Календарь

«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 



  Популярное





» » Мы не рабы, рабы - немы

    Мы не рабы, рабы - немы

    26-06-2006 03:11 - ps - Политика | Просмотров:

    Содержание:

    1.Истины из Букваря.

    2.Не получится сделать нас безгласными рабами.

    3.Ми трижды спасли Европу.

    4.Где - культура, а где - антикультура?

    5.Демократия как дерьмократия.

    6.Слушайте, наивные. Все слушайте!

    7.Стряхнем наваждение!

    8.Косяки «нотариально заверенных марксистов».

    9.Индустрия обгаживания всей нашей истории.

    10.За что нас наказали и продолжают наказывать.
    11.Нашу историю загадили, как электрическую лампочку мухи.


    1.Истины из Букваря.

    "Мы не рабы, рабы – немы". Первые слова, выведенные заскорузлыми пальцами на бумаге, первые слова, вычитанные дедами и бабушками на­шими из "Букваря". Впрочем, и сегодня далеко не все знают истинный смысл этой первой, по слогам прочитанной и написанной ими фразы. Они – ЗНАЛИ. А интеллектуальный акселерат с дипломом (а то и двумя) о выс­шем образовании в кармане, спроси его сегодня о ее значении и смысле, пожмет плечами и скажет: "простая инверсия: мы – не рабы, рабы – не мы. Ну прикинь, чего ж тут сложного, в натуре: рабы не мы, а они. Другие, то есть. Кто угодно, только не мы...".

    Не то, и не так там было написано. Там было сказано: «Мы не рабы, рабы – немы». Ну, в смысле, как Муму...

    Речь, слово, язык – это материя мысли. А, в случае, если мысль истинна, то и "действительность мысли" (К.Маркс). Чело, позначенное мыслью, существенно меняет облик человека. Она, мысль, оно, чувство, ею сдетонированное, она, практика, мыслью чувствующей и чувством осмы­сленным к жизни вызванная – определяют КАЧЕСТВО этого облика. Являют миру либо ЛИК, либо ЛИЦО, либо ЛИЧИНУ.

    Раб молчалив. Раб бессловесен. Раб – глуп. Это – по определению. В рабовладельческом (античном) мире раб – и не человек вовсе. Res. Вещь. Вещь среди вещей. Говорящее орудие... Есть орудие молчащее – соха. Есть орудие мычащее – вол. И есть орудие говорящее – раб. Такой расклад. Именно так все и было. И – есть.

    Но сегодня на улице – не век IV–й. До нашей эры. На улице – век XXI–й стартовал. Нашей эры. И все такие такие разговорчивые, прямо спасу нету. Ну и впрямь: ни одного тебе раба...

    Это там, в рабовладельческом Риме законы Диоклетиана гарантиро­вали смертную казнь всякому, кто посмеет научить раба читать и писать. К слову сказать, похожие законы еще в XVIII ст. существовали и в южных (рабовладельческих) штатах нынешних США – "цитадели демократии и свободы", дело о себе нынче возомнивших и в гордыню впавших…

    2.Не получится сделать нас безгласными рабами.

    А вот нам – Руси Киевской, всему славянскому миру, считай, не повезло зело. Все у всех как у людей, а мы – рабства НЕ ЗНАЛИ. Напрочь. Как формации. Как строя жизни. Вот и не несем в своей исто­рической генетической памяти инстинкта ПОДЧИНЯТЬ. Ну и, само собой – ПОДЧИНЯТЬСЯ. Вот это последнее обстоятельство, вы, господа, импортные и доморощенные, на всякий случай, крепко себе на носу зарубите. Дабы не довелось потом сетовать горько: "это ж неспортивно. Сами не преду­предили, а сами...". Так вот, на всякий случай, предупреждаем: такой мы народ. В неволе – не размножаемся. Чужого нам не надо. Своим, – по­следним, – поделимся. Рубашку единственную свою для сирого, убогого, нищего, униженного, голодного – снимем. А уж за други своя нам посто­ять: дважды звать не нужно... Опять же: мы не несем "бремя белого че­ловека", воспетое Р.Киплингом. Нет у нас в душе и в помыслах нету, – ибо НЕТ В ИСТОРИИ НАШЕЙ, – имперских чувств. Империя, она ведь что предполагает? Правильно, резко поляризованный, жестко (и жестоко) су­бординированный и не допускающий никаких сантиментов расклад: "метро­полия – колония". Тех, КТО давит, и тех, КОГО давят.

    Говорят: "Российская империя". Неверно. По большому счету. Но, с натяжками и оговорками – можно согласиться... Все–таки: феодализм, капитализм, проклятое самодержавие...

    Твердят исступленно: "Советская империя". Абсолютно неверно. ЛОЖЬ сие есть чудовищная. Но ... соглашаются. Воспринимают. Многие. А отчего ж не согласиться, если говорят каждодневно и ежечасно, если мозги промывают круглосуточно и качественно, если твердят без устали, пишут сплошь и со всех углов достают...

    Правильно. Так и должно быть. Психологи знают: если человеку 100 раз сказать: "ты – свинья", на 101–й он – хрюкнет... И они это знают. Мы – не все и не всегда.

    Не–е–ет. Не надо нам бояться оккупантов "цивилизованных", тихой сапой подбирающихся со всех сторон к рубежам нашей ОБЩЕЙ, вчера еще – великой Родины. Натовцев, упакованных по последнему слову НТР. Бравых ребятушек с бритыми затылками, лихо (ибо безнаказанно) убивающих на Ближнем Востоке и на Балканах невинных детей, стариков и женщин ... за деньги.

    Не отломится. Мы – СОВЕТСКИЕ. Они нам: "вы – совки", а мы им: "от мусора буржуазного слышу. Мы – советские". К слову, можем замести в совок…

    Да один чеченский, – советский, – народ, где нынче импортная и ме­стная гнусь контрреволюционная ("демократическая", "либеральная") ус­троила кровавый шабаш, учинила блуд на крови – поставила последний акт трагедии по имени ПОПЫТКА ВЗЯТЬ ИСТОРИЧЕСКИЙ РЕВАНШ – вполне мог бы взять на себя (и реально обеспечить) ответственность за военную безопасность всего (ВСЕГО) СССР перед любым супостатом, буде он бы попытался попробовать сию страну на зуб. И мало бы им не показалось. И не покажется, если, не приведи Господь, сунутся.

    А еще ж – казачки кубанские да донские, а еще – нащадки славных казаков запорожских, а еще – витязей грузинских, а еще – потомки славного Манаса– великодушного, а джигиты– казахи, а джигиты– узбеки, а туркмены, а таджики. А немногословные прибалты с горячими армянами и азербайджанцами. А основательные молдаване. А славные дети и внуки отважных белорусских партизан? А русских былинных богатырей потомки?

    Ой, ой, ой, господа "цивилизаторы" и "демократизаторы", "либе­ралы" и "общечеловеки" задрыпанные: не будите лихо, пока оно тихо.

    ...Так вот, сегодня уж взял старт век XXI–й. И все – такие раз­говорчивые. Сиречь – умные, мыслящие. И что ж с ними делать, если языка (мысли) уже – не лишить? А рабами сделать – очень хоц–ца. Ибо: хоц–ца господином быть. Оставаться. А какие же аплодисменты одной ру­кой? НЕ БЫВАЕТ. Не бывает раба без рабовладельца. Господина без холо­па. Идолов без идолопоклонников…

    Правильно: нужно сделать все, чтобы мысль в голове стала и бы­ла – ЛОЖНОЙ. Ложная мысль в голове вызовет ложное чувство в сердце. И уж дело техники незатейливой – канализировать эти ложные мысли и чувства во вполне определенного свойства практические действия. Оно ведь правильно, хотя и не нами сказано: "чем дальше от истины, тем ближе к крови".

    И инструктируют без передыху вот уж полста лет вкрадчивыми, от­менно поставленными голосами (раньше в ночь глухую и глушимые, нынче – денно и нощно при прекрасной слышимости и видимости в т.ч. и по официальным каналам "суверенных и независимых" гляди из Лондона (Праги, Парижа, Кельна, Нью–йорка). И, прибрав предварительно к рукам своим практически все издательства, газеты, журналы, студии и редакции – вламываются в го­ловы и души "населения и электората", в головы и души искренне и глубоко прези­раемых "совков" с гектаров газетных и журнальных полос мастера дезы, заплечных идеологических дел мастера; не слазит денно и нощно с экра­на теле диссида вонючая: телеканальи с телеканалов...

    Разумеется, и в условиях тотально узурпированных средств массмедиа можно получать объективную информацию: нужно лишь научиться слушать, смотреть и читать этих подонков по принципу: «с точностью до наоборот».

    Это им с народом, тем более с СОВЕТСКИМ НАРОДОМ было сложно, а с "населением" и "электоратом" можно вытворять все, что заблагорассу­дится. Проглотят. Еще и добавки просить будут. Клубнички на дессерт. Тем более – если она – «халявная». Как на «майдане» осенью и зимой 2004-го…

    И вот ты уже закомплексован. На предмет своей собственной непол­ноценности. Ты – саморазрушен. Ты – зомбирован и порабощен. Собствен­ными мыслями и чувствами. Т.е. мысли и чувства, разумеется, ЧУЖИЕ, имплантированные, внедренные в тебя, но ты вполне искренне полагаешь: мои...

    И вот ты уж без сомненья малейшего согласен, что они – Европа. Следовательно, мы – скифы, азиаты полудикие.

    Они – цивилизованные. Мы – варвары.

    Они – культурные. Мы – троглодиты.

    У них – демократия. У нас сплошь – сатрапия.

    Так – ПО ВИДИМОСТИ. А ПО СУЩНОСТИ как?

    Не помню точно, но где– то в Закарпатье, кажется, в Раховском районе, в пгт. Деловое врыт в землю бетонный столбик, обозначающий географический ЦЕНТР Европы. Т.е. ее, Европы, от нашей западной границы и до хребта Уральского поболе будет, нежели в сторону иную – до Гибралтара. Вот и получается, что есть мы европеистее любой "европы". И совсем не только лишь географически, к слову сказать. Но об этом – чуть ниже. Это – раз.

    3.Ми трижды спасли Европу.

    Мера цивилизованности определяется вовсе не тем, кто первый о себе сказал и чаще, и громче повторяет: "мы – цивилизованные", "мы – цивилизованные", а тем, КТО, ПОЧЕМУ, КАК И КАКОЮ ЦЕНОЙ ТРИЖДЫ СПАС МИР, – весь мир, заметьте, – от порабощения: батыева, наполеонова и гитлерова.

    Не героические ли защитники Козельца и Киева истощили орды татаро-монгольского нашествия, которые именно по этой причине, дойдя до Карпатских гор, уже выдохлись. И тем самым позволили средневеко­вой Европе относительно спокойно, хотя и в условиях тотального цер­ковного обскурантизма – развиваться?

    Не русские ли витязи под Бородино остановили и загнули салазки "непобедимым" собранным со всей «цивилизационной» Европы полчищам Наполеона, заставили остатки их принять водные процедуры в Березине, а затем, неспешно и с достоинством прогарцевав по парижским бу­льварам – возвратились в родное Отечество. И может это я произвольно измыслил (из вредности), что после победоносного завершения Отечест­венной войны 1812 -1815 годов в ореоле славы возвращались домой солдаты, офицеры, генералы и маршалы русской армии и прошли через 100 (СТО) три­умфальных ворот, специально для этого сооруженных благодарными евро­пейцами почти в каждом городе? На лицевой стороне этих ворот было начертано: "Храброму Российскому воинству", а на обратной: "Награда в Отечестве".

    И, наконец, не великий ли СОВЕТСКИЙ НАРОД, ценою жизней десятков миллионов своих лучших сыновей и дочерей спас весь мир от взращенного нынешними "законодателями демократии" в Германии коричневого чудовища? Одержав славную победу в войне Великой Отечественной, и, фактически – во второй мировой? Да в земле одной лишь Польши покоится прах 600 000 советских воинов. И не им ли были поставлены памятники по всей Европе?

    Те самые памятники, которые нынче, в период "триумфального шествия демократии" по Восточной Европе при одобрительном молчании истинных режиссеров и постановщиков "бархатных и цветных революций" сносят и над которы­ми глумятся наши вчерашние "братушки"... Так вы уж, господа "цивилизованные", если натужно и через силу невмоготу вам за ними ухаживать, хоть не оскверняйте могил ихних, не нарушайте покой и вечный сон их­ний, как то надлежит по всем людским и Божьим правилам. Ведь исправно же бегаете, как благопристойные прихожане, в кирки и синагоги, в кос­телы и православные храмы свои...

    Так вот, о "цивилизованности": это мы, МЫ трижды спасли вас, ус­телив ради побед этих телами своих соотечественников ПОЛ– МИРА. Это – два.

    4.Где - культура, а где - антикультура?

    О культуре говорить основательно не будем. На страницах статьи, не посвященной непосредственно теме "культура" объяснять людям не­сведущим (а, зачастую, искренне вполне и не желающим ведать) разли­чие между культурой и антикультурой, между культурой и суррогатами оной, надобно долго и терпеливо. А, повторяю, данная статья – несколько об ином. Для людей же сведущих, компетентных, ВЕДАЮЩИХ что к чему, это – очевидность. Поэтому ограничимся тривиальной, но от этого не перестающей быть истинной, констатацией: империализм и культура, капитализм (буржуазность) и культура – НЕСОВМЕСТИМЫ. Принципиально.

    Культура, символ которой: косноязычный деБИЛЛ со спущенными шта­нами в одной руке и с "Томагавком" – в другой, это – АНТИКУЛЬТУРА. Это – три.

    5.Демократия как дерьмократия.

    Касаемо же демократии...

    Нет сегодня в массовом сознании разоренных вами стран слова, понятия, термина, по адресу которого посылалось бы проклятий и изыс­канных эпитетов больше, нежели по ее, родимой, адресу, уже послано, посылается и еще будет. Это же надо умудрится: за 15 лет сделать ни­чем не примечательное слово – ругательством.

    Думали, верили, надеялись: демократия. Оказалось – дерьмократия и демокрадия. "Демократия".

    Думали: свобода, народовластие, честное волеизъявление. Оказа­лось: "использование административного ресурса". (Это про то, КАК вы­боры в думы, рады, президенты и губернаторы реализуются НА САМОМ ДЕЛЕ, а не как об этом, отрабатывая неправедные сребреники вопит и клику­шествует, исходя ложью, прикупленная журналистика). Это – четыре.

    Но – они зомбируют. А мы – упираемся. Они – разрушают, разворо­вывают, растлевают. А мы – сопротивляемся.

    У нас и сегодня, спустя десятилетие после начала активной фазы системного и тотального разора, ВСЕ – ЛУЧШЕЕ.

    Лучшая культура. Лучшее искусство. Лучшая наука. Лучшая школа. Лучшие научно– технические разработки. ЛУЧШИЕ. Не от отчаяния, безыс­ходности либо из чувства квасного патриотизма я это заявляю и утвер­ждаю. Я констатирую ОЧЕВИДНОЕ.

    Десять лет раздрызга, десять лет тотального разграбления, десять лет целенаправленных и постоянно нарастающих усилий с целью ОСТАНО­ВИТЬ страну.

    Почему за последнее десятилетие – НИ ОДНОГО стоящего (не говоря уж о шедеврах) художественного произведения: романа, фильма, пьесы, поэмы, балета, оперы, симфонии? Эпохального открытия в науке? В тех­нике? Я уж не говорю: завода, фабрики, ГЭС или АЭС, выдающихся архи­тектурных сооружений, театров, стадионов и пр.? Почему страна ЗАМЕР­ЛА?

    Потому, что творцы в неволе не поют и не размножаются. В неволе плодится и вырастает лишь "попса". В неволе на свет Божий появляются в количестве несметном – паразиты. И существуют они исключительно благодаря тому, что на ком– то (либо на чем– то) МОЖНО ПАРАЗИТИРОВАТЬ. Ну не искусство же, право слово, те нескончаемые уличные шоу и телевизионные тусовки (с непременными выпивкой– обжираловкой и вручением друг другу "оскаров" и "тэфи"), на которых подрастающие демократические упыри вкупе с заслуженными "оскариотами" все еще пробавляются ремеслом изголяния и осмеивания страны вскормившей, выучив­шей, защитившей... Смотреть тошно и противно на вчерашних властите­лей дум и душ великого народа, на бывших художников (потому БЫВШИХ, что именно величие бывшей страны и эпохи обусловило величественность и непреходящесть воплощенных ими образов, будь то колхозный предсе­датель, секретарь райкома, начальник ШКИД, легендарный полководец или юная молодогвардейка...).

    Проедают и пропивают остатки своей, – ТОЙ, – известности, популяр­ности, всенародного признания и любви. И при этом, отрабатывая совсем не "халявный" фуршет, ОБЯЗАНЫ, – кто лениво и спустя рукава, кто иск­ренне, истово и исступленно – ЛГАТЬ и покусывать их взрастившую страну, ими преданное и предаваемое Отечество, которое они акцентировано и с наслаждением огромным называют "бывшим", вытворять с ее исто­рией то, чему и слово–то подобрать непросто. Словом, паскудством за­ниматься... Ибо: не бывает на буржуазных столиках бесплатных выпивки с закуской. Не бывает–с.

    Ну, а параллельно, по законам жанра (т.е. рынка, на котором предложение этого тухлого и залежалого товара – предательства, уже давно превышает спрос, ничего, кроме изжоги, презрения и ненависти не вызы­вает, в цене падает катастрофически) – реклама нежного товара с кры­лышками и без. Либо – пиццы реклама...

    6.Слушайте, наивные. Все слушайте!

    К тому же сегодня все так недешево. И ресурсы минеральные вон на исходе. И аппетит у "золотого миллиарда" на убыль не идет. И фетишизм доллара поддерживать на достаточном уровне все сложней и труд­ней... А ведь все так незатейливо и просто. Слушайте, наивные. Или "наивные"? Все равно, слушайте.

    Напечатать одну 100– долларовую бумажку в США стоит нынче около 6– ти центов. А ЧТО можно купить в Украине (России, Казахстане, да­лее – везде) сегодня на 100 долларов – сами знаете. Грамотные, небось.

    И именно и исключительно поэтому печатный станок в США (и не один) не остывает. Ни днем, ни ночью. И, заметьте, никто не вопит дурным голосом: "караул", "эмиссия".

    Пока есть страны тотально непуганных идиотов – ТАК БУДЕТ ДЕЛАТЬ­СЯ. Нам – "чувство хозяина" (как раньше – "чувство глубокой благодар­ности"). Им – заводы, фабрики, пароходства, первый передел, якутские (необработанные) алмазы, тюменскую (сырую) нефть, узбекский хлопок (сырец), украинский интеллект (по бросовым ценам)... Вон, еще – землю. И – что на земле. И – под... Тогда – кранты. Гаплык. Сливай воду.

    Вот и делайте вывод, почему у нас за 10 лет вместо индустрии – руина, вместо экономики – ликвидный бизнес, вместо несуетливого взгляда добрых глаз – что– то бегающее, пугливое, суетливое, заискивающее и готовое служить... Тьфу, прости Господи.

    Вот и кумекайте, зачем нас оккупировали долларом, основательно усадили на иглу МВФ и неуклонно снижают курс гривни (рубля, тэнгэ, далее – везде).

    Попутно – неистово искореняют исконные, веками и тысячелетиями вырабатывавшиеся и трепетно оберегавшиеся предками нашими моральные, художественные и пр., – классические и нетленные, – ценности НАШИ, спе­шно и суетливо подсовывая и водружая на их место – СВОИ. То есть – ИХНИЕ.

    7.Стряхнем наваждение!

    И все же я повторяю и подчеркиваю: еще и сегодня у нас ВСЕ – лучшее. Видимо, массив и основательность накопленной, вызванной к жизни нашим народом за много веков, – и в особенности – за годы Советской власти, когда была раскрепощена, востребована и актуализирована огромная творческая энергия людей, – культуры столь велики, что она еще вполне способна к регенерации, к возрождению, к восстановлению и по­следующему поступательному, прогрессивному развитию. Естественно, при том непременном условии, что процесс разгула безумия, напор кон­трреволюции будет остановлен в ближайшее время. Ибо нынче мы – у критической черты. У красной линии. Мы – на той стадии падения, после которой – РАСПАД. НЕОБРАТИМОСТЬ. КОЛЛАПС. И – удел в лучшем случае ФРГ: страны, так и не восстановившей после того, как мировой империализм назначил ее на роль форпоста антикоммунизма и подвигнул на "дранг нах Остен" былого величия своей культуры.

    Да, сытенькая. Да, чистенькая. Да, индустриальная. Однако ж, как говорят русские: "Федот, да не тот".

    Была – великая. Есть – большая...

    ... Самое же главное – у нас прекрасная молодежь. С голов и сердец наших детей и юношества (на которые, по вполне понятным причинам обрушен основной удар контрреволюции) не удалось вытравить истинное представление о соотношении добра и зла, чести и бесчестья, вернос­ти и предательства, мужества и трусости, благородства и подлости, красоты и уродства. Мы должны стряхнуть с себя и непременно СТРЯХНЕМ – наваждение. В том числе и такое.

    Целенаправленным, перманентным и массированным воздействием на человеческие интеллект и психику в целом нас приучили (почти приучи­ли) воспринимать расхожее выражение "мировой уровень" так: во– первых мировой, значит НЕ НАШ; во– вторых, мировой, значит всенепременно: ЛУЧШЕ, ЧЕМ НАШ... И опять – зомбаж. Перед нами – банальный случай обьективированной видимости. Превращенка.

    Истина и сущность же – в словах одной вузовской преподаватель­ницы из Львова, которая, выступая на научной конференции, состояв­шейся весной 2000– го года в нашем вузе (НТУУ “КПИ”), – в том выступ­лении речь шла о новой, очень эффективной методике преподавания иностранных языков студентам, – сказала: «Коллеги, мы с вами должны сделать все, от нас зависящее, чтобы не СКАТИТЬСЯ до мирового уровня».

    Давайте постараемся...

    Разумеется, одного желания "стараться", даже вполне искреннего

    – мало. Это условие необходимое, но недостаточное. Много еще чего надобно, но главное ... да, "учиться, учиться, учиться".

    Ибо главный ответ на вопрос "почему?" произошло и происходит то великое непотребство историческое, имя которому – последний накат контрреволюции, этот ответ очень прост: НЕВЕЖЕСТВО.

    8.Косяки «нотариально заверенных марксистов».

    Почему? Потому, как – не учились, а "проходили", не вникали, а конспектировали заданные страницы, не напрягали (одновременно обра­зовывая его) свой ум, а запоминали цитаты, не постигали искусство и науку проникать в сущность, возвышая тем самым свой интеллект до уровня РАЗУМА, а чисто рассудочно, "черно– бело" "схватывали", сводя все к "характерным чертам"... Вот критическая масса этих самых "черт" и обернулась в урочный час чудовищным выбросом ЧЕРТОВЩИНЫ. Дьявольщины Сатанизма.

    Выброса, вполне сравнимого по урону, нанесенному уже (а в чем–то и превзошедшего) общечеловеческой культуре, который был нанесен в XX– м столетии этой самой культуре фашизмом. Зовут его германским, однако это справедливо лишь отчасти. Ибо было это деяние МИРОВОГО ИМПЕРИАЛИЗМА. Общее. Коллективное...

    Помните еще Марксово пророчество и предупреждение о НЕВЕЖЕСТВЕ как ДЕМОНИЧЕСКОЙ силе? И о том, что неизменно бывает его, невежества следствием? Напомню: "неисчислимые бедствия для человечества".

    И чего ж удивляться тому, что косяки и табуны "нотариально за­веренных марксистов" и "коммунистов по профессии" – все эти Яковле­вы, Замятины, Загладины, Медведевы, Дзасоховы, Фроловы, Шахназаровы, Афанасьевы, Гайдары, Волкогоновы, Абалкины, Заславские, Аганбегяны, Лацисы и прочие Кравчуки с Бурбулисами густо пошли на нерест преда­тельством, на идеологическое обеспечение контрреволюции, дружным хором спели погребальную мессу сатанинскую по нашей стране. Причем спели ее так же искренне и с такой же подкупающей непосредственно­стью, с какой всю свою прежнюю "очень сознательную" жизнь пели осан­ну научному коммунизму: кто в соответствующих отделах ЦК, кто в ре­дакциях очень "крутых" партийных изданий, кто с вузовских кафедр. Но: и ТО были с их стороны – имитация, ложь и лицемерие. И ЭТО – тоже.

    Звон погребальный по гибели СССР, социализма, Советской власти и сама эта гибель, – как нетрудно догадаться, – вещи несколько разные. И доверять этим патентованным, профессиональным иудам (каждый из них, если успеет, может начинать писать мемуары под общим названием: "Из­мена – мое ремесло") – не стоит. Назойливые до отвращения эксперты такого рода столь же компетентны в оценке нашей жизни, в оценке тео­ретических положений марксизма и убеждений коммунистов, исторической роли той партии, которую они ПРЕДАЛИ, сколь компетентен дезертир в оценке боевого духа той армии, из которой он сбежал. Пусть ихние ны­нешние хозяева примут в расчет это обстоятельство. Тем более: "едино­жды предавший...". Впрочем, это исключительно ихние взаимные проблемы – хозяев и слуг... Важно, что суть ихняя выявлена и устами нынешнего президента России предельно четко выращена: подобная «правозащитная» деятельность равна деятельности разведывательной.

    Ну, а что изгаляются, скабрезничают, изображают лютую ненависть, осмеивают, кощунствуют в отношении ВСЕГО, что есть наше достояние, наша память, наша история, наши жертвы, наши идеалы, наша культура; всего, что нам дорого и для нас свято – так ведь у предательства тоже какая– никакая своя логика есть. И они вполне последовательны в ней.

    Разумеется, феномен политического и идеологического мутанта и сутенера как рафинированного продукта "перестройки", нуждается в его осмыслении. Как всякая аномалия.

    Глядя на эти стада «нотариально заверенных марксистов», еще вчера громче всех чавкавших возле партийных и советских кормушек и с энергией, равной их собственной подлости, алчности, невежеству и бесчестью звавших массы в "нужном, единственно верном направлении", невольно придешь к выводу, что принципы (как и честь) воистину существуют ис­ключительно для того, чтобы было что предавать и чем поступаться.

    Вполне естественно, что для этой дряни: замарать другого, дру­гое, других – значит "самоутвердиться". Ибо ничтожество знает единственный способ самоутверждения: уничижение другого и других. Коммуни­стическая революция – удел великих (нормальных) людей. Антикоммуни­стическая контрреволюция – удел маленьких и жалких существ. Именно так "самоутверждались" и продолжают: Е.Дюринг по отношению к К.Марксу, Д.Волкогонов – В.И.Ленину и И.В.Сталину, Д.Дубровский – Э.В.Ильенко­ву, 0.Бузина – Т.Г.Шевченко, О.Забужко – Л.Украинке...

    9.Индустрия обгаживания всей нашей истории.

    Привитие комплекса неполноценности нашему народу – это вовсе не изобретение дня сегодняшнего, либо даже дня вчерашнего. Обгадить про­шлое, опошлить и извратить историю, дегероизировать ее – это значит: деморализовать, обезволить, деиммунизировать человека. Раскультурить и деперсонифицировать его. Расчеловечить. Превратить в животное. А уж зверем он сам станет…

    Индустрия извращения, искажения, сознательного, намеренного и сладострастного обгаживания ВСЕЙ нашей истории, всей нашей культуры обрела в последнее десятилетие масштаб пандемии: назовите мне хотя бы одно деяние нашего народа, хотя бы один результат его жизни, его труда и творчества, его борьбы, который не был бы густо засижен вы­делениями этих насекомых. НЕТ.

    Революцию делать не следовало (можно подумать, что революция нуждается в чьем–то соизволении). Да и не было вовсе никакой революции: так, бунт пьяной матросни в Питере... Проходимец Ленин с шайкой таких же, как сам, отморозков, подобрал валявшуюся на Фонтанке власть и понеслась душа в рай.

    Индустриализация – ошибка, за счет и ценой крестьянства. Кол­лективизация – еще большая ошибка, совершенная за счет городского населения. Культурная революция – взаимная ошибка и села, и города. Троцкизм – весна человечества, а троцкисты – ангелы в белых ризах и трогать ты их: не смей и не моги.

    Строили каналы, заводы, агрогорода, искусственные моря, шахты и домны – а зачем строили??? Вам же"продвинутыми" пиитами было ска­зано: "Ты палкой будешь загнан в хлев. Народ, не уважающий святынь". Про святынь тут 3.Гиппиус того, с явным перебором, а вот про хлев и про основной "рычаг управления массами", в припадке ненависти – иск­ренне. А из помещения, уготовленного ею со– товарищи (со– господа) в качестве жилплощади для "презревших святынь" и вовсе следует, что про "народ" – это она так, для ширпотреба, словца красного ради.

    Те же, "кому треба", добре ведают, кто прописан и живет в хлеву... Ну и, разумеется, с фашизмом воевали "не так". И ядерный щит Родины создавали совершенно напрасно. И целину поднимали и осваивали. И пер­выми "ТУ – 104" сварганили. И в космос полезли. И в хоккей играть на­учились маленько. И балет освоили чуть–чуть...

    Ну а уж если всю контрреволюционную "сталиниану", созданную этой шушерой за последние 10 лет, попытаться осмыслить и переварить, то непременно придешь к выводу, что король ужастиков С.Спилберг удавился бы на заборе Голливуда от досады и зависти к своим коллегам – полити­ческим режиссерам и сценаристам. Все его страшилки, вместе взятые – это плюшевый медвежонок по сравнению с тем монстром и чудищем, кото­рое слепило горячечное воображение его конкурентов и назвало: "Сталин".

    Почему именно он? Потому, что это НАША история, НАША страна.

    Повторяем: вся, без изъятия наималейшего, советская история предстает у этих татей с перьями, микрофонами и телекамерами в руках (вспомните "знатока истории" с лягушачьим ртом и инфернальным голосом, который уже осточертел со своим четко позиционированным "намедни", либо лицедеев из "старой квартиры", либо прожженого"демократа и либерала" из "старого телевизора", либо из того же видовского гнезда Сорокину, очень похоже выдающую свои сокровенные грезы за "глас народа", либо вышедшего уже в тираж нервического ведущего "итогов", между делом со­здававшего исторические сериалы о советских делах и людях, где истин­ной и неподдельной была его искренняя ненависть и к тому, и к тем, и развязного наглеца, больше похожего на куклу, чем его собственное детище под тем же названием, либо передачу о "больших родителях", где резекцию над памятью этих самых родителей осуществляет какое–то апо­плексического вида косноязычное существо, особый цинизм которого сос­тоит в том, что соучастниками своего собственного надругательства над памятью действительно незаурядных людей он умудряется делать ... их ближайших родственников) либо люто ненавидящего «эту» страну урода из кривого «зеркала» – так вот, вся без исключения малейшего, эта история предстает как густо засиженная мухами электролампочка. Свет уж почти не виден. Темнота. Загаженность. А они – продолжают...

    Два наиболее ядовитых источника, из которых они подпитываются неутомимо и "смазывают" нам дух и души "толстым, толстым слоем" по­черпнутой оттуда "правды, тщательно скрывавшейся от советского наро­да" – это годы 33–й и 37–й.

    Поскольку, как бы это помягче сказать, неутомимостью и целеуст­ремленностью своей в возделывании и эксплуатации названных сюжетов и масштабами интоксикации этой темой "населения" меня лично они, что называется, достали и задолбали – внесу и я в нее лепту свою малую.

    10.За что нас наказали и продолжают наказывать.

    Итак, за что же они нас так жестоко наказали и продолжают нака­зывать?

    Ну, во–первых (и во–вторых, и в–десятых) – за глупость и лень наши беспросветные, за тупость и беспечность поразительную. Ведь мы, в первую очередь – многомиллионная орава нотариально заверенных ком­мунистов и многосоттысячный корпус "бойцов идеологического фронта" позволили вымарать из нашей собственной истории, истории Советской страны – целых 20 лет. После известной (терпеливо ждущей своей собственной оценки) оценки XX–м съездом КПСС "культа личности" мы стали стыдиться ... самих себя. Мы практически не знаем сегодня, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ происходило в стране в годы 1920–1940, откуда взялась ин­дустриальная база, культурный потенциал, качественно новый уклад жи­зни на селе; откуда взялся НАРОД, свернувший шею ударному отряду ми­рового империализма – германскому фашизму.

    Мы отринули по наущению подлецов внутренних и внешних одну из самых героических и трагических страниц нашего прошлого и ... подго­товили питательную базу для годов 90–х XX–го столетия. Мы посмотре­ли на нее, эту НАШУ историю, через контактные линзы, вправленные нам за годы "холодной войны" контрой и ... ужаснулись ее, этой и такой "истории". Не тому, заметьте, ужаснулись, что нам, не спрашивая на то согласия, сделали удачную (по ихним меркам и целям) офтальмологическую операцию, а – презрели и возненавидели свое собственное прош­лое. Отреклись от него. Свели его, как сводят взрослые сын с дочерью мать свою – в богадельню. Мы с упоением пакостников, подобно библейскому персонажу Хаму посмотрели на наготу спящего отца своего и надсмеялись над ней – ЕСТЕСТВЕННОЙ наготой. Над нашей РЕАЛЬНОЙ историей надсмеялись и устыдились ее. Как только можно детям устыдиться матери и отца своих, давших нам жизнь. Есть что–либо более отвратительное и презренное в НАШЕЙ культуре, в НАШЕЙ морали, в НАШЕМ менталитете??

    Нет греха более смертного и нет прощенья нам. И нечего охать да ахать: "что с нами сотворили эти мерзавцы за последнее десятилетие". ТАК ДОЛЖНО БЫЛО ПРОИЗОЙТИ И СТАТЬСЯ. Кто отрекся от своей истории, от своего, – СВОЕГО, – прошлого; кто отринул его, тот сам, – САМ, – уго­товил себе, детям, внукам и правнукам своим ТАКОЕ настоящее. Ибо нет ничего хуже – беспамятства.

    Еще шире уши надо было оттопыривать да варежку разевать в ночь глухую, когда сквозь атмосферный треск естественных на короткой вол­не помех и сквозь шум глушилок припадали к "животворному" (и не од­ному) источнику, из которых сочилась (да и сейчас – фонтаном бьет) ложь, похожая на правду и яд, похожий на лекарство. Откуда вползали в дух и души наши дейчи с ройтманами, парамоновы с шустерами, соко­ловы со стреляными... Что уж говорить о халупах с фрисами и драчихах с майерниками...

    Нахлебались. Наелись. Переваривайте.

    О таких натурах прекрасно сказано у М.Горького: "Это человек оподленный, жесткий, жадный и, конечно, мечтающий о какой–то свобо­де, о тихой жизни в своем уютном уголке без страха перед людьми, которых ненавидит, но для которых – весь в улыбках". Так они все и оказывались и оказываются: вместо свободы – на "Свободе"...

    Так и перебывает и перебивается это "оподленное племя", предки которого уносили ноги с "этой" страны, получая выездные визы то ли в штабе 1–й Конной армии, то ли в штабе 1–го Белорусского фронта...

    Чего ж вы, если вины за собой никакой не знали и не чувствовали пер­ед народом и страной – рвали когти на Запад, кто с остатками вранге­левцев, кто в обозе драпающих из СССР фашистских "полпредов цивилиза­ции и демократии" западного образца? И с тех пор – чтобы не околеть с голоду – на службе у новых хозяев. Да, согласен, диковато из барина превращаться в холопа. Приживалы тихо ненавидят своих "благодетелей" и люто, до припадочности – свою бывшую Родину: преданную, проданную и постоянно продаваемую. Осмеиваемую и охаиваемую...

    Поэтому уповать на то, что "совесть проснется", что умерят свою прыть и энергию нервическую, с которой вершат вот уж около века дело свое иудино; что непрестанно, из портков выскакивая, строят и вынаши­вают, а выносив – пытаются практически осуществлять планы свои и хозяев своих в отношении страны (не только нашей, разумеется) трудящихся, "осмелившихся" в 1917–м взять свою судьбу в свои собственные руки, осмелившихся и вознамерившихся стать хозяевами своей собственной судь­бы – не стоит. Не умерят. Не простят./Хотя: еще большой вопрос, кто кого прощать должен). Не забудут.

    Мстили, мстят и будут мстить. Как мстили предки ихние, когда купали в кровавой купели "быдло посмевшее" в черные годы реакции на революцию 1905–го года и в годы гражданской войны, как мстили поли­цаи и власовцы в годы войны Великой Отечественной. "Я вижу, с каким удовольствием скалят свои зубы те хищники и паразиты нашей страны, которые, охраняя интересы тупой и грубой силы, угнетающей наш народ, защищают бесправие, разжигают ненависть в людях, нагло насилуя прав­ду проповедуют скверную ложь и всячески развращают измученное собы­тиями, растерявшееся русское общество.

    Но их средства защиты своих холопских позиций с каждым днем все иссякают, им все труднее лгать, против них – суровая правда жизни...” (Горький М. – Л.Н.Толстому.– 5 (18) марта 1905г.– Переписка М.Горького Т.1, стр. 282.– М.,1986.).

    И еще несколько убийственно точных и правдивых портретов это­го "оподленного племени", относительно которого у трудящихся не должно быть НАИМАЛЕЙШИХ иллюзий: ихние перья отравленные давно уж прира­внены к штыкам – Антанты, вермахта, НАТО...

    "И вот я вижу что–то безумное, непонятное, дикое, отчего мне делается больно и меня охватывает облако горячей, мучительной злобы. Вижу то, что не казалось мне возможным в России. Народ наш воистину проснулся, но пророки – ушли по кабакам, по бардакам. Вижу, что Куп­рин, Андреев – талантливые люди – идут рядом с хулиганами, которые, прикрываясь именами журналистов, рекламируют какой–то банкирский дом "Захарий Жданов и К". Вижу Чуковских, Пильских, Мережковских, Разумников, Изгоевых, Милюковых – все это для меня фантастические зеленые рожи, какие–то расплывчатые пятна, – точно кровоподтеки на трупе убитого. Все это сплошь – искаженное, растерянное, больное. И все – лжет. И бороться с этой жидкой, липкой грязью – нельзя, нечем.

    Какой–то немец, бактериолог, сказал однажды: холера – экзамен желудка. Русская революция, видимо, была экзаменом мозга и нервов русской интеллигенции. Эта "внеклассовая группа" становится все боле органически враждебной мне, она вызывает у меня презрение, насыщает меня злобой.Это какая–то неизлечимая истеричка, трусиха, лгунья. Ее духовный облик совершенно неуловим для меня теперь, ибо ее психичес­кая неустойчивость – вне всяких сравнений. Грязные ручьи, а не люди" (Там же, стр. 375).

    Психологию и менталитет этих социальных и классовых маргиналов, этой диаспорной злыдоты – ЭМИГРАЦИИ (неважно, какого "призыва" эмиг­рация) он превосходно "срисовал" во время своего путешествия в Аме­рику (САСШ/: "А вообще, приезжая сюда, люди обращаются в тупых и жадных животных. Как только увидят эти массы богатств, оскалят зубы и ходят так до поры, пока не станут миллионерами, или не издохнут с голода.

    Эмиграция! Это – ужас! Эмигрант – теперь совсем не тот человек который сделал Америку. Это просто мусор Европы, ее отброс, лентяй, трус, бессильный, маленький человечек, лишенный энергии, без которой здесь нечего делать. Современный эмигрант не способен делать жизнь – он только может искать готовой, покойной и сытой жизни. Таких эмигрантов всего лучше топить в океане, и когда я буду сенатором здесь, я внесу этот проект на голосование".

    Не будем извиняться за стиль автора (как, впрочем, и за собственный стиль: у контрреволюции – эстетика безобразного и выразить ее можно попытаться лишь соответствующей лексикой) и несколько радикаль­ные рецепты в части того, как следует поступать с этой "оподленной публикой". Во–первых, взята эта выдержка из приватного письма (К.П. Пятницкому от 24 августа 1906 г.), которое все выдержано в тонально­сти "мрачного юмора" (вот еще одна выдержка из него: "Ах, интересная страна. Что они, черти, делают, как работают, сколько в них энергии, невежества, самодовольства, варварства... Очень много людей. Прискорбно мало человека."./Там же, стр. 306, 307), во–вторых, что нельзя быку (простому обывателю либо публичному политику), то можно – худож­нику слова такого масштаба. Потому он и – Горький. А тот, кто швырнет в его сторону очередной камень (сколько их, этих местных классиков, этих слегка известных "интеллигентов" сделало себе карьеру в этом метательном ремесле, делает и будет) – просто так, погулять вышел...

    Однако же ж, согласитесь, портрет Америки и американцев, напи­санный им, почитай, 100 лет тому назад – непревзойденный. Она и они и сегодня – точнехонько такие. Только, очевидно, что варварства, не­вежества, самодовольства – существенно прибыло. Да энергия – убывает стремительно...

    Так почему я не должен доверять его, М.Горького, пониманию феномена ЭМИГРАЦИЯ? Я и доверяю. И вовсе – не слепо. Слава Богу, своими глазами насмотрелся вдоволь, на своей шкуре ощутил осязаемо, своими извилинами способен постичь: да, именно таким это человеческое перекатиполе и есть. По происхождению своему, по устремлениям своим, по делам своим практическим. ПО ЕСТЕСТВУ СВОЕМУ.

    11.Нашу историю загадили, как электрическую лампочку мухи.

    ...Так чего же вы, позволившие украсть у себя свою собственную ИСТОРИЮ, хотели? На что надеялись и уповали? Что вам там, за бугром бывшие, – БЫВШИЕ, – изготовят и подарят святочный рассказик о годах 33–м, 37–м, 48–м ... Да о КАЖДОМ, прожитом нашей страной, начиная с октября 1917–го, годе? Месяце?? Дне??? Ну, честное слово, для этого надо быть либо центристом (валенком) законченным, либо – подлецом патентованным.

    ...Вся советская история, без малейшего исключения, предстает в этих писаниях, говорениях и телекартинках неутомимых тружеников духовной контрреволюции, повторяем, как засиженная дочерна мухами электри­ческая лампочка, которая, даже включенной будучи, уже не в состоянии ничего освещать,

    Мрак. Темнота. Загаженность.

    Лютые ненавистники загадили и продолжают загаживать все НАШЕ. Прошлое. Будущее. Настоящее. Особенно густо и непроглядно, качественно наложено и постоянно добавляется, повторяем; на годы 33–й и 37–й. Отчего так?

    Сначала – выдержка из документа исторического. "Итоги первой пя­тилетки. Доклад И.В.Сталина на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП/б) 7 января 1933 г.". Итак: "В итоге осуществления пятилетки в области промышленности, сельского хозяйства и торговли мы утвердили во всех сферах народного хозяйства принцип социализма, изгнав оттуда капитали стические элементы.

    К чему это должно было привести в отношении капиталистических элементов и к чему оно на самом деле привело?

    Это привело к тому, что оказались вышибленными из колеи послед­ние остатки умирающих классов и их челядь, торговцы и их приспешники, бывшие дворяне и попы, кулаки и подкулачники, бывшие белые офицеры и урядники, бывшие полицейские и жандармы, всякого рода буржуазные ин­теллигенты шовинистического толка и все прочие антисоветские элементы.

    Будучи вышибленными из колеи и разбросавшись по лицу всего СССР, эти бывшие люди расползлись по нашим заводам и фабрикам, учреждениям и торговым организациям, по предприятиям железнодорожного и водного транспорта и главным образом – по колхозам и совхозам. Расползлись и укрылись они там, накинув маску "рабочих" и "крестьян", причем кое–кто из них пролез даже в партию.

    С чем они пришли туда? Конечно, с чувством ненависти к Советской власти, с чувством лютой вражды к новым формам хозяйства, быта, куль­туры.

    Пойти в прямую атаку против Советской власти эти господа уже не в силах. Они и их классы несколько раз вели уже такие атаки, но были разбиты и рассеяны. Поэтому единственное, что остается им делать, – это пакостить и вредить рабочим, колхозникам. Советской власти, пар­тии. И они пакостят, как только могут, действуя тихой сапой. Поджига­ют склады и ломают машины, Организуют саботаж. Организуют вредитель­ство в колхозах, в совхозах, причем некоторые из них, в числе которых имеются и кое–какие профессора, в своем вредительском порыве доходят до того, что прививают скотине в колхозах и совхозах чуму, сибирскую язву, способствуют распространению менингита среди лошадей и т.д.

    Но главное не в этом. Главное в "деятельности" этих бывших людей состоит в том, что они организуют массовое воровство и хищение государственного имущества, кооперативного имущества, колхозной собственности. Воровство и хищение на фабриках и заводах, воровство и хищение железнодорожных грузов, воровство и хищение в торговых предприятиях, – особенно воровство и хищение в совхозах и колхозах, – такова основная форма деятельности этих бывших людей. Они чуют как бы классовым инстинктом, что основой советского хозяйства является общественная собственность, что именно эту основу надо расшатать, чтобы напакостить Совет­ской власти, – и они действительно стараются расшатать общественную со­бственность путем организации массового воровства и хищения". (И. Сталин.– Вопросы ленинизма.– М.,1940, стр. 392– 393).

    Разумеется, ссылка на такой документ, – а это есть именно истори­ческий документ, ибо принимался публично, на пленуме правящей партии и адресовался всему народу и мировой общественности, а не рождался в воспаленном от ненависти и страха мозге очередной диссиды по заказу временщиков, – такой документ сегодня, само упоминание имени И.В.Ста­лина сегодня вне контекста, заданного контрреволюцией: зубодробитель­ного, вызовет у временщиков совершенно однозначную и вполне прогнози­руемую реакцию: пароксизм злобы и мощный выброс клеветы и очередных инсинуаций в адрес любого, кто "посмеет". Кто нарушит правила игры, установленные, навязанные нашему обществу за десять, особенно за пос­ледние десять лет нашей жизни. Что– что, а жесточайшее табу на любое упоминание имени И.В.Сталина в позитивном контексте они блюдут неукос­нительно. Хотя, повторяем, процесс вымарывания целых десятилетий на­шей истории начался задолго до того, как Кремль был оккупирован конт­рреволюционной камарильей и смертоносные метастазы безвременья проникли (были имплантированы) во ВСЕ сферы нашего жизнебытия: духовную, социальную, культурную, политическую, экономическую. Наш мозг, наши чувства массировано интоксицировались ложью, полуправдой, мифологе­мами постоянно, с нарастанием, с совершенствованием техники и техно­логии этого малопочтенного дела, особенно внаглую – последнее десятиле­тие и можно с уверенностью говорить о целом поколении, выросшем в атмосфере смрадных идеологических миазмов: инвектив, диффамаций, ин­синуаций. В ситуации, когда за последнее десятилетие не издано НИ ОДНОЙ строчки работ того же И.В.Сталина, и, практически (если не считать сборника не вошедших в ПСС В.И.Ленина отдельных его работ и до­кументов: однако же ж понятно, почему было сделано такое «исключение»: думали и ставили своей целью – замарать. Вышло – наоборот. Промах­нулись ребята) – ни одной строчки В.И.Ленина. НИ ОДНОЙ. Т.е. последо­вательно и неотступно реализуется установка на ПОЛНУЮ резекцию у общества целого пласта истории: с 1917 (не говоря уж о том, что значение ленинского и сталинского теоретического наследия совершенно недопус­тимо и немыслимо редуцировать лишь к этим временным рамкам, либо отождествлять ихнее значение лишь со значением чисто исторических доку­ментов) по I953 годы. Как – не жили. Т.е. КАК мы в эти годи жили, ОНИ нам расскажут. Так расскажут, как сами, разумеется, считают нужным рассказать. Ну, а уж чем и кем детерминируется это самое "считают нужным", объяснять, полагаю, излишне.

    Однако же ж и с годами 1953 – 1985 дело сегодня обстоит не лучшим образом. Не говоря уж об идиотской практике доконтрреволюционного (до– перестроечного) периода, когда не успевал смениться в Кремле лидер страны – и с библиотек оперативно (хотя и втихую) выносили, списав предварительно, все, что было подписано именем очередного "товарища Леонида Ильича" и всей его "команды", соответственно. А это же ведь – доку­ментальная база для изучения, понимания и сохранения нашей истории. Нашей, какой бы она ни была. Ибо история – это АДЕКВАТНО зафиксированное прошлое. Прошедшее. Это – как протокол милицейский с места проис­шествия либо преступления. Прошлое, если оно описано в режиме хвалы либо же хулы – это не история, но историческая Мифологема, либо и вов­се – историческая мифема: примитивный, не предполагающий даже видимос­ти апеллирования к логике поток измышлений, рассчитанный на исключите­льно нетребовательное, примитивно– эмоциональное восприятие и усвоение. Как жевательная (ароматизированная и подслащенная) резинка: ну совсем почти как конфета... Очень похоже имитирует духовную пищу, очень похо­же на "исторический документ". (Вспомните ту вакханалию, которая тво­рится нынче "интерпретаторами" нашей истории хотя бы с цифрами потерь и жертв: гражданской войны, коллективизации, индустриализации, ВОВ, репрессий и т.д. Такого оголтелого исторического разбоя и мародерства в мировой истории еще поискать нужно).

    Туда же, в кипящую сталь (именно так подонки сжигали собрания со­чинений Маркса, Энгельса, Ленина в первые годы перестройки в мартенов­ских цехах мариупольского завода "Азовсталь", – имени Ильича, завода, заметьте, – свозили из библиотек и в ночную смену: СЖИГАЛИ . Это же – хуже и подлее, чем это делали наци на площадях Германии в 1933 году при большом стечении народа... Нет, наша контрреволюция – это даже не чума. Это – ЧУМКА), полетели и ВСЕ материалы съездов ВКП/б) и КПСС, иные партийные и государственные документы. А ну– ка, поинтересуйтесь в любой публичной библиотеке, каковы были итоги выполнения советским народом очередной пятилетки либо семилетки в области развития здравоохранения в СССР, либо в области развитии угольной промышленности. А нет документов – не было и медицины. Так, была на всю страну пара бабок– целительниц, а грелись мы ночи напролет вокруг костров: троглодиты в козьих шкурах и с дубинами в руках, ждущие с нетерпением, когда же нас придет "цивилизовывать" демократический Запад: учить пись­му и счету, умению обращаться с куском мыла и зубной щеткой...

    Беспамятство – такая же демоническая сила, как и невежество. И контрреволюция о том ведает прекрасно.

    ...То, что в народе нашем называют "голодовка 33– го года" и что нас десятилетиями приучали доброхоты (радиоголоса) из– за бугра и на­конец – приучили за последнее десятилетие местные вкупе с импортными оккупанты называть "голодомор", по большому счету был все– таки ... Голодомор. Да, это было сознательно спланированное и рукотворное действо. Какую еще реакцию можно было и следовало ожидать от мира вче­рашнего, от мира, не сумевшего утопить народ, "посмевший" взять свою судьбу в собственные руки, в реках крови, пролитых: интервенцией и т.н. белым движением в годы гражданской войны; не сумевшего удушить этот народ петлей голода, холода и тотальной нищеты в годы разрухи послевоенной (или вы полагаете, что термины и практика "блокад", "санкций", "эмбарго", "изоляций", "санитарных кордонов" и т.п. – это изобретение дня сегодняшнего?/; от мира, вожделенно и злорадно наб­людавшего за тем, как корчилась в голодной агонии, выносила на погосты сотнями тысяч своих детей, стариков, мужчин и женщин молодая Со­ветская Россия в результате тем же самым миром уходящим учиненного голодомора 1921 года? И нет, чтобы, устыдившись – повиниться и покаяться хотя бы сегодня за сотворенное: до сих пор бубнят о "кровожадных большевиках", насильно изымавших у клира ценности церковные. Может, вам напомнить, ДЛЯ ЧЕГО они, эти ценности, это злато, серебро, камни и пр. изымались??? Ведь это достаточно разные вещи: приватизировать право на милосердие (церковь) и БЫТЬ милосердным.

    И вот, когда пришло полное осознание того, что самый первый, самый брутальный натиск контрреволюции потерпел сокрушительное поражение, окончился полным фиаско; когда стало очевидным, что НЕТ НА СВЕТЕ ТАКОЙ СИЛЫ внешней, которая могла бы сокрушить, могла бы вновь поста­вить на колени народ, с колен восставший; когда в годы первых пятилеток миру были явлены ошеломляющие результаты созидательного труда, освобожденной творческой энергии новой, нарождающейся исторической общности людей – СОВЕТСКОГО НАРОДА, тактика и оперативное искусство (стратегическая цель, разумеется, остается прежней, единственной и неизменной – УНИЧТОЖИТЬ) контрреволюции изменяются. Ставка делается на вредительство, на подрыв изнутри, на реанимацию и консолидацию "бывших". В этот же период начинается (вы всегда обращали внимание на эту поразительную синхронизацию "процессов"?) стремительное взращивание – и нового внешнего контрреволюционного аргумента – фашизма. Явления, повторяем, отнюдь не "чисто итальянского", либо "чисто гер­манского". Просто Германия волею стечений целого ряда причин и обстоятельств, условий и факторов была НАЗНАЧЕНА на рель острия, наконеч­ника того копья, имя которому – буржуазная контрреволюция. Фашизм – это ПОСЛЕДНЯЯ охранительная реакция уходящего мира. Реакция предыстории на историю. Реакция, в по– своему искренней: без излишнего флера, без камуфляжа идеологического, форме демонстрирующая СУЩНОСТЬ отжив­шего мира. МЕРТВЫЕ ХВАТАЮТ ЖИВЫХ. Разве не то же самое (но только с поправкой на время) мы видим сегодня в обличье фашизма штатского, фашизма НАТОвского???

    …Поэтому нет ничего удивительного в том, что установка партии большевиков во второй половине 20– х г.г. на индустриализацию аграр­ного сектора, на переход решительный к крупнотоварному производству сельскохозяйственной продукции, на коллективизацию села (а это – значительно более основательные замысел и цель, нежели просто утилитар­но– хозяйственная), на возрождение в качественно новой исторической обстановке ИСКОННЫХ общинных, артельных, коллективистских традиций России, всего славянства; установка на возрождение, культивирование формирование в новых условиях психологии и строя жизни на началах братства, товарищества, солидарности, коллективизма – такая установка и ее решительное практическое воплощение в СССР не могли не вызвать бешеного противодействия ей. И такое противодействие в многообразнейших формах: от активизации политических "уклонов" и "платформ", до банального саботажа и вредительства, от организованного кулаческого ("лесного") бандитизма до индивидуального террора – не заставило себя ждать. Было пущено в ход. И острие этой "работы", естественно, направлялось на недопущение качественных, революционных преобразований на селе. И она, эта "работа", дала свои ядовитые, жестокие плоды. На протяжении 1931– 1932 г.г. в основных зерносеющих регионах Советского Со­юза – на Алтае, Кубани, Поволжье, Северном Кавказе, Украине единолич­ными собственниками было ПУЩЕНО ПОД НОЖ практически ВСЕ поголовье ос­новной тягловой силы – быков (волов) и лошадей: дабы не допустить их обобществления. И вспахано на озимь осенью 1931– го и на зябь – весною 1932– го годов было МЕНЬШЕ ПОЛОВИНЫ обычного: НЕЧЕМ было пахать. Еще не пошла на село продукция Харьковского, Челябинского, Сталинградско­го тракторных заводов. Это был прямой практический результат коварной, подлой, людоедской контрреволюционной деятельности



    Другие новости по теме:

  • Технари! Только на вас упование...
  • Наблюдая идиотов
  • Диалектика и метафизика собственности и власти...
  • Мой ответ на «Большой вопрос»
  • Диалектика и метафизика общественной жизни


    • Комментарии (0):

          Оставить комментарий:

        • Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
          • Ваше Имя:

          • Ваш E-Mail: