит в форму генотизма. Яхве в это время называют мелеком, т. е. царем небес, его уподобляют земному владыке государства 27 .

    Иудейская Библия до сих пор носит на себе следы древнего генотизма. Так, в псалмах мы и сейчас читаем: “Ибо Яхве (в русском переводе: Господь. – Е. Д.) есть бог великий и царь великий над всеми богами”. “Ибо велик Яхве (Господь. – Е. Д.) и достославен, страшен он больше всех богов”. “Поклонитесь перед ним все боги” 28 .

    Со временем богу Яхве постепенно начинают приписывать выполнение функций других богов. Яхве начинает ревновать, когда его обходят.

    130

    Так, когда царь Охо-зия, по свидетельству Библии, обратился к богу Веельзе-вулу, Яхве обиделся: “Так говорит господь, – читаем мы в 1-й главе 4-й книги Царств, – за то, что ты посылал послов вопрошать Веельзевула, божество Аккаронское, как будто в Израиле нет бога, чтобы вопрошать о слове его, – с постели, на которую ты лег, не сойдешь с нее, но умрешь”. Позднее на Яхве вместе с функциями других богов начали переносить и их имена. Так, в еврейской Библии бога и сейчас называют по-разному. Наиболее часто – 6027 раз – его называют словом элохим (дословно “боги”), Яхве – 1823 раза  29 . Наряду с этим его называют Адонай, Шаддай, Эльон и другими именами. Все другие племенные боги были провозглашены любимцами Яхве, а потом просто предками того или иного отдельного еврейского племени. В последней функции эти племенные боги (Иаков, Лия, Рахиль...) выступают в современной редакции Библии.

    Превращение Яхве в единого всевластного бога неба и земли происходило постепенно, на протяжении многих веков. Даже в V столетии до нашей эры евреи почитали не менее 50 различных богов.

    Длительное время иудейские жрецы насаждали среди верующих евреев веру в одного бога Яхве, не отвергая существования богов других на



    Другие новости по теме:

  • Идея Бога13
  • А Бог - что такое
  • Идея Бога10
  • Идея Бога 11
  • Идея Бога в религии. Монография.


    • Комментарии (0):

          Оставить комментарий:

        • Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
          • Ваше Имя:

          • Ваш E-Mail: