Календарь

«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930



  Популярное





» » » Монастырская «педагогика» 2

    Монастырская «педагогика» 2



    Настоятельнице приюта при Свято-Ильинском женском монастыре

    грозит до 7 лет лишения свободы за насилие над детьми 

    В Тюмени закрыт детский дом-пансион "Отрада", что при Свято-Ильинском женском монастыре. Около половины из его 15 воспитанниц возвращены родителям, остальные временно находятся на реабилитации в социальном центре "Семья". Формальным поводом для закрытия "Отрады" послужило решение городского управления по образованию, которое обнаружило в деятельности приюта ряд серьезных нарушений. Однако проверки, которые и повлекли за собой временное прекращение деятельности сиротского дома, были проведены уже после возбуждения уголовного дела против настоятельницы монастыря — матушки Нины, в миру — Марины Александровны Схулухия. Расследование начато по статье 156 — ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей, сопряженное с жестоким обращением. Следователи областной прокуратуры не исключают, что дело может быть переквалифицировано по статье 117 — истязание.  

    Как рассказал корреспонденту "Вслух.ру" начальник следственного управления Тюменской областной прокуратуры Михаил Аскеров, поводом для разбирательств послужило сразу два обращения, поданных в ГУВД Центрального округа Тюмени. Первое — от представителей православной общественности. В своем заявлении они утверждали, что настоятельница женского монастыря "плохо обращается с малолетними девочками, избивает их и ограничивает в приеме пищи". Практически параллельно по телефону дежурной части УВД поступил вызов в один из магазинов близ приюта. Звонящие утверждали, что стали свидетелями того, как монахиня вытаскивает из магазина за волосы двух девочек. Как выяснилось позже, подростки сбежали из приюта. По предварительной версии следствия, в магазине голодные девочки хотели попросить еды, но были пойманы настоятельницей, которая силой вернула их в монастырь.  

    Есть в уголовном деле и свидетельские показания воспитанниц приюта — их в "Отраде" было 15. Возраст — от трех до 18 лет. Девочки утверждают, что за малейшую провинность их жестко наказывали: лишали еды, запирали на сутки в козлятник при приюте, заставляли стоять с табуреткой на вытянутых руках. Поводом для такого наказания могло стать, например, ненадлежащее, по мнению матушки, поведение детей на службе в храме, говорит Михаил Аскеров, ссылаясь на данные следствия.  

    Начальник инспекции по делам несовершеннолетних ГУВД Центрального округа Тюмени Елена Шапошникова, которая непосредственно занимается сбором свидетельских показаний, от комментариев отказывается. Шапошникова утверждает, что не хочет лишний раз накликать на себя гнев православной общественности, которая и без того оказывает на следователя колоссальное давление. Инспектора обвиняют в преднамеренной организации кампании против Церкви, время от времени из нее пытаются изгнать бесов и не верят, что она занимается расследованием исключительно согласно своим должностным обязанностям. Давление испытывает не только Шапошникова, но и свидетели по делу. По словам инспектора, ей поступает огромное количество звонков от желающих дать показания по фактам насилия над воспитанницами монастыря, но "подшить" к делу анонимные сообщения Шапошникова не может, а давать официальные показания свидетели, по их признанию, боятся.  

    Поговорить с самими девочками корреспонденту"Вслух.ру" не удалось. У некоторых "сироток" сразу после закрытия приюта нашлись родители, которые забрали детей домой: кого в Москву, кого — в Северный Казахстан, тюменских среди воспитанниц приюта было всего двое — близняшки трех лет. Мать отдала их туда в силу "тяжелого финансового положения". Абсолютно все девочки — из неблагополучных семей, для многих родителей монастырский приют был единственным шансом дать детям хоть какое-то обеспечение. Тех, чьи родители пока не найдены в ходе этого "всероссийского розыска", власти города отправили отдыхать в детский загородный лагерь. Двое подростков отказались уезжать и остались в центре "Семья".  

    Директор центра Лариса Чижевская говорит, что девочки поступили в "Семью" без каких-либо признаков физического насилия, однако у всех была обнаружена анемия, да и психику многих здоровой назвать нельзя. Правда, Чижевская не утверждает, что такими дети стали именно в приюте.  

    "О побоях никто из них не говорит, но другие наказания были. При этом девочки считают, что получали они их заслуженно, вот что самое страшное. Представьте себе, например, что такое 500 земных поклонов в качестве отмаливания какой-нибудь провинности. Я попыталась. Смогла раз 10, а ведь я физически сильная женщина", — говорит Чижевская.  

    По ее словам, у девочек практически нет никаких желаний, кроме как сходить на службу в церковь. Когда их спрашивают о том, куда бы они хотели бы съездить и что посмотреть, дети отвечают одно: "Куда благословит матушка".  

    Пребывание воспитанниц в центре уже вышло "Семье" боком. 148 представителей православной общественности написали в прокуратуру письмо, в котором утверждали, что в центре сироток заставляют отказаться от веры, одевают на детей помимо их воли бесовскую одежду, а за непослушание закрывают в комнате и заставляют смотреть порнографические фильмы. Прокурорская проверка ничего подобного в центре не обнаружила.  

    Между тем городские власти в курсе происходящего вокруг приюта "Отрада". Как выяснилось, в мэрии по этому поводу чуть ли не еженедельно проходят совещания при заместителе главы города Сергее Кабанове. В ходе этих консультаций между представителями Благочинья Тюменского округа, служб социальной защиты и чиновниками обсуждается возможность устранения нарушений в работе приюта для его скорейшего открытия.  

    О возможном насилии над воспитанницами "Отрады" на этих совещаниях стараются не говорить. Как рассказала корреспонденту "Вслух.ру" начальник отдела по опеке и попечительству управления по образованию Тюмени Светлана Шумихина, у ее службы много претензий к приюту, но все они касаются исключительно условий содержания детей и нарушений формального рода. Речь идет о несоблюдении правил пожарной безопасности, плохих санитарных условиях и отсутствии социальных льгот у девочек-воспитанниц.  

    Шумихина ответила на главный вопрос, который возникает у любого, кто отчасти знаком с этим "монастырским делом": имел ли приют законные основания принимать на воспитание несовершеннолетних.  

    По словам начальника попечительского отдела, приют носил статус негосударственного образовательного учреждения детдомовского типа, и с уставными документами "в "Отраде" все было в порядке". Однако реальное положение дел в приюте не соответствовало заявленному статусу детского дома.  

    "Это учреждение по уставу претендует на статус детского дома для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. К таким учреждениям у нас особые требования. Мы должны знать, откуда ребенок появился в монастыре, где его родители и что с ними. Увы, ничего подобного в "Отраде" не было: папки с личными делами пусты. В них нет ничего, кроме личных заявлений девочек на имя матушки с просьбой о приеме в приют. Юридической силы такие заявления не имеют. Это негосударственный подход", — резюмирует Шумихина.  

    Отсутствие документов лишало детей социальных льгот и прав на получение пенсии по потере кормильца. Кроме этого, у опеки есть и другие претензии к монастырскому приюту.  

    "Я не знаю, как им удавалось избежать инфекций, а может быть, и не удавалось, кто знает? То, как, где и каким образом готовилась пища для детей, абсолютно недопустимо. Отсутствовало и положеное для таких учреждений меню на 10 дней. Ели, видимо, что Бог пошлет. Кельи душные, без форточек. Спальных мест всего 13 при 15 воспитанницах. Где ночевали двое девочек — непонятно. Не было в приюте и медработника, в школу дети не ходили — к ним приводили преподавателей из православной гимназии", — подчеркивает специалист.  

    О возможных издевательствах над детьми Светлана Шумихина говорит крайне неохотно.  

    "С одной стороны, миссия у приюта благородная, — признает начальник попечительского отдела. — Мы говорили и будем говорить, что такое учреждение Тюмени необходимо, и мы обязательно будем ему помогать, потому что есть семьи и есть дети, для которых такое содержание —  это выход. Я говорю о строгом, жестком наставничестве. И, пожалуй, приют "Отрада" такому требованию отвечал".  

    Шумихина заявляет, что приют может быть открыт уже первого сентября, если, конечно, будут соблюдены все требования, которые законодательство предъявляет к подобного рода учреждениям. А в том, что нарушения будут устранены, сомневаться не приходится. Практически каждому ведомству дано по поручению: службам противопожарной безопасности доверена установка сигнализации, управлению по образованию — организация системного завоза в приют продуктов питания, службам заказчика — установка мусорных баков и качелей на территории приюта.  

    Неизвестно лишь одно: кто будет возглавлять "Отраду" с первого сентября. В ГУВД не исключают, что дело против матушки Нины может развалиться за отсутствием должного числа свидетельских показаний. Кстати, представители Благочинья утверждают, что никакого уголовного дела в отношении руководства Свято-Ильинского женского монастыря Тюмени нет.  

    "Да, была конфликтная ситуация, но она разрешилась и проблем нет. Об уголовном деле и речи не идет, даже близко", — сказал корреспонденту "Вслух.ру" представитель Благочинья Тюменского округа отец Андрей. На вопрос, о каком именно конфликте идет речь, священнослужитель не ответил: "Это духовная плоскость, вам это не нужно. Я понимаю, это ваш хлеб, но речь идет о достоинстве церкви. Приют откроется, когда мы выполним должные условия по оформлению документов. Власти нам будут помогать, мы, слава Богу, в любви договорились, будем решать вопрос".  

    Между тем начальник следственного управления Тюменской областной прокуратуры Михаил Аскеров уверен, что дело, возбужденное против руководства приюта "Отрада" по статье 156 УК РФ, дойдет до суда. Аскеров со ссылкой на данные следствия не исключает, что дело будет переквалифицировано по статье 117 — истязание. Максимальное наказание, предусмотренное этой статьей — от 3 до 7 лет лишения свободы. 

    "Вслух.ру"
    03 августа 2006, 14:10



    Другие новости по теме:

  • Монастырская «педагогика»
  • Обращение преподавателей Марфо-Мариинского приюта
  • Монашки Московской патриархии "грабют" детей-инвалидов
  • Атеист Атеисту о свободе совести
  • Крест на школе


    • Комментарии (0):

          Оставить комментарий:

        • Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
          • Ваше Имя:

          • Ваш E-Mail: