Календарь

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031



  Популярное



  Архивы

Июль 2013 (3)
Июнь 2013 (1)
Май 2013 (4)
Апрель 2013 (10)
Март 2013 (19)
Февраль 2013 (19)



  Наши счетчики



Яндекс цитирования

» » » Медитация на сексуальные темы

    Медитация на сексуальные темы


    Дарья АСЛАМОВА

     

    Как я медитировала на сексуальные темы

      

    СОДЕРЖАНИЕ:

    Территория, свободная от СПИДа. 1

    Миллионеры в поисках нирваны.. 2

    Первые уроки медитации. 3

    Индийский «старец» из Одессы.. 4

    Мужчины ашрама Ошо. 4

    Живой бог. 5

    Даршан. 6

    Золото из воздуха. 7

    Сай-бабовцы и сай-бабистки. 7

    Русская община. 7

    Бегство от сумасшествия. 9

    P. S. 9

     

     

     

     

    Территория, свободная от СПИДа

    Последний раз я сдавала анализы на СПИД в Багдаде согласно приказу Саддама Хусейна, в разгар войны, когда американские бомбардировщики кружили над городом, словно разборчивые мухи над куском бисквита. «Анализы будут готовы через месяц», - заявила улыбчивая врач. В условиях войны я восприняла ее слова как проявление черного юмора и сбежала из Ирака, так и не узнав результата.

    Вторично мне пришлось проверяться на СПИД в Индии, в небольшом провинциальном городе Пуна. Всего пятнадцать минут ожидания после укола, и я облегченно вздохнула, получив пропуск в ашрам Ошо, что означало: во-первых, я не больна СПИДом, во-вторых, я стала членом одного из самых странных заведений на земле - медитационного центра Ошо.

    Ашрам - уединенное место, где духовный учитель (гуру) собирает своих учеников, чтобы поделиться с ними знаниями о жизни. Лет тридцать назад ашрам Ошо славился как общество по разврату на паях. В блаженные времена хиппи - времена цветов, свободной любви, марихуаны и борьбы за мир - здесь процветали медитации, часто заканчивавшиеся сексуальными оргиями. Духовный учитель Ошо знал, чем привлечь беспечных хиппарей. «Секс - это детская игра, - утверждал он. - Играйте, пока не наиграетесь. Потом вы пойдете дальше». Исходя из старого правила, что к Дворцу Мудрости приходят путем пресыщения, он разрешал любые вольности и проявления сладострастия, на которые ханжеское и лицемерное индийское общество смотрело весьма косо.

    Ошо умер. Его наиболее горячие (в сексе) последователи эмигрировали в более демократичный Амстердам. Оставшиеся ученики превратили ашрам в самый большой в мире респектабельный медитационный курорт. Территория ашрама - заповедник разумной роскоши. Вокруг райские кущи, фонтаны, водопады, огромный бассейн с прохладной водой, элегантно простые здания для учебных курсов, столовая с превосходной вегетарианской едой. По ашраму бродят люди в длинных пурпурных балахонах (униформа всех участников), к вечеру народ переодевается в белые ночные рубашки. Первый раз, когда я увидела в ночи процессию людей в белых одеяниях, я решила, что у меня невинный тропический глюк. Позже мне объяснили, что это братство белых рубашек, к которому запросто можно присоединиться для совместных вечерних медитаций.

    Выходя из этого рая, немедленно попадаешь в ад неописуемой индийской провинциальной нищеты. Пот, пыль, брань, пронзительная какофония автомобильных клаксонов, бесцельная суета, немыслимая вонь отбросов, толкотня, отдавливание мозолей на ногах. Шалея от жары, липкого воздуха и назойливости несметных попрошаек, я вцепилась в первого же белого человека, который попался мне по пути. «Где тут какой-нибудь бар для иностранцев?» - завопила я на английском. «А ты откуда?» - подозрительно спросил он. «Из Москвы». «И я из Москвы», - засмеялся белый иностранец.

     

    Миллионеры в поисках нирваны

    Незнакомец втолкнул меня в ближайшую грязную кафешку, в которой не оказалось алкоголя, зато всех поили крепким, как яд, черным чаем с перцем, кардамоном и молоком. Эта зверская жидкость немедленно прочищает мозги. Незнакомец назвался Виктором и рассказал мне свою историю. Он уже одиннадцатый год шарахается по Индии и отнюдь не мучается ностальгией. «На что же ты живешь?» - поинтересовалась я. «Очень просто. Сдаю в Москве свою квартиру за тысячу долларов (заметь, честно плачу налоги), и деньги мне высылают прямо сюда. Тысяча долларов в Москве не деньги, а в Индии на них можно жить с шиком. Сто долларов за отличную комнату, сто долларов в месяц на еду, а на остальные деньги можно путешествовать и развлекаться. Чем не жизнь?» - «Послушай, ты здоровый мужик в самом соку. Неужели тебя не тяготит безделье?» - «Ничуть. Когда-то в Москве у меня была своя фирма по недвижимости, потом я приехал в свое первое путешествие в Индию и познакомился с одним парнем из Калифорнии. Он создал свою компанию с нуля и вкалывал как проклятый, без выходных и отпусков, пока не сколотил пять миллионов. Деньги, конечно, хорошие, но для Калифорнии не слишком серьезные. И он понял, что надо вкалывать еще больше. И к 35 годам мужик загремел в больницу с нервным истощением и с целым букетом болезней. И вот лежит он, бледный и печальный, на больничной койке, и к нему приходит его приятель-бессребреник, только что вернувшийся из Индии. Приятель выглядел прекрасно, весь свежий и загорелый. И до миллионера впервые дошло, что он тратит свою жизнь без толку, не получая от нее удовольствия. Он положил свои пять миллионов в банк и переселился в Индию. Когда я выслушал его историю, я решил учиться на чужих ошибках. Я вернулся в Москву, развелся с женой, оставил свой бизнес и стал колесить по свету, а потом надолго застрял в Индии. В ашраме Ошо, кстати, много миллионеров, разочаровавшихся в деньгах. Они живут здесь месяцами, медитируют, читают, рисуют, один даже лепит горшки.

    Одна моя московская знакомая сделала себе силиконовую грудь и приехала в ашрам искать себе мужа-миллионера. Она прогуливалась вдоль бассейна в купальнике, демонстрируя свое тело, но рыбки не клюнули. Здесь такие номера не проходят». - «Ты хочешь сказать, здесь люди не интересуются сексом?» - «Еще как интересуются. В сущности, ашрам Ошо - это место для замаскированного поиска партнера. Здесь много одиночек, приехавших с конкретной целью. Ты сразу почувствуешь это на себе».

     

    Первые уроки медитации

    Нас было тридцать человек новичков из тридцати стран - из Бразилии, Аргентины, Швеции, Австралии, США, Швейцарии, Германии, ЮАР, Индии, Франции и т. д. Прямо-таки Организация Объединенных Наций в миниатюре. Все разных возрастов и профессий, но в одинаковых красных балахонах.

    «Медитация состоит в том, чтобы научиться быть одному, - начала свою речь девушка-инструктор из Израиля. - Это путешествие внутрь себя, и никто его не сделает за вас. Всю вашу жизнь вас пытаются заставить кем-то стать. Если вы американец, вы должны стать настоящим американцем. Если вы немец, общество навязывает вам идеал стопроцентного немца. Ошо говорил: «Вся моя работа состоит в том, чтобы уничтожить всю ложь, которая тебя окружает, и ничем ее не заменить, оставить тебя абсолютно обнаженным в твоем одиночестве. И в своем одиночестве ты познаешь истину, потому что ты и есть истина. Ее не сможет тебе дать ни Иисус, ни Будда, ни Кришна. Истина - это не товар, который кто-то кому-то продает». Попробуйте отбросить броню каст, верований, привычек. В этом вам поможет медитация».

    То, что произошло дальше, показалось мне более чем странным и не лезло ни в какие ворота. Всех нас заставили высморкаться в салфетки, а потом велели дышать через нос - часто, сильно, с шумом, ускоряя темп. И когда показалось, что все уже на пределе, девушка-инструктор приказала: «Взорвитесь!» И комната превратилась в филиал сумасшедшего дома. Люди прыгали, скакали, визжали, боксировали воздух, тряслись в экстазе, выкрикивали непристойности и оскорбления на всех языках. Особенно усердствовал один немец. Прежде такой спокойный и выдержанный, он превратился в исчадие ада - вертелся на месте волчком, подвывая, словно дикий зверь, а потом хохотал, как безумный, истерическим, неуемным смехом. Я стояла, растерянная, посреди комнаты, не в силах включиться в игру, и мне хотелось всем надавать пощечин, чтобы привести их в чувство.

    «А теперь поднимите руки вверх, прыгайте и кричите: «Ху! Ху! Ху!», - велела инструктор. - Каждый раз опускайтесь полностью на всю ступню. Освободите свой сексуальный центр». Я решила, что мне ни к чему освобождать свой сексуальный центр и демонстративно уселась на пол, чувствуя себя взрослым на детском празднике. Я спрашивала себя: «Что мешает мне расслабиться?» Ответ нашелся сразу: я боялась показаться смешной. Эта мысль меня разозлила как проявление собственной слабости, и я решила всерьез заняться медитацией.

    Днем я отправилась в роскошный храм, выстроенный в виде египетской пирамиды. Все меня поразило. В огромном пустом прохладном зале тысячи людей тряслись в такт странной тягучей музыке с чуждым ритмом. Казалось, что у всех одновременно случился приступ малярии. Несмотря на внутреннее сопротивление, я вдруг почувствовала, что тоже дрожу всем телом. На какой-то момент я совсем потеряла над собой контроль. Меня колотило так, как будто ко мне подключили тысячи электрических проводов.

    И вдруг раздался удар гонга, и все разом упали на пол. Наступила такая тишина, что я слышала только собственное дыхание. Я тоже вытянулась на прохладном мраморном полу и попыталась сосредоточиться на чем-нибудь высоком. Но о чем может думать лежащая женщина? Разумеется, о сексе. Все мое тело заныло от желания любой случайной ласки, любого прикосновения. «Возьмите же меня, возьмите! Я отдамся каждому. Только возьмите!» Мне казалось, еще чуть-чуть, и я испытаю оргазм. И когда этого не случилось, я едва сдержала крик разочарования. Внезапно я перестала дрожать и физически почувствовала, как вся нервная энергия стекает с пальцев моих рук и ног. Наступило чувство отрезвляющего покоя, и я провалилась в глубокий освежающий сон. Проснулась я от удара гонга, вся расслабленная, мягкая и тягучая, как кошка. Мне хотелось ластиться и мурлыкать. Я чувствовала себя отдохнувшей, хотя по часам поняла, что спала не более пяти минут.

     

    Индийский «старец» из Одессы

    Мне необходимо было с кем-то поделиться своими переживаниями, и я нашла старца Нисаргана. Старцем я прозвала его за полное внешнее сходство с древними отшельниками. Длинная седая борода пророка, худое жилистое тело, темперамент фавна и горящие безумием и похотью глаза. Он, как никто другой, походил на святых Льва Толстого, которые готовы отрубить себе руку, чтобы избежать соблазна. Бывший одесский художник, он восемнадцать лет назад сбежал от своих родных и близких в Индию и назвался Нисарганом (что означает «природа»). В соответствии с индийской традицией, если человек устал от своего прежнего «я», он берет себе другое имя и начинает новое существование.

    «Когда я медитировал первый раз, у меня в голове утвердилась лишь одна мысль: «Я хочу спать с разными женщинами», - сказал мне Нисарган. «Что же ты сделал?» - спросила я с любопытством. «Я закрыл книжки по медитации и стал двигаться в сторону моего желания. Самое трудное в жизни - это находиться в настоящем моменте. Человек - странное существо. Он не может жить сейчас. Его мысли либо уплывают в прошлое, либо торопятся в будущее. А секс - это единственная возможность оказаться в моменте сейчас, ощутить вкус к жизни. В момент оргазма ты не думаешь о вчера или завтра. Ошо говорил: «Человек вкусил это ощущение жизни через секс, а потом стал задумываться, как бы это сделать без секса?» «Но почему?» - возмутилась я. «Зависимость от партнера, - веско ответил Нисарган. - Женщины - это куча проблем. Им нужно угождать, за ними нужно ухаживать. Женщины требуют денег. А с помощью медитации можно достичь состояния внутреннего экстаза, нирваны. В сущности, медитация - это индифферентное отношение к мыслительному процессу. Это то, к чему призывает Ошо: «Дайте телу и уму быть целиком единым целым, но помните, что вы должны стать свидетелем. Покиньте их, тихо, медленно, через заднюю дверь, без сражения, без борьбы».

     

    Мужчины ашрама Ошо

    О, они великолепно выглядят! Они подтянуты, худощавы (следствие вегетарианской еды, жаркого климата и физических упражнений), они легко идут на контакт, знают женщин, они начитанны и умны, они умеют к месту пошутить. Они на редкость моложавы. (Я всегда давала им на десять лет меньше.) При разговоре, стараясь меня в чем-нибудь убедить, они дотрагивались до меня умными пальцами, и я понимала, какое наслаждение меня ожидает. Они садились рядом со мной, чтобы питаться моей энергией, они предлагали сделать мне массаж, избавить меня от головных болей и научить расслабляться.

    Но когда я открыла тайный источник их сил, я потеряла к ним интерес. Их эликсир вечной молодости - безупречный роскошный закоренелый эгоизм. Они всю жизнь жили для себя и потому прекрасно сохранились. Многие из них никогда не были женаты, а те, кто был связан брачными узами, успели с ними развязаться. Дети (если они были) уже выросли, не слишком обремененные отцовской опекой. Я вспомнила одного высокого седовласого англичанина, который говорил мне элегантным светским голосом: «Дети! Сохрани Бог! Как могут люди быть столь эгоистичны, чтобы заводить детей в нашем жестоком, обреченном на гибель мире!» Этот англичанин всю жизнь провел в Бангкоке, развлекаясь с тайскими девочками и ни в чем себе не отказывая.

    Виктор был моим искушением в этом стане очаровательных циников. Мы оба - отчаянные авантюристы, отравленные многолетними цыганскими скитаниями по всему миру. Но я, беспечная эгоистка, ломающая и вещи, и людей, всегда инстинктивно искала в мужчинах опоры, равновесия и, как это ни смешно, добропорядочности.

    -                  Я всегда жила для себя, - призналась я Виктору одной сладкой летней ночью, - но сердцем знала, что это плохо. И верила, что есть люди чище меня, благороднее, которые живут для других. Кто-то же должен спасать мир.

    -                  - Спасать мир? - Виктор фыркнул. - Первые миллионеры, которые приехали в ашрам, пришли к Ошо с крутым желанием спасти мир. «Дорогой учитель! У нас куча денег! Чем мы можем помочь людям?» И он им ответил: «Кто вы такие, чтобы спасать мир? До вас мир пытался спасти Христос, потом коммунисты. Разве мир стал лучше? Или кому-то стало легче? Если вы хотите помогать человечеству, вы мне не интересны. Есть много мест, где вы можете реализовать свое желание». Странное дело! Люди самим себе помочь не в состоянии, а туда же - берутся помогать другим. Самый действенный способ избавиться от собственных проблем - это помочь другим. Это замечательно повышает самооценку и позволяет забыть на время о собственном дерьме. А у тебя просто не хватает мужества признать, что твой способ жизни - приятный и правильный.

    Той ночью я сказала себе, что с меня хватит. Эти люди заразили меня чувством, что жить на свете не стоит труда. Эпикурейский цинизм всегда был частью моей натуры. Но ведь должно быть что-то еще. И я отправилась дальше - в ашрам живого Бога Сай Бабы...

     

    Живой бог

    На пыльной улочке Пуны рикша грузил мои вещи в свою тележку. Провожал меня Виктор, который, по своему обыкновению, не скупился на иронические замечания. «Бедная девочка! Ты еще не знаешь, что тебя ожидает в ашраме Сай Бабы. Никаких развлечений в твоем духе. Там мальчики направо, девочки налево. Ни одного приличного ресторана или бара. Алкоголь и сигареты запрещены. Я там жил в комнате с одним французом трое суток. Нам все так осточертело, что мы достали подпольную бутылку виски и марихуаны. Напились и накурились с тоски, пока охрана не почуяла неладное. Они забарабанили к нам в дверь, а мы им заорали в ответ: «Не мешайте! Мы медитируем!» А русские бабы? Там их великое множество. Я их называю «бабистки». Они еще в самолете переодеваются в белое и за Сай Бабу готовы глотку перегрызть. Они меня чуть грудями не задавили, когда я посмел усомниться в его божественной сущности».

    В Путтапарти, заштатный грязный городок, который не найдешь ни на одной приличной географической карте, я приехала в девять вечера и поселилась в отеле, который мой водитель-индиец назвал самым чистым в городе. В гостинице невыносимо воняло канализацией, повсюду шныряла вороватая босая прислуга, двери запирались на огромные висячие замки. В душном грязном номере я тут же встала под тонкую струйку душа, но, как только я намылилась, вода немедленно перестала течь. Туалетной бумаги не было, простыни явно не менялись несколько недель, под потолком гудела целая туча москитов.

    Требовалось найти хоть какую-то еду, но в Путтапарти вся общественная жизнь замирает после девяти вечера. Голодная, злая, искусанная москитами, я задалась только одним вопросом: как в этой дыре месяцами живут богатые, избалованные комфортом люди? «А может быть, для них это что-то вроде игры под названием «День мусорной свалки»?» - с иронией подумала я и вспомнила историю о вдове американского колбасного миллионера, сделавшего себе состояние на знаменитых чикагских бойнях. Движимая чувством вины за убийство миллионов животных, вдова любит приезжать к Сай Бабе и валяться у ворот ашрама в пыли. Демонстрируя свое унижение перед сотнями людей, вдова тем самым, как ей кажется, расплачивается за свои нечистые деньги. Но потом за ней приезжает белый лимузин с личным шофером, вдова встает, отряхивается, садится в элегантную машину и возвращается в свой респектабельный мир.

     

    Даршан

    В полшестого утра в дверь моей комнаты забарабанили: «Мадам, вставайте! Даршан!» Я подскочила, ничего не соображая со сна. За окном еще было темно, но уже мелькали тени спешащих людей и хлопали двери соседних номеров. Закутавшись в местные тряпки, я поспешила на даршан.

    Ашрам Сай Бабы поразил меня своими размерами, железной дисциплиной, безупречным порядком и свирепыми секьюрити. Это город в городе со своими улочками и храмами диковинных богов. Здесь есть четкий режим дня, отличная система приема гостей, приличные общежития, дешевые столовые (можно питаться на доллар в день). Несмотря на ранний час, по улицам городка двигались сотни людей.

    Место, где проходит даршан (появление живого Бога), представляет собой крытую веранду колоссальных размеров, богато украшенную в восточном стиле. Веранда разделена на мужскую и женскую половины. У входа мне велели разуться, сделали знак молчать, и две ловкие женщины обыскали меня с головы до ног. Видео- и фотокамеры здесь строго запрещены. Женская половина напоминает огромный курятник, где каждой курице указано свое место. Женщины сидят на полу плотными рядами в полной тишине. Всякие попытки болтовни пресекаются местными охранницами.

    Ожидание бога тянулось томительных три часа. Никогда не угадаешь точное время его появления. Я уже начала клевать носом, как вдруг по рядам ветром пробежало волнение. Толпа обратилась в одну-единственную вытянутую шею, а на лицах у всех застыло одинаковое идиотски просветленное выражение. Между рядами медленно двигалась красная машина, в которой, точно птица в клетке, сидел маленький старенький человечек в оранжевом балахоне с такой необъятной шевелюрой, которая сделала бы честь любой волосорастительной рекламе. Человечек был мил, даже забавен и все время улыбался. Матери поднимали на руки грудных младенцев и плакали от счастья. Старые женщины с глазами рыси впивались в Сай Бабу требовательными взглядами и сосали из него соки, точно вампиры. Машина остановилась посреди зала, Сай Баба с трудом из нее выбрался, и толпа затряслась в религиозной лихорадке.

     

    Золото из воздуха

    После даршана две чопорные, прокисшие русские дамы, проигравшие битву с возрастом, громко сожалели о том, что Сай Баба больше не приглашает верующих на интервью и не берет у них письма с просьбами. И никаких тебе материализаций. Я уже много слышала о материализации золотых предметов из воздуха, на которую Сай Баба великий мастер. Не хуже Дэвида Копперфилда. «Вы в самом деле это видели?» - вмешалась я в беседу. «Конечно, - подтвердили дамы. - Здесь куча народу ходит в подаренных им золотых кольцах и браслетах. Правда, золото не очень качественное - типичное индийское золото. И стиль украшений несколько вычурный. Но людям так нужны погремушки. Еще Сай Баба производит из воздуха часы, правда, фирмы Citizen, со всякими блестящими камешками». «Если он Бог, поче му б ему не материализовать «Ролекс» с настоящими бриллиантами?» - серьезно спросила я. Одна из дам смерила меня взглядом и заметила: «Я чувствую ваш сарказм, и он, наверное, оправдан. Безусловно, люди образованные сочтут это фокусами, шулерским шиком. Но как еще привлечь внимание людей темных к Богу? Вспомните Христа. Он ведь тоже позволял себе немало трюков. Возьмите его прогулки по воде и насыщение 5000 человек пятью хлебами и двумя рыбами. Человечество всегда нуждалось в ярких, эффектных жестах, чтобы последовать за Богом. Золото Сай Бабы - это приманка для ловли душ. И во имя святой цели все фокусы хороши».

     

    Сай-бабовцы и сай-бабистки

    В Путтапарти все вращается вокруг Сай Бабы - всемогущего и редко видимого. Его дух проникает повсюду, пока не превращается в навязчивую идею. Чуткая к любому изменению эмоциональной температуры, я сразу уловила атмосферу взвинченности, истерии и взаимного подогрева эмоций, которую так умело создают женщины периода после климакса. Когда с любовью к мужчинам покончено, женщины бросаются в любовь к Богу, как самоубийцы на мостовую. Их восторженное преклонение вызывает феномен воплощения божественного начала в реальном, вполне земном человеке по имени Сай Баба, и на него они обрушивают свою бешеную назойливую страсть, как когда-то обрушивали ее на мужчин. И духовным это чувство они называют из своеобразного тщеславия. Мужчины реагируют на эти женские эфемерные духовные радости гораздо более цинично: «Да это ж ущербные бабы! Сразу видно, одинокие, что-то в жизни не сложилось, и оправдание они теперь находят в любви к Богу. Мол, я теперь не просто одинокая или брошенная, а я - на духовном пути, и не где-нибудь в России, а в Индии!»

     

    Русская община

    Но что же здесь делают мужчины? В Путтапарти много людей праздных, привыкших скитаться по свету из любви к бродяжничеству и приключениям. Много людей думающих, которые сдаются Богу, когда жизнь их как следует пристукнет. Ашрам Сай Бабы - это своего рода Иностранный легион для побежденных и нежеланных. Здесь можно жить годами в одиночестве, и никто ни о чем тебя не спросит. Русские во всем задают тон. Их здесь слишком много - несколько сотен человек. Общаясь с ними, понимаешь, что русский - это уже не национальность, а склад ума. Русских распирает сложность собственной личности, неугомонное богоискательство и стремление к чудотворству. Они с редкой категоричностью отвергают старую веру и с чисто национальной экзальтацией принимают новую. Это удовлетворяет их пафос первопроходцев и революционеров. Над этой особенностью наших соотечественников можно смеяться, ею можно гордиться, меня лично она раздражает.

    Здесь в ужасающем количестве расходуется слово «духовность». Толпы бездельников целыми днями бродят по ашраму, пьют чай и рассуждают о своем духовном уровне. Как заметил один мой остроумный приятель: «Путтапарти - прекрасное место, только люди все портят». Можно только поражаться творческой способности русских так активно действовать в пустоте. И во всем они видят руку Сай Бабы. Он господствует над всем, все затмевает, диктует действия, связывает совесть и развязывает привязанности, управляет мыслью и физиологическими потребностями.

    У меня от природы слишком много здравого смысла. И когда образованные люди доказывают мне, что дизентерия, которую я немедленно подхватила в этом святом месте, - это духовная чистка организма, я прихожу в ярость. «Значит, то, что я целыми днями сижу в туалете, это влияние вашего Сай Бабы?» - как-то спросила я Кирилла, неофициального главу русской общины. «Конечно, - не задумываясь, ответил он. - Плюнь ты на понос! Если ты попала в Индию, ты свое получишь. Микробы не существуют. Это все выдумки ученых».

    Кириллу за пятьдесят, он доктор физико-математических наук, имеющий несчастную привычку все объяснять и разлагать на части даже собственные чувства. Мысли у него на редкость извилистые, а свое пребывание в ашраме он объясняет мистическими причинами и божественным промыслом. История его прихода в ашрам - классический кризис среднего возраста. Безумная влюбленность в сорок лет в молоденькую девочку, свою студентку, развод с любящей и верной женой, скоропостижный брак с новой любовью и несколько лет счастья. Далее - нестандартный поворот. Молодая жена заводит роман с его же взрослым сыном и рожает от него ребенка где-то в Латинской Америке. Короче, шекспировские страсти. Но Кирилл в таком повороте событий видит лишь руку Сай Бабы, который развязал его с земными привязанностями таким болезненным образом и привел его в ашрам, где можно познать совершенный вид любви - любовь к Богу. «Ты хочешь сказать, что Сай Баба развел тебя с первой женой, отобрал твою последнюю страсть к юной девочке и рассорил с собственным сыном, одним словом, провел тебя через все круги ада, чтобы ты полюбил этого Бога-самозванца?! «Сай Баба как-то сказал: «Я обделил вас родительской любовью, здоровьем, человеческим счастьем, чтобы вы пришли ко мне», - заметил Кирилл. «Какой жадный Бог! - недобро засмеялась я. - Почему же ты в своих страданиях не утешился религией Христа?» «Я отвечу тебе словами одного ламы, которого пытались заинтересовать другой религией: «Находясь в одном заблужденье, не хочу попадать в другое заблужденье». Так и я держусь за свою иллюзию». - «Послушай, но тебя здесь окружает столько людей, по которым просто плачет сумасшедший дом». - «Однажды я сидел на даршане, смотрел на своих соседей и думал: «Боже мой! Это же сборище идиотов! Что я здесь делаю? Вот приду в храм сегодня ночью и повешусь, а утром меня найдут. И вдруг увидел книжку, которую читал мой сосед-англичанин, и в глаза мне бросилась фраза: «Ты должен жить». Я решил, что это приказ».

     

     

    Бегство от сумасшествия

    Ашрам Сай Бабы в самом деле серьезное испытание для психического здоровья. Вирус сумасшествия плодится и множится. Вас окружают люди, которые твердят о том, что у них открылся третий глаз, что они состоят в виртуальной переписке с Сай Бабой, который подает им тайные знаки, что все детали внешнего мира и движение неодушевленных предметов - это сложный код, комментарий по их поводу, и вся Вселенная разговаривает с ними через азбуку Морзе. В атмосфере невидимо, как радиоволны, распространяется внушение массовой идеи, и естественным рефлексом человека является отнюдь не самоутверждение, а капитуляция перед мыслями большинства. Представьте себе, что вы, здоровый человек, попадаете в сумасшедший дом и все больные с энтузиазмом начинают доказывать вам, что это не они, а вы больны. Через пару-тройку дней вы совершенно уверитесь в том, что все вокруг здоровы, а вы законченный псих.

    Особенно усердствовали женщины. Наивные и жестокие, как все фанатики, неистовые в своей любви к Богу до потери способности соображать, они доказывали мне, что не простой случай привел меня сюда, что Сай Баба уже начал надо мной свою тайную работу, что скоро я начну получать от него приказы на ментальном уровне, которых нельзя ослушаться, и приводили мне в пример одного русского, который не послушался живого Бога и удавился в своей комнате от тоски.

    Кошмары преследовали меня не только днем, но и ночью. Сны мои были ярки и тяжелы. Однажды ночью мне приснились Сай Баба в своем безумном оранжевом балахоне и одна старая русская дама, которая писала письмо под его диктовку. В этом письме он приказывал мне остаться в ашраме. Тело мое внезапно стало легким и словно приподнялось над кроватью. Я проснулась в холодном поту и застонала: «Водки мне, водки!» Но в этом гиблом месте не найти и капли алкоголя. «Тогда святой воды!» - заплакала я в темноту, как будто кто-то мог мне ответить, и в тот момент поняла, что надо тикать из ашрама, пока цел мой рассудок.

    На следующий день я упаковала багаж и уже через несколько часов была в Бангалоре, в шумном современном городе. Вечером я вусмерть напилась в баре шикарного отеля с двумя толстыми американскими бизнесменами. Они были тупыми, как пробка, напористыми, как бульдозер. Но эти прожженные дельцы с их трезвыми материалистическими умами только посмеялись над моими смутными сомнениями и страхами, сразу вернув меня на землю.

     

    P. S.

     Белые люди, живущие в Индии, - авантюристы интеллектуального порядка. Когда-то очертя голову они пустились на поиски правды и прошли немалый путь.

    Только вот вопрос: продвинулись ли они хоть на шаг? Духовное опьянение - приятная штука, но и в этом случае не избежать похмелья. И не является ли в конце концов жизнь бесплодными поисками чего-то, что никогда не будет найдено? Шекспир однажды написал: «Жизнь... это повесть, которую пересказал дурак: в ней много слов и страсти, нет лишь смысла».

    Рейтинг →
    Обсудить на форуме


    Другие новости по теме:

  • Принимайте ислам как принял ислам я
  • Отправил детей и маму в рай
  • Первоклассный мошенник во святых
  • Медитация на сексуальные темы
  • Размышление о вере и религии - 02


    • Комментарии (0):

          Оставить комментарий:

        • Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
          • Ваше Имя:

          • Ваш E-Mail: