Календарь

«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 



  Популярное





» » Аборт беременности

    Аборт беременности


     

    Александр Храмов.

    Иеромонах Феогност

    и

    аборт при внематочной беременности

     

    В последнее время православная интернет-общественность взволнована разговорами о взглядах иеромонаха РПЦ МП Феогноста (Пушкова) на проблему абортов при "внематочной беременности" .

    Прежде чем приступить к разговору о взглядах иеромонаха Феогноста, придется сделать небольшое биологическое отступление. В норме оплодотворение (слияние яйцеклетки со сперматозоидом) происходит в верхней части яйцевода (т.н. фаллопиевой трубы), после чего образовавшаяся в результате оплодотворения зигота спускается в матку и несколько дней плавает там, делясь и питаясь выделениями матки. В итоге образуется скопление клеток, сверху покрытое еще одним шарообразным слоем клеток - трофобластом. После чего этот шарик, состоящий из нескольких сотен клеток, который раньше свободно плавал в матке, приходит в соприкосновение с ее стенкой, и в результате образуется плацента, состоящая из материнских клеток и ворсинок хориона (образованных трофобластом зародыша). Через эту плаценту эмбрион и получает от матери питательные вещества, развиваясь дальнейшие девять месяцев.

    "Внематочная беременность" происходит тогда, когда по разным причинам (например, в силу непроходимости яйцеводов) оплодотворенная яйцеклетка не может пройти в матку, а остается в самом яйцеводе (или плывет дальше, в брюшную полость). В этом случае она тоже претерпевает ряд делений и пытается образовать плаценту. Но стенки яйцевода (или органов брюшной полости) не обладают слизистой оболочкой, которой обладает матка. Они не предназначены для образования плаценты. В результате ворсинки хориона, внедряясь в стенки яйцевода, просто разрушают их, чем вызывают боли и кровотечения. В результате, так как невозможно образование нормальной плаценты, зародыш обречен на смерть. И эта смерть зародыша в организме матери (часто перед этим яйцевод разрывается) просто-напросто вызывает сильное кровотечение, а потом и гниение органов матери, в результате чего она умирает от сепсиса. Поэтому "внематочная беременность" считается серьезнейшей патологией и требует немедленного хирургического вмешательства (аборта) сразу же после того, как она выявлена, так как только абортом можно предотвратить гибель матери.

    В истории медицины известны редчайшие случаи, когда даже в условиях внематочной беременности женщина донашивала плод и производила на свет здорового ребенка. Ну, вот недавно выжил человек, упавший с высоты, кажется, 47 метров и остался жив! Так давайте прыгать! Бог милостив – может, спасет (в одном случае из миллиона) или зачислит в новомученики? Но разве можно, говоря об одном спасшемся, забывать о том миллионе, который не спасется? Когда Бог дал людям (в лице современной медицины) возможность спасать женщин с внематочной беременностью, нельзя отвергать эти средства, требуя от Него еще и чуда.

    Я прошу прощения у читателя за то, что, возможно, утомил его выше приведенными биологическими подробностями. Но без них не обойтись в понимании подлинного смысла позиции иеромонаха Феогноста. А он утверждает, что аборт при "внематочной беременности" есть грех детоубийства и, соответственно, в глазах православного христианина он не может быть оправдан. Православная женщина, узнав о своей внематочной беременности, не должна соглашаться на аборт, а, дождавшись смерти зародыша, умереть - и тем самым "принять мученичество за веру Христову".

    Почему такие, весьма экстравагантные, взгляды иеромонаха Феогноста достойны внимания? Прежде всего потому, что их озвучивает не просто какой-то злобный и коварный сектант, адепт "деструктивных тоталитарных сект", которыми нас любят пугать "профессор" Александр Дворкин и К0. Этот "сектант" получил богословское образование в Православном Свято-Тихоновском институте (ныне повысившим свой статус до гуманитарного университета), имеет ученое звание "кандидата богословских наук" и пребывает не в каком-нибудь расколе, а в юрисдикции Русской Православной Церкви Московского патриархата. Это весьма опасный знак и повод задуматься.

    Взгляды Феогноста, хотя он и получил православное богословское образование, очень напоминают учение "Свидетелей Иеговы". Иеговисты внушают своим последователям, что переливание крови (при операциях, например, при лечении онкологических заболеваний и т.д.) есть грех, так как Бог в Ветхом Завете запретил употреблять в пищу кровь, а переливание крови есть "способ внутривенного питания". Соответственно, убежденные иеговисты отказываются от переливания крови как от греховного действия, даже если это жизненно необходимо. "Свидетели Иеговы" выставляют людей, умерших из-за этого отказа, как "мучеников за веру", отдавших жизнь во имя неуклонного соблюдения "заповеди". (Сегодня отношение далеко не всех гематологов так однозначно положительно по отношению к переливанию крови, как ранее. Среди них появилось много скептиков по отношению к безопасности и полезности этой процедуры, впрочем, в ряде случаев остающегося единственным способом попытки спасения при массивных кровопотерях. Но и оно не панацея. – Ред.)

    Но точно так же рассуждает иеромонах Феогност. Он думает, что "если мать сохраняет верность Христу, не убивает ребенка (не делает аборт при внематочной беременности – А.Х.), она становится мученицей". И свои призывы к этому поступку он считает не призывом к самоубийству, а призывом "принять свой крест и следовать за Христом до смерти".

    Между взглядами г-на Пушкова и учением иеговистов есть еще одно важное сходство. В Библии не содержится никакого запрета на "переливание крови". Тогда этой процедуры не было. Но иеговисты путем домыслов и произвольных толкований вывели этот запрет из библейских заповедей, не имеющих к этому никакого отношения. Опять же, ни в Библии, ни в творениях Святых Отцов нет никакого запрещения аборта при "внематочной беременности" – просто потому, что в те времена об этой патологии ничего не знали. Но вот г-н Пушков из заповеди "Не убий" и похвальных слов Святых Отцов о мученичестве вдруг выводит этот запрет. Выводит посредством весьма сомнительных спекуляций. Зачем? Ему мало мученичества, он считает, что в мире слишком мало смерти, раз надо обрекать женщин на нее?

    Феогност говорит: "Человек начинается именно с того самого момента, как образуется его жизнь при слиянии женской яйцеклетки и мужского семени". Соответственно, рассуждает Феогност, в этот самый момент Господь наделяет зиготу душой. И потому удаление из организма матери клеточного комочка, имплантировавшегося в стенку яйцевода и разрушающего организм женщины, Феогност считает "самым настоящим убийством".

    Заметьте, вот где кроется подмена и произвольность толкования. Для православного христианина очевидно: первое – всякое убийство человека – это грех, второе – человек обладает бессмертной душой, которой его наделил Бог одновременно (не раньше и не позже) с телом и третье – самоубийство есть смертный грех. В случае внематочной беременности крохотный комочек плоти, в котором бессмертная душа только недавно обрела свое материальное воплощение, грозит гибелью женщине. Почему этот комочек клеток, еще практически никак не схожий с человеческим существом, имеет право требовать, чтобы вместе с ним погибла и мать, внутри которой он возник? Чтобы убило себя существо, которое достаточно долго прожило на Земле, совершило труд души, чтобы зачать и начать вынашивать плоть, хотя и ставшую обиталищем новой души, но плоть с момента своего возникновения обреченную на гибель в утробе матери. Может ли мать в этом случае защитить и спасти от смерти свое дитя ценою своей гибели? Нет! Значит, ее жертва априори бессмысленна! Господу не нужны жертвы ради самого по себе фетишизированного акта жертвенности. Любой фетиш, даже если это фетишизированная жертвенность, есть проявление очень глубоко сидящего в нас идолопоклонства. Нет в этом новомученичества, а есть осуждаемое Господом самоубийство!

    Иеромонах Феогност точно знает, с какого момента начинается человек. Он уж точно знает, в какой момент Господь Бог дает душу: в момент слияния сперматозоида и яйцеклетки. Это для других сказано: "Пути Господни неисповедимы", это другие не знают, когда и как происходит великое чудо в мироздании: возникновение в результате творческого акта Создателя новой личности. Для иеромонаха Феогноста открыты все тайны Божьего промысла. Но зададимся вопросом: а что же происходит при возникновении однояйцевых близнецов? Они возникают в результате спонтанного разделения зародыша, выросшего из единственной яйцеклетки, оплодотворенной единственным сперматозоидом, на два или более обособленных и самостоятельных эмбриона. Если душа "дается Богом" в момент оплодотворения яйцеклетки сперматозоидом, то когда она возникает у разделившихся эмбрионов и кому из двух или трех достается душа возникшая первой? Знает ли и это всеведущий иеромонах Феогност?

    Или, может быть, вопрос о моменте, когда Господь творит в утробе матери нового человека, наделяя его душой, легче вопроса о размножении животных? Вспомним, праведный Иов, когда Господь спрашивает его: "Знаешь ли ты время, когда рождают дикие козы на скалах, и замечал ли ты роды ланей?" (Иов, 39:1), смиренно говорит в ответ: "Вот, я ничтожен, что буду я отвечать Тебе? Руку мою полагаю на уста мои" (Иов, 39:34.) Но иеромонах Феогност, конечно, считает себя осведомленным куда лучше Иова. Что там козы с ланями, он знает, в какой момент Господь дает душу человеческую. И поэтому иеромонах Феогност вовсе не собирается "полагать руку на уста свои". Он, уверенный в своей правоте и проникший в тайны Божьего промысла о человеческой природе, запрещает женщинам делать аборты при внематочной беременности.

    Иеромонах Феогност верно указывает на тот факт, что большинство параметров будущего организма (если они предопределены генетически) можно предсказать уже по зиготе, из которой он разовьется: "Каждый из нас когда-то был такой клеткой. И абсолютно все - пол, форма ушей, цвет волос и расцветка радужной оболочки глаз, отпечатки пальцев и даже музыкальность - все содержится в ней, в этой зиготе, сразу. С течением жизни ничего нового в ней не появится, а лишь произойдет развитие заложенного. Генетики даже научились распознавать некоторые заболевания ... по этой зиготе, еще до того, как она войдет в недра матки". Но многие генетические заболевания можно, в принципе, предсказать и по отдельной гамете: скажем, если в сперматозоиде содержится удвоенная 21 хромосома, то в случае, если она сольется с яйцеклеткой, мы получим ребенка с синдромом Дауна. Однако едва ли подобная возможность "предсказания" означает одушевленность сперматозоида или яйцеклетки. Это не более чем натурфилософские домыслы иеромонаха Феогноста.

    Между тем, разумеется, не только в Библии, но и в сочинениях Святых Отцов невозможно найти указания, с какого момента можно говорить о том, что в утробе матери возник новый человек. Во времена Святых Отцов не было известно о существовании яйцеклеток и сперматозоидов и следовательно - о моменте их слияния, который будто бы и означает появление в утробе матери нового, Богом сотворенного человека.

    Наиболее распространены были взгляды Аристотеля, которые он изложил в своем трактате "О возникновении животных". Аристотель полагал, что в мужском семени есть душа, под влиянием которой из материала материнского организма формируется зародыш, причем мужское семя выступает по отношению к организму матери как горшечник, а организм матери дает только глину, материал для формирования тела. Согласно Аристотелю, женского семени (= яйцеклетки) не существует вообще, так как оно выводится при менструациях.

    То есть душа, по Аристотелю, возникает вовсе не из-за слияния мужского и женского семени, но она присутствует именно в мужском семени как деятельная причина формирования зародыша. Роль материнского организма связана лишь с предоставлением "строительного материала", подобно тому, как почва дает вещества для развития и питания зерна, но не дает ничего нового "форме" организма (так как в упавшем в землю зерне уже содержится, в возможности, все растение, от корней до колоса).

    Сочинения Аристотеля веками были главными учебниками по естествознанию. Соответственно, и Святые Отцы ориентировались на них. Так, св. Григорий Нисский в трактате "Об устроении человека" (гл. 29) пишет: "О человеческом осеменении предполагаем, что с первым началом состава всевается естественная сила, которая развивается и обнаруживается с некоторой естественной последовательностью, поступая к совершению целого, ничего не заимствуя извне в средство к этому совершению, но сама себя последовательно возводя к совершенству… Можно подразумевать и о душе, что, хотя никакими деятельностями не открывает себя в видимом, но, тем не менее, есть уже во всеянном". То есть наличие души, по св. Григорию Нисскому, не связано со слиянием яйцеклетки и сперматозоида (он ничего не знал о таком слиянии). Душа уже изначально содержится в мужском семени. Поэтому, если ориентироваться на мнение Святых Отцов, которые, в свою очередь, во многом оглядывались на Аристотеля, "убийством человека в возможности" следовало бы считать даже не удаление комочка клеток, а контрацепцию в любом виде, когда "одушевленное семя" погибает, не попадая в организм матери и не получая там материала для дальнейшего развития.

    Как сегодня известно науке, оплодотворение происходит единственным сперматозоидом из тех миллионов, испускаемых мужчиной при семяизвержении. По св. Григорию Нисскому, который, безусловно, должен являться для иеромонаха Феогноста непререкаемым авторитетом, мужское семя одушевлено. Но сегодня мы знаем, что семя - не гомогенная жидкость, а миллионы отдельных сперматозоидов, плавающих в семенной жидкости. Тогда, если известно, что в оплодотворении участвует единственный сперматозоид, и если в пределах формальной логики развивать мнение Аристотеля (на которого ориентировались многие Святые Отцы) и, например, св. Григория Нисского, логично предположить, что собственную бессмертную душу имеет каждый сперматозоид. Почему же Господь заранее обрекает все остальные, которые не оплодотворили яйцеклетку, на гибель? Или еще непонятнее. Ведь далеко не каждый половой акт, даже без всякой контрацепции, приводит к зачатию. Значит, гибнут все без исключения сперматозоиды, награжденные душой? Неужели Господь столь расточителен, что швыряет в смерть миллиарды и миллиарды невинных душ? Вряд ли!

    Все эти рассуждения проделаны нами с единственной целью: доказать абсурдность всех построений такого рода. Появление новой человеческой личности – это великая тайна, которая известна одному Богу. И потому любые попытки проникнуть в нее, расписать, с какого момента и где "появляется душа" и т.д. могут привести только к бесплодной околонаучной софистике, из разряда "сколько демонов умещается на кончике иглы". Не лучше ли смиренно остановиться перед этой тайной? Тем более, если попытки разрешить ее в духе Феогноста приводят к жестоким и убийственным выводам и требованиям.

    Так что все домыслы Феогноста о "моменте", после которого биологическое вещество становится богосозданной личностью, наделяется душой и т.д. – это исключительно его, Феогноста, спекуляции и субъективная попытка приложить христианские заповеди к современным биологическим знаниям. Ни в св. Писании, ни в св. Предании не содержатся указания относительно такого толкования действий Божьих в контексте биологических понятий. А если же таковые и содержатся, то, как мы видели, они скорее обратятся против Феогноста, так как уровень знаний менялся из эпохи в эпоху.

    В этом и есть самое существенное сходство взглядов Феогноста со "Свидетелями Иеговы". И г-н Пушков, и иеговисты, спекулируя библейскими цитатами и искусственно проецируя их на современные естественнонаучные знания, дают верующим предписания, опасные для их жизни и здоровья. Почему Феогност так требует от православных женщин мученичества, требует на пустом месте? Можно же не отскочить от несущегося на тебя грузовика – и тоже объявить это мученичеством и покорностью "воле Божьей".

    Не удалять хирургическим путем зародыш при внематочной беременности – "мученичество" из того же разряда. Какой-то невыразимо темный дух, дух фанатичного мироотрицания и нигилизма, страсть к разрушению и мучительству чувствуется в построениях иеромонаха Феогноста. Почему он именно так толкует Божью заповедь "Не убий"? Темные люди "анти-мира", нигилисты приходили в христианство на протяжении всей его истории. Инквизиция – только один из случаев такого проникновения. Из заповеди "Возлюби ближнего своего" эти люди выводили: "Больше ненависти", мы любим в вас вашу бессмертную душу, вас же ненавидим. Из заповеди "Не убий" они выводили: "Больше смерти", выше костры! Феогност говорит о "любви к будущему ребенку и к Богу", о том, что "любое убийство недопустимо". И в итоге приводит к тому, что женщина должна умереть или подвергнуться риску смерти – из-за соблюдения этих заповедей в истолковании Феогноста, из-за любви к "бессмертной душе оплодотворенной яйцеклетки". Ссылаясь на необходимость быть милосердными, иеромонах Феогност доказывает, что православный врач должен отказываться делать аборт женщине при внематочной беременности и духовник должен ее от этого отговаривать. Видимо, и муж православный должен ей твердить о том же, подталкивая к гибельному решению. То есть помощи ждать женщине неоткуда. "Православные", по Феогносту, должны фактически приговорить женщину к смерти, толкая на самоубийство, лишить возможности на спасение, как физическое, так, впрочем, и духовное. Хороша же "любовь"! Ловкие, изуверские софизмы – и заповедь "Не убий" обращается в "Обреки на смерть".

    Несмотря на ссылки на Евангелие, позиция Феогноста глубоко антиевангельская. Он забыл о словах Христа: "Не человек для субботы, а суббота для человека". Феогност, как истинный законник, установил свое толкование заповедей, перетолковал их, придал им прямо противоположный смысл. И настаивает, чтобы ради этой его субботы православных женщин обрекали на смерть, внушали им необходимость лжемученичества. Лучше пусть женщина сгниет живьем, изойдет кровью – а заповедь об "оплодотворенной яйцеклетке" соблюдет. Буквализм в выполнении закона, доведенный до абсурда, который к тому же важнее человеческой жизни – что может сильнее расходиться с евангельским духом?

    Иеромонах Феогност планирует вынести вопрос об аборте при внематочной беременности на предстоящие в конце января Рождественские чтения. Посмотрим, удастся ли ему это сделать, и если да, то какая реакция последует на его доклад. Иеговисты по духу, как выясняется, могут вызреть и в церковной ограде. Но отреагируют ли на них так же оперативно, как реагируют на иеговистов вне церковных стен?

    Портал Credo.ru

    15 января 14:56



    Другие новости по теме:

  • Патриарх_безбожник
  • 10 заповедей Моисея
  • О религиозном и светском преподавании биологии в школе
  • Не краситься а каяться
  • Заповеди Моисея


    • Комментарии (0):

          Оставить комментарий:

        • Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
          • Ваше Имя:

          • Ваш E-Mail: