Календарь

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 



  Популярное





» » » Процессы обезьян

    Процессы обезьян


     

     

    В периодическом прощении грехов на исповеди

    вижу вредный обман, только поощряющий безнравственность

    и уничтожающий опасение перед согрешением.

    Л.Н. Толстой

     

    Спартак Калита

     

    «Обезьяньи процессы» вчера и сегодня

     

    Прошел почти год со времени суда по курьезному иску Кирилла Шрайбера и его дочери Марии к Министерству образования РФ за нарушение прав человека путем "безальтернативного навязывания теории Дарвина". Процесс был затеян с целями бесконечно далекими как от науки, сеющей свет истины, так и от религии, призванной спасти наши грешные души. Изначально это была циничная постмодернистская акция во вкусе Пелевина или Бегбедера. Ее организатор, друг семьи Шрайберов Антон Вуйма, признавался: "Для саморекламы приходится проводить демонстрационные акции, которые соответствуют концепции черного PR. Так называемый "заказ без заказа".

    На стороне истца засветились позорящий звание выпускника МФТИ Сергей Вертьянов, автор безграмотного учебника "Общая биология" для 10-11-х классов "с преподаванием биологии на православной основе" (и клевещущий на своего "учителя" академика Юрия Алтухова, директора Института общей генетики, умершего в 2006 году, якобы одобрившего перед смертью его бредни), и доктор биологических наук Валерий Слезин, завлаб Психоневрологического института им. В.М.Бехтерева, прославившийся великим открытием "молитвенного бодрствования", "четвертого функционального состояния мозга" (вдобавок к быстрому и медленному сну и обычному бодрствованию). Верующих ученых в России немало, и они, как правило, способны понять, что естественные науки, в том числе биология, по определению не занимаются изучением ничего сверхъестественного. Независимо от того, существует это сверхъестественное или не существует и имеет ли смысл вообще рассуждать об этом.

    А вот свидетель обвинения священник Артемий Скрипник, в отличие от двух вышеупомянутых псевдоученых, повел себя аккуратнее и достойнее, под формальным предлогом уклонившись от высказывания позиции Русской православной церкви по отношению к теории эволюции. Правда, никакой официальной позиции Московский патриархат и не занимает. Православные богословы XX века вообще, как правило, обходили вопрос происхождения человека стороной. Или отвечали уклончиво, за исключением, пожалуй, лишь Серафима Роуза, выросшего в американской протестантской семье (успевшего побывать в годы духовных исканий и буддистом), перешедшего в православие и перенесшего на православную почву агрессивное мракобесие американских экстремистов-протестантов, "истинных" христиан, не признающих никаких уступок "безбожной" науке. В то время как энциклика римского папы Пия XII "Humani generis" ("О человеческом роде") уже в 1950 году не просто одобряла, но даже рекомендовала изучать эволюционную теорию "в той мере, в какой исследования говорят о происхождении человеческого тела из уже существовавшей живой материи, но придерживаться того, что души непосредственно созданы Богом".

    Несомненно, главе Русской православной церкви надо брать пример со своих римских коллег, а не делать заявлений вроде: "Никакого вреда не будет школьнику, если он будет знать библейское учение о происхождении мира; а если кто хочет считать, что он произошел от обезьяны, - пусть так считает, но не навязывает это другим". Конечно, никакого вреда не будет школьнику, если он будет информирован о каком угодно мифе. Дети вообще любят сказки (хотя вред в этом могут увидеть некоторые взрослые, которым не нравится, что дети приучаются врать). Это, в конце концов, не изготовление бомб, ядов и наркотиков в домашних условиях, чему вряд ли стоит учить на уроках химии (хотя это наверняка повысит интерес к предмету и успеваемость). "Навязывать" же "другим" научные факты в школе, увы, придется ровно в той же мере, в какой изучать науки вообще. Не больше и не меньше.

    Но даже если отнестись к истории, описанной в книге Бытия, не только с антропологическим любопытством, но и со священным трепетом... Ответ патриарха явно подразумевает, что прекрасное библейское учение несовместимо с происхождением человека от уродливой обезьяны. Что ставит религиозных биологов, которых не так уж мало, перед необходимостью либо выбирать между профессией и мировоззрением, либо совмещать несовместимое в единственной голове. Александр Мень, православный мыслитель куда более авторитетный, чем Алексий II, называл агрессивную реакцию некоторых христиан на эволюционную теорию обывательским недоразумением, вызванным "незаслуженным презрением к обезьянам". "И, по мне, шматина глины не знатней орангутана", - как писал Алексей (Константинович) Толстой.

    Нынешний римский папа Бенедикт XVI недавно выпустил книгу, в которой отвергает буквальную трактовку Шестоднева, равно как и теорию "разумного плана" (об этом ниже), называя себя сторонником "теистической эволюции" - ничем, впрочем, не отличающейся от современной научной эволюции, кроме декларативного признания того, что она происходит по воле Бога.

    Патриарх также призывал к преподаванию религии в школе: "Введение такого предмета не может быть нарушением принципа светскости, зафиксированного в Конституции". Нобелевский лауреат Виталий Гинзбург, в последние годы известный своими атеистическими проповедями, возражал: "Преподавание религии, закона божьего, чего-то такого в школах абсолютно недопустимо. Другое дело, если в школе будет история религии. У нас светское государство, и в школе нельзя иметь что-то религиозное". Прежде чем попытаться разрешить спор в чью-либо сторону, если это вообще возможно на таком уровне полемики, надо толком разобраться, о чем вообще идет речь.

    "Что-то религиозное" - это очень расплывчато. Например, самые светские законы о семье глубоко укоренены в религиозных традициях, и противники гомосексуальных браков куда чаще ссылаются на легенды о Содоме и Гоморре, чем на противоестественность таких союзов, невозможность иметь совместных детей и прочую светскую "нерациональность", - даже когда речь идет всего лишь о гражданском ритуале, а не о венчании. С другой стороны, современные христиане отнюдь не одобряют многоженство, рабство и жертвоприношения животных, которые с удовольствием практиковали самые добродетельные персонажи Священного Писания. В 1985 году Верховный суд Канады даже признал, что законодательное объявление воскресенья всеобщим выходным днем является неконституционной попыткой навязать всей нации религиозный закон. Хотя понятно, что даже с формальной отменой такого, может быть не слишком удачно сформулированного, закона воскресенье все равно фактически останется выходным днем. И поделать с этим нехристиане, даже если у них вдруг возникнет такое странное желание, все равно ничего не могут. При этом канадская Конституция основана на "принципах, признающих верховенство Бога", как открытым текстом говорится в ее преамбуле. То есть Канада явно не самое параноидально светское государство в мире.

    Да, в РФ ничего подобного нет. И вообще, формально российская Конституция, наряду с французской, - одна из наиболее светских в Европе, так как помимо стандартных деклараций о свободе совести в ней вообще не упоминается никакая религия. Но действительно ли эта безупречная светскость подразумевает то, что в школе нельзя иметь "что-то религиозное"?

    Их опыт

    Этот вопрос надо решать не ссылками на юридические абстракции (особенно, увы, в отсутствие в стране независимой судебной власти), а в сравнении с реальной образовательной политикой разных более или менее сходных с Россией государств.

    Начнем с той же Франции. С 1905 года здесь действует закон о разделении церкви и государства, наверное, самый радикальный в мире на тот момент, запрещающий правительству признавать или финансировать любую религию под каким бы то ни было видом. Все храмы, построенные к тому моменту за государственный счет, были национализированы, но переданы верующим в бессрочное пользование, при условии, что они будут использоваться только как религиозные учреждения. Исламисты тем не менее считают это антиконституционным субсидированием христианства, так как мечетей, освобожденных от налогов по тому же принципу, во Франции нет.

    Ссылаться на свою религиозность среди французских политиков тоже не принято, даже среди ультраправых, в отличие, например, от крупных соседей по ЕС - Германии и Италии, в каждой из которых действуют крупнейшие центристские христианские партии. Но в то же время, несмотря на уникальный провозглашенный принцип "лаисите", означающий полное невмешательство церкви и государства в дела друг друга, деньги налогоплательщиков могут тратиться на школы, открытые церквями, - при условии, если они руководствуются теми же программами, что и государственные школы, и ни под каким видом не дискриминируют учеников-иноверцев и не заставляют их насильно посещать религиозные занятия!

    Любопытно, что в регионе Эльзас-Мозель, который был потерян во время франко-прусской войны 1870-1871 годов, в 1905-м принадлежал Германии и был возвращен только после победы в Первой мировой войне, сохранилась система времен немецкой оккупации, давно по понятным причинам отсутствующая в самой Германии, - так называемый Конкордат, предусматривающий государственные субсидии католикам, лютеранам, реформистам и иудеям и государственное обучение этим религиям детей. Священники при этом получают зарплату от государства, а епископы утверждаются президентом республики по предложению римского папы. Это, пожалуй, самая теократическая территория Западной Европы на территории самой светской страны (не считая, конечно, самого Ватикана). Причем основное возмущение недовольных эльзасцев вызывают не чрезмерные архаичные привилегии клерикалам, а наоборот - исключение из Конкордата всех остальных религиозных общин помимо вышеупомянутых четырех.

    В самой же Германии такой системы, конечно, давно не существует, но корпоративные традиции времен второй империи остаются сильны. Церкви и другие крупные, устойчивые и лояльные религиозные организации могут получить официальный статус "корпорации" и собирать с помощью государства на свои нужды церковный налог. Обучение религии, согласно Конституции, организуется государством; учителя готовятся в государственных университетах, а само школьное преподавание контролируется местной церковной общиной. Родители (или сами ученики по достижении 14-летнего возраста) могут отказаться от посещения религиозных занятий; правда, большинство федеральных земель требует их замены на курсы этики и философии. Существует и небольшое число собственно религиозных школ, отчитывающихся только перед церквями, но получающих большую часть своего финансирования (до 90%) от государства.

    В 1997 году в Германии разразился нетипичный для Европы (и совершенно немыслимый во Франции) скандал "американского" типа. Федеральный конституционный суд отменил закон земли Баварии (где очень сильны позиции католичества), который требовал вешать распятие во всех школьных аудиториях, как неконституционный. Бавария заменила этот закон на тот же самый с единственной поправкой, что недовольные родители всегда могут потребовать снять крест со стены. Снять никто с тех пор не потребовал - сутяжников-скандалистов, жаждущих сомнительной славы, не нашлось, а всерьез недовольным явно лучше покинуть Баварию, чем ругаться с соседями из-за символических мелочей. Так или иначе, но блюстители Конституции успокоились и больше не придирались.

    Исламская (главным образом турецкая) иммиграция в Германию породила дискуссию о необходимости обучения исламу для детей мусульманских семей, но аморфная и автономная организационная структура мусульманских общин препятствует организации необходимой по закону единой признанной программы. Среди немцев распространено убеждение, что ислам - хотя и законная, но все-таки нелояльная к немецкой Конституции религия, проповедующая, в частности, неравноправие мужчин и женщин и потому права на образовательные субсидии не заслуживающая. Более прагматичные их соотечественники считают, что повсеместная организация государственных немецкоязычных школ с обучением Корану дает как раз возможность цивилизовать новое поколение мусульман. Иначе они пойдут в турецкоязычные и арабоязычные экстремистские подпольные школы, что может привести к непредсказуемым последствиям. Так или иначе, до сих пор лишь Берлинская исламская федерация была признана религиозной общиной по очень либеральным столичным законам, получив возможность организовывать исламские классы в государственных школах Берлина со значительным числом учащихся-турок.

    В общем, именно поощрение "правильного" религиозного образования, при котором религия гарантированно будет "знать свое место", в Германии считается залогом должного разделения церкви и государства, а отнюдь не полное устранение от религиозных дел, что, с важными оговорками и исключениями, декларирует Франция. Сходная система действует в Австрии, даже более цветуще-сложная, опирающаяся на многовековые мультикультурные традиции империи Габсбургов. Австрия имеет 12 официальных религий: 9 христианских деноминаций, иудаизм, буддизм и ислам. Даже мормоны учатся за государственный счет. Безуспешно добиваются аналогичного статуса "репрессируемые" сайентологи и свидетели Иеговы.

    Пожалуй, особенно интересен для нас опыт Греции - до недавнего времени единственной православной страны ЕС (до вхождения Румынии и Болгарии), также являющейся единственной страной Европы, конституционно запрещающей прозелитизм (попытки обращения верующих - не только православных - в другие религии). Подобные запреты существуют, помимо Греции, только в исламских странах. Это привело к осуждению Греции Европейским судом по правам человека за недостаток религиозной свободы. В то время как сами греки считают такой запрет мерой, как раз укрепляющей свободу исповедания собственной религии в отсутствие пропаганды чужих верований. 98% населения Греции считают себя православными - больше, чем процент католиков в Польше, занимающей второе место в Европе по преобладанию какой-либо религии. Конституция признает Греческую Православную веру господствующей в стране. В правительстве Греции существует уникальное на Западе единое министерство образования и религии, платящее зарплату богословам и священникам и финансирующее ремонт церковных зданий. Для службы в специальных частях Армии Эллады принадлежность к греко-православной вере обязательна. Недавно в Греции за святотатство была запрещена книга Хадерера "Жизнь Иисуса", где богочеловек изображен хипповатым кровосмесителем, а сам автор был приговорен к тюремному заключению (с отсрочкой исполнения); однако вскоре приговор был отменен и издание вновь разрешено. Афины остаются единственной крупной европейской столицей, где десятки тысяч проживающих там мусульман не имеют ни одной мечети. В целом Грецию можно назвать единственным государством Европы, где церковь не отделена от государства даже в самом широком смысле.

    А вот Соединенные Штаты Америки, наверное, являются страной с самым парадоксальным отношением к религии на Западе, и здесь стоит разобраться поподробнее. Первые поселения европейцев в Северной Америке были основаны колонистами, спасавшимися от религиозного преследования в странах своего рождения. Но искали они отнюдь не свободы вероисповедания, а теократии для своей религии. И, во многом чтобы продолжать успешно противостоять подобным, реакционным даже по европейским меркам поползновениям, Конституция США 1791 года включила в себя радикально прогрессивные меры. Хотя первая часть первой поправки, впервые названная в 1802 году Томасом Джефферсоном "принципом отделения церкви от государства", звучит довольно умеренно: "Конгресс не должен издавать законов, учреждающих религию или ограничивающих свободное исповедание таковой". Но благодаря специфике американской юридической культуры возобладала точка зрения, что правительство не может принимать решения не только в пользу какой-либо религии, но даже в пользу всех религий сразу, ущемляя нерелигиозных граждан.

    Например, государство не может финансировать даже нерелигиозные проекты, которые хотя бы в самой малой части финансируются также и церквями, что является серьезной преградой на пути государственной благотворительности в США (помимо общего недоверия к социальной инженерии и превалирующему убеждению, что налогоплательщики не должны содержать богадельни).

    Федеральная конституция не упоминает образование ни в каком контексте. Школами управляют отдельные штаты, и их конституции, как правило, требуют финансирования школ и дают гарантии среднего образования всем детям. Прямого влияния на школьное образование федеральное правительство не имеет, хотя в последние годы косвенное влияние растет - через распределение федеральных денег. Первая государственная школа в Северной Америке появилась еще в 1643 году в Массачусетской колонии - за 150 лет до основания США. Но еще в 1840 году большая часть американских школ оставались частными. Массачусетская модель усилиями Горация Манна, первого главы департамента образования Массачусетса, очень быстро распространилась по всем США. К 1870 году уже все штаты гарантировали бесплатное элементарное (8-летнее) образование. Религиозное обучение в американских государственных школах строго запрещено - за исключением преподавания с нейтральной академической точки зрения. Частично это может быть объяснено попытками преодолеть чрезмерное влияние протестантизма в государственных школах на начальном этапе - когда даже в официальные школьные учебники попадали нападки на католиков и евреев, приведшие к их массовому исходу и учреждению альтернативных частных католических и еврейских школ. До сих пор 1 ребенок из 12 в США посещает частные религиозные школы (большая часть из которых - католические). По мнению же протестантов-консерваторов, все эти слишком радикальные в сравнении с остальными светскими западными странами антирелигиозные меры как раз грубо нарушают первую поправку и ограничивают свободное исповедание, позволяя учителям-атеистам злоупотреблять своей властью, навязывая антирелигиозные взгляды.

    С другой стороны, Верховный суд не видел нарушений, например, в надписи "Мы полагаемся на Бога" на американских банкнотах, в том, что конгресс начинает свои сессии с совместной молитвы, или в том, что в 1954 году, после первых поражений в холодной войне c коммунистическими безбожниками, в общенациональную клятву верности вошло выражение "один народ под Богом". Все это считается проявлением "несущественного церемониального деизма" А вот таблицы с десятью заповедями в судах были недавно сочтены неконституционными.

    Как же выглядит современная Россия на этом разнообразном фоне? До 1917 года Православная церковь была фактически учреждением Российской империи, управляемым Святейшим синодом - подобием министерства религии. В 1990 году Советский Союз официально перестал быть атеистическим государством. В 1997-м официально на территории России насчитали только четыре религии, признаваемые советским правительством и до 1985 года. Помимо православия это еще иудаизм, ислам и буддизм, то есть доминирующие религии некоторых коренных (с оговорками) национальностей. Как мы видим из вышеприведенного обзора, в этой ограничительной мере нет ничего из ряда вон выходящего для современного светского государства.

    Сергей Мамонтов, автор школьного учебника, оскорбившего Машу Шрайбер, удивлялся: "Мне бы и в голову не пришло, что в XXI веке в России может возникнуть новый "обезьяний процесс"!" Ну, подобные процессы происходят в США до сих пор, о последнем из них мы поговорим чуть ниже, а сейчас вернемся к хрестоматийному "обезьяньему процессу" - что он из себя представлял и какие выводы можно из него сделать спустя более чем 80 лет?

    "Обезьяньи процессы" в истории

    Затерта до дыр поговорка о том, что история повторяется два раза: первый - в виде трагедии, второй - в виде фарса. Что же из себя представлял старый "обезьяний процесс"? В советских учебниках истории он давался без особых подробностей, но пропаганда подразумевала, что осуждение мужественного школьного учителя Скопса, осмелившегося нести свет знания об эволюции, было трагедией. Хотя наказание было небольшим (штраф сто долларов, заплаченный покровителями страдальца) - но факт надругательства над научной истиной со стороны религиозных фанатиков был налицо. Правильнее его назвать более качественным и организованным фарсом, чем дело Шрайбер, к которому в равной степени приложили руку и прогрессивные, и реакционные деятели.

    Все началось с того, что религиозно озабоченный теннесийский законодатель Джон Батлер внес в легислатуру штата законопроект о том, что в университетах и государственных школах штата Теннеси следует запретить преподавать "любую теорию, отрицающую историю божественного творения в том виде, в котором оно изложено в Библии, и учить вместо этого, что человек произошел от низших животных." Любопытно, что человек при этом все-таки как бы подразумевается животным, хотя и высшим.

    Обучение естественным наукам в государственных школах Теннеси велось на таком низком уровне, что ни законодатели, ни публика не обратили внимания на то, что обязательный учебник биологии, утвержденный властями штата, одобрял теорию Дарвина. Закон был принят подавляющим большинством и поддержан обеими партиями. Губернатор выразил недоумение, что законодатели занимаются ерундой, но подписал закон, высказав предположение, что он никогда не будет применен.

    Однако основанный за несколько лет до этого Американский союз гражданских свобод с радостью схватился за возможность проверить на прочность судебную систему страны и предложил любому школьному учителю Теннеси, попытавшемуся учить эволюцию, деньги на адвокатов в случае привлечения к суду по этому вздорному закону. Поначалу никакого отклика предложение не имело.

    Шахтовладелец Джордж Рапплейя предложил группе местных капиталистов небольшого городка Дейтон откликнуться на призыв и прославить безвестный городок Дейтон на всю страну громким судебным процессом, сделав рекламу в том числе и их бизнесам. После того, как они в принципе согласились, он предложил своему другу, 24-летнему Джону Скопсу, юристу по образованию и школьному тренеру по американскому футболу, которого иногда просили посидеть с непослушными детьми вместо директора на уроках естественных наук, попреподавать теорию эволюции или по крайней мере найти учеников, которые его в этом обвинят. Скопс поначалу не понял, чего от него хотят, - биологии он не знал и никакой теории эволюции преподавать не мог в принципе, но потом увлекся и согласился.

    По его просьбе несколько учеников обвинили учителя в том, что он действительно преподавал эволюцию, и дело был заведено. Так как в разоблачении этих лжесвидетельств не были заинтересованы ни судья, ни защита, ни обвинение, во время процесса оно так и не всплыло.

    Трехкратный кандидат в президенты от демократической партии и бывший госсекретарь США Уильям Брайан, один из инициаторов закона Батлера, вызвался быть одним из обвинителей. Кстати, Брайан, участник "прогрессивного" христианского движения, считал эволюционное учение реакционным, из которого следуют идеи превосходства белой расы, правомерность преступных евгенических экспериментов и прочие мерзости "социального дарвинизма".

    Главным защитником Скопса был Клеренс Дарроу, наверное, самый знаменитый адвокат США в то время, активист-агностик. Сначала команда адвокатов хотела сосредоточиться на том, что закон Батлера нарушил академическую свободу - право учителя учить истине по своему разумению - и потому неконституционен. Но Дарроу, который взялся за дело прежде всего из желания поупражняться в саркастическом красноречии по адресу простодушного фундаменталиста Брайана, сосредоточился на тезисе, что эволюционное учение никак не может противоречить Библии, поскольку буквально понимать Книгу Бытия - абсурдно.

    Дарроу спрашивал Брайана, действительно ли Ева сделана из Адамова ребра, откуда взялась жена Каина (Брайан ответил, что пусть агностики гоняются за ней) и т.д. Брайан же пытался отвечать патриотическими шутками, что американцы произошли даже не от американских обезьян, но от обезьян Старого Света.

    Процесс вышел веселый и действительно привлек внимание всей страны, в течение недели занимая первые полосы основных газет; это был также первый американский судебный процесс, транслировавшийся по общенациональному радио. Особенно резвился знаменитый американский юморист Менкен из Балтимор Сан (который, собственно, и придумал формулировку "Обезьяний процесс"), вдоволь наиздевавшийся над идиотизмом захолустных южан, которые явно были не рады, что ввязались в такую "рекламную кампанию".

    Все аргументы защиты судья признал неуместными (независимо от Библии и эволюции есть закон, он явно нарушен, и не о чем говорить) и потому автоматически признал Скопса виновным и присудил ему штраф. Только во время апелляции был использован традиционный в таких делах аргумент с отсылкой к первой поправке и принципу отделения государства от церкви (закон Батлера неконституционно дает привилегии христианам - определенной религиозной группе, что неконституционно). Апелляционный суд это отверг, так как эксперты якобы изучали мнения многих католиков, евреев и протестантов, и никто не счел, что запрет на преподавание эволюции ущемляет его как приверженца определенной религии.

    Судебное решение было все-таки отменено из-за мелкого технического нарушения, но дело тем не менее не отправлено на доследование, а закрыто - с забавной формулировкой, что продолжение этого дурацкого процесса унижает достоинство великого штата Теннеси. Представители власти Теннеси выбрали явно не самый лучший способ прекратить выглядеть дураками. Адвокаты Скопса, скорее, довольные предыдущим поражением, были очень недовольны такой "победой", внезапно оборвавшей пути для продолжения просветительского скандала.

    В 1967 году штат Теннеси отменил акт Батлера, и в 1968-м Верховный суд США задним числом признал, что запрет на преподавание эволюции нарушает-таки первую поправку. Только Миссисипи и Арканзас последовали вслед за Теннеси, приняв в свое время подобные же дикие законы, которые тоже были отменены на волне борьбы за гражданские права на Юге в 60-е. Охотников повторить подвиг Скопса там не нашлось, хотя поиски предпринимались.

    Сам юрист по образованию, Скопс по просьбе защиты в течение всего процесса не открывал рта, чтобы случайно не признаться, что он не понимает, о чем идет речь. По этой же причине он потом отказался от очень выгодного предложения прочитать серию лекций об эволюции, хотя у него уже было много времени подготовиться и выучить все, что надо.

    Было ли это фарсом или нет - судите сами. В любом случае, это дела давно минувших дней. Однако подобные тяжбы продолжаются в США и сегодня.

    В 1987 году, после очередной неудачи в Верховном суде попытки уравнять креационизм и дарвинизм, фундаменталисты решили наконец поработать над ошибками и уцепиться за "подсказку", представленную в судебном решении: "Преподавание множества научных теорий о происхождении жизни допустимо, если это предпринимается со светской целью повышения эффективности научного образования".

    Одиозная буквалистская интерпретация Библии была заменена на более хитрое оружие - предположение, что изменение видов со временем происходит (ладно, кости динозавров закопал не дьявол, а они действительно являются останками живших миллионы лет назад вымерших существ), но без сверхъестественного вмешательства, более или менее частого. Во всяком случае, оно никак не должно исключаться, - естественно со светской целью не ограничивать себя узкими рамками материалистического мировоззрения. Непонятно, что в этой гипотезе христианского, помимо существования Творца, который периодически делает, что хочет, но, видимо, ребята настолько увлеклись борьбой с дарвинизмом, что не мытьем, так катаньем решили свергнуть его незаслуженную "монополию", даже поступившись своими собственными священными принципами. И даже впопыхах не заметили, что, согласно "разумному плану", человек точно так же должен произойти от обезьяны, как и согласно дарвинизму - а ведь изначально вся бодяга была затеяна для того, чтобы опровергнуть лишь это!

    В 2005 году центром атаки на эволюционное учение стал Канзас, чей совет образования одобрил следующие нововведения в стандарты обучения наукам:

    1) дать определение науки, которое не исключает сверхъестественные объяснения;

    2) допустить теорию разумного плана как альтернативное объяснение эволюции;

    3) признать, что эволюция - теория, а не факт;

    4) требовать от учителей информирования студентов о существующих противоречиях, касающихся эволюции.

    Как в анекдоте - после первого пункта можно не продолжать, туда можно написать что угодно, это уже ничего не изменит. Если 2 х 2 = 5, то у ведьм есть хвост, причем кто такая ведьма и что такое хвост - уже не важно. С этим органом местной власти такое произошло уже не в первый раз - в 1999-м канзасские фундаменталисты, добившись большинства на выборах образовательного совета, уже умудрились проголосовать за удаление из школьной программы всяких упоминаний о макроэволюции, возрасте Земли и происхождении Вселенной! В силу независимости штатов от федерального правительства в вопросах образования такое решение было тяжело оспорить и невозможно отменить - пришлось дожидаться новых выборов совета, и в 2001-м это бредовое постановление было отменено. Через четыре года маятник снова качнулся вправо, и мракобесы, одержав новую победу на выборах, рискнули протащить менее радикальный вариант, основные пункты которого перечислены выше. Попутно организовав при помощи одиозного института Discovery публичные и свободные "дебаты" между сторонниками "разумного плана" и научной эволюционной теории. Никто из серьезных ученых вступать в дискуссию с невеждами, не понимающими, что есть наука, не стал, но 38 нобелевских лауреатов не поленились подписать письмо с призывом к вершителям судеб канзасского образования прекратить маяться дурью и не лезть не в свое дело. А выпускник Орегонского госуниверситета Бобби Гендерсон потребовал включения в канзасские программы своей третьей теории - сотворения видов "Летающим Спагетти-Драконом", - которая, по его мнению, ничуть не хуже разумного плана; и еще предложил миллион долларов тому, кто представит научное доказательство того, что Иисус Христос не является сыном такого Летающего Спагетти-Дракона. Полгода назад, после новых выборов образовательного совета Канзаса, решение 2005 года было опять отменено. Но, конечно, нет никаких гарантий, что через три года весь цикл не повторится снова. Наверняка, как у раввина из другого анекдота, у этих товарищей еще много идей!

    Все это тоже забавный фарс, но до нового судебного "обезьяньего" процесса XXI века в канзасском казусе дело не дошло. Однако в том же 2005 году в Пенсильвании 11 родителей учеников в Дуврском школьном округе подали иск против школьного совета, обязавшего учителей зачитывать декларацию о том, что теория разумного плана является альтернативой дарвиновской эволюции, - похожую на канзасскую, но более многословную. Судья Джон Джонс (кстати, верующий протестант и республиканец, назначенный в свое время Бушем по совету религиозных консерваторов) решил, что такое требование нарушает принцип отделения государства от церкви. Правда, бывшие креационисты-буквалисты сильно облегчили ему работу - просто поменяли в своем горе-учебнике слово "творение" на "разумный план", а почти все остальное оставили без изменений, так что разоблачить их происки оказалось несложно. Но, вообще говоря, не все, что не наука, - религия, и не все сверхъестественное обязательно связано с церковью. Однако при этом тот же судья сделал одно гораздо более важное заявление: "Методологический натурализм является главным правилом современной науки", - что, в общем, должно послужить последним словом в этой затянувшейся бессмысленной дискуссии "про обезьяну" для всего остального мира, а не только для США.

    И выводы...

    Краткое резюме - какой из всего этого следует вывод для России?

    1. Преподавание "основ православной культуры" в государственных школах, конечно, не нарушает светского характера РФ, и с этой точки зрения нет никакой необходимости заменять их на "основы религиозной культуры вообще" или "основы культуры вообще". Аналогичные курсы в государственных школах, и даже более индоктринирующие, существуют во многих и очень разных странах, называющих себя светскими (хотя не всех, конечно). Родители, наверное, должны иметь право освобождать от таких занятий своих детей и требовать введения каких-то других, религиозных или нет, но в том, что по умолчанию ученики будут сидеть именно на этих уроках, ничего недопустимого нет.

    2. Русская православная церковь должна четко заявить как можно скорее, что эволюционная теория Дарвина и "происхождение человека от обезьяны" ни в какой мере не противоречит религиозным верованиям, и вообще религия не должна вступать в конфликт с наукой по таким смехотворным поводам. Есть же реальные этические проблемы - аборты, эвтаназия и т.д., которые, правда, науки напрямую не касаются, но по которым отдельные биологи и психологи могут иметь свое мнение. Когда начинается жизнь нерожденного ребенка? Когда замученный, обреченный человек настолько отчаялся, что уже бессмысленно говорить о том, по собственной воле он стремится уйти из жизни или нет? И многие другие вопросы.

    Источник – сайт « Научный атеизм »

    22 октября 2007 г. | 20:55

    Оставить отзыв. (2)



    Другие новости по теме:

  • Плати за православное воспитание твоих детей!
  • Опасность креационизма
  • Крест на школе
  • Креационизм - не наука
  • Текст письма 38 нобелевских лауреатов


    • Комментарии (0):

          Оставить комментарий:

        • Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
          • Ваше Имя:

          • Ваш E-Mail: