Календарь

«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 



  Популярное



  Архивы

Июль 2013 (3)
Июнь 2013 (1)
Май 2013 (4)
Апрель 2013 (10)
Март 2013 (19)
Февраль 2013 (19)



  Наши счетчики



Яндекс цитирования

» » Ушел из жизни великий атеист, исламовед, ученый

    Ушел из жизни великий атеист, исламовед, ученый

    5-05-2013 11:18 - duluman - Атеизм | Просмотров: 26071

    Сергей Иванеев,
     кандидат юридических наук,
      подполковник юстиции запаса,
     доцент кафедры  ВУНЦ  СВ
      «Общевойсковая академия ВС РФ»,
    профессор Академии военных наук.


     

    Ушел титан человеческого духа исламовед Петраш Ю.Г.

    Е.К.Дулуман, Ю.Г.Петраш, С.В.ИванеевОчень часто в современной жизни случается так, что в тени остается тот, кто является двигателем современной цивилизации, это – Человек. А ведь именно он, гражданин и деятель, является субъектом истории, интеллектом и деятельностью которого созидаются бесценные материальные и духовные богатства.


    1 мая 2013 после продолжительной болезни ушел из жизни доктор философских наук, профессор, академик РАЕН, участник битвы за Москву, разведчик и санитар фронтового госпиталя, сын полка (1942-1943) Почетный гражданин города Обнинска Юрий Григорьевич Петраш.

    Перестало биться сердце человека кристальной честности.

    За этим именем и фамилией – большая и многотрудная жизнь, ценный вклад в науку и педагогику.

    Постараюсь кратко раскрыть основные вехи жизни своего Учителя.

    Лихолетье Гражданской войны и преступное расказачивание большевистского террора занесло героя Первой Мировой войны, донского казака Петраша Калину Антоновича, в далекую станицу семиреченских казаков Самсоновку. Там и родился его внук Юра (1930г.).

    Но и сюда дотянулось пресловутое расказачивание. Дед по материнской линии, семиреченский казачий офицер сгинул в безвестности. Председатель казачьей станицы Калина Антонович был репрессирован. Потянулись голодные тридцатые годы.

    Но и они вселяли некую уверенность в лучшие времена. Казаки гордились своей великой страной Советов. Им было не занимать патриотизма и воинской чести. В ряды Красной Армии провожали хлопцев всей станицей. Мальчишки с завистью глядели на остриженных новобранцев и долго бежали за быстрыми дрогами, уносившими их братьев в любимую Красную Армию. Мальчишки знали и пели с упоением бравурные песни тех лет. Их сознание и сердца наливались духом советского патриотизма. И это стало их сутью на всю жизнь.

    Грянула Великая Отечественная война. Ее патриотическим гимном стала песня « Священная песня»:

    Вставай, страна огромная,
    Вставай, на смертный бой
    С фашистской силой темною,
    С проклятою ордой.

    И встала страна огромная! И с нею мальчишки, ушедшие на фронт вслед за своими отцами. Там оказался и туго сбитый шустрый подросток Юра. В группе советского сопротивления врагу, оказавшийся в окружении под Ржевом, юный разведчик добывал ценные сведения, благодаря которым группа была грозой фашистов и их лазутчиков. Он был представлен к медали «За отвагу». Потом Южный фронт. Сын полка теперь боролся за жизнь раненых во фронтовом санбате. Контузия в Донбассе. Глубокий тыл. Работа на всепродуваемых ветрах колхозных станах Казахстана. И неуемная страсть к учебе.

     

     

     

    Заветная цель сбылась: философский факультет университета (Алма–Ата). Вырванные войной неполученные знания пришлось усиленно наверстывать. Библиотеки стали вторым домом. И вместе с этим большой спорт, активная общественная работа и, наконец, диплом всего лишь с несколькими оценками «хорошо». Комсомольская путевка на юг Киргизии – в Ошский пединститут.


    Молодой преподаватель философии снискал к себе уважение коллектива института и горожан областного центра. Им создана школа бокса, развернута во всю ширь деятельность комсомольской организации города и области. Создана целая программа наступления на засилье ислама и бытовой отсталости местного населения. Педагог умело воспитывает студенчество и ведет за собой молодежь в борьбе за научное мировоззрение и культурный рост населения. Но чтобы бороться, надо знать ислам, и тогда педагог изучает восточные языки, вникает в практику ислама, смело и принципиально выступает перед коренным населением. Лицом к лицу пришлось столкнуться ему с мусульманскими фанатиками, пережить три покушения. Но это не оставило благородного порыва борьбы за цивилизованность мусульманского населения. Опубликованы десятки статей в местной печати, подготовлены сотни своих мировоззренческих союзников.

    Так, от практики борьбы за культурно-духовное восхождение местного населения начался путь в большую науку.

    Большой путь начинается с первого шага. И он был сделан, шагая по тропам Тянь-Шаня, Памира-Алая, от кишлака к кишлаку. Задушевные беседы с горным и долинным населением края. Изучение истории ислама и особенность исламизации народов Средней Азии.

    Дирекция Института философии АН СССР обратила пристальное внимание на представленную разработку проблемы ислама в Ферганской долине. Зачисление в аспирантуру. И снова горы проработанных книг и дни напролет в Ленинской библиотеке Москвы. Поиск и поиск ответов на многочисленные проблемы, оказавшиеся еще незатронутыми исследователями духовной культуры народов Средней Азии. Активное участие во Всесоюзных конференциях, выступления в дискуссиях и обсуждениях. И вновь поездки в регионы мусульманского Востока.

    Исследователь обратил на себя внимание ученых кругов, предоставивших ему возможность опубликовывать результаты своей работы в солидных монографиях и журнале «Вопросы философии».

    Автор устных и печатных выступлений не повторяет азы почтенных ученых-исламоведов Запада и России. Руководствуясь основным положениями научного исламоведения, он ищет «белые пятна» в науке и успешно заполняет их оригинальными идеями. Их смысл сводится к тому, что ислам представляет собой сложный социально-духовный феномен, возникновение, распространение и существование которого в современных условиях обусловлено особенностями исторического развития этноса и народов, занимающих широкую географическую зону от Северной Африки до Индонезии. При этом ислам более или менее соответствовал и соответствует особенностям социально-культурного развития народов, втянутых в орбиту так называемого мусульманского мира.

    Защищенная кандидатская диссертация (Москва 1962 г.) была посвящена анализу специфики распространения, становления и утверждения ислама в конкретно-исторических условиях у киргизов. Это была первая научная работа, обратившая на себя внимание со стороны ученой общественности бывших Советских республик Средней Азии. Основные ее идеи стали достоянием десятков исследователей местных академий наук.

    Многие из них стали кандидатами и докторами наук. Этим самым была заполнена важная страница истории культурно-духовной жизни народов Средней Азии.

    Однако наш исследователь не остановился на достигнутом. Выводя своих учеников и последователей на широкую дорогу творческих поисков, он был одержим идеей отыскания оптимальных методов дальнейших, более углубленных методов, форм и средств изучения теории и практики ислама. Это привело его к защите докторской диссертации (Киев, 1990 г.). В центр внимания научного исламоведения была поставлена идея культа святостей в исламе. Впервые была обоснована именно идея святости, которая является основой пиетета мусульманской догматики.

    Выше мы говорили о создании Юрием Григорьевичем научной школы по исследованию среднеазиатского ислама. Защищаются десятки диссертаций местными исследователями.

    Где теперь они, эти исследователи? Куда подевались?

    Почему изменили принципам ученого – никогда и ни при каких условиях не поступаться истиной?

    Они дружно дали заткнуть себе рты оголтелой мусульманской теологии, как только обрушился Советский Союз, и республики широко открыли двери сноровистой мусульманской идеологии. И что же в итоге?

    А то, что туда, равно как и в регионы Северного Кавказа и Татарии, ринулись из-за рубежа мусульманского Востока массы всевозможных фальшивых радетелей «духовного возрождения братьев-мусульман», – от респектабельных ваххабитов, истых знатоков «правильной веры пророка» до откровенных притязателей на создание «мусульманских эмиратов» (ханств, султанатов и пр.) и откровенных террористов. Уже размечена и соответственно перекроена карта России. И подняли голову мусульманские радикалы Татарстана.

    А что же те, которые позащищали диссертации и являются учеными-исламоведами? Да ничего!

    Не слышно их, ни единого… Где уж тут до их совести ученого и научного кредо. Предали они, проще говоря, интересы духовно-культурного прогресса своих народов – азербайджанцев, дагестанцев, чеченцев, ингушей, татар, узбеков, таджиков, киргизов и других, которые теперь отбрасываются в мировоззренческие отношения на уровне печального Средневековья.

    Не таков наш исследователь Петраш Ю.Г.

    Почитаешь его статьи и десятки книг и поймешь его кредо:

    1. Как и все религии, ислам не упал с неба, он возник как идеологическое средство феодализированных кругов мекканско-мединской части, заинтересованный в главенстве над родоплеменными арабами. В силу господствующего уровня обыденного сознания идеологическим средствам объединения арабов стали религиозное знамя под эгидой веры в единого «бога арабов» – Аллаха.

    2. Становление монотеистического ислама было долговременным процессом синкретизации традиционных политеистических культов, в результате которого образовалась система религиозных воззрений во главе с верховным абсолютом – Аллахом.

    3. Выработанная догматика ислама (акида) вобрала в свое содержание ряд элементов соседних религиозных систем – иудаизма и христианства. И остались в стороне и древние арабские божества, не обойдены вниманием ряды мусульманских источников, в том числе и Коран.

    4. Пиетет перед «пророком» Мухаммедом образован по примеру библейских «пророков», более 20 из которых вошли в Коран. Из них особым почтением окружены иудейский Моисей (Мусса) и христианский Иисус Христос (Иса). Как и они, историческая личность Мухаммеда окружена ореолом святости и представлена главным «пророком Аллаха», и составили, вместе с Аллахом, главный символ догматики ислама (аш-ша-хада)

    5. Формировавшаяся идеология феодализировавшейся арабской знати нуждалась в письменном оформлении «религии Аллаха». Результатом этой потребности стал Коран, Сунна, шариат и масса других богословских источников. Таким образом в VII-XII веках возник и оформился ислам как сложившаяся социально-мировоззренческая монотеистическая религиозная система, занявшая место третьей мировой религии после буддизма и христианства.

    6. Четырнадцать веков господства ислама среди многих народов Востока, активизацию его деятельности и претензии на вытеснение остальных религий и мировые господства можно объяснить пятью основными факторами:

    1) Особенностями исторического развития народа Востока, социально-культурному и духовно-мировоззренческому уровню, которых, более или менее соответствует учение ислама.

    2) Превращение его в обязательную государственно-общественную систему закрепило выработанные и освященные именем Аллаха нормы в обязательные для народов, втянутых в орбиту мусульманского мира, а так же закрепило позиции ислама в качестве «закона» и атрибута данного этноса, народа, нации.

    3) Разноуровневое социально-историческое развитие современной цивилизации и сравнительно слабое ее влияние на мусульманский мир создает возможность консервации ислама.

    4) Недостатки международной демократии, попустительства религии в любых ее формах, в том числе и ислама, мешает разглядеть в нем архаическое содержание, несовместимые с уровнем и принципами прогресса.

    5) Непонимание истинной сущности и целей современного модернизма ислама сбивает с толку не только массы верующих, но и светскую общественность, наивно полагающую, будто «вера пророка» безвинна в своем содержанием и если существует мусульманский терроризм, то за это самое вероучение не в ответе.

    Процесс современной секуляризации накопил богатый опыт деисламизации населения. Особенными успехами в этом направлении отмечен опыт Советской власти. К сожалению, в СССР он оказался во многом утраченным. Однако объективный процесс движения народов Востока по пути цивилизации неизбежно обратится к этому опыту, который станет важным фактором прогрессивной деисламизации народов, втянутых в свое время в русло господства этой религии.

    Конечно же, представленное мною кредо творческих наработок Петраша Ю. Г. не исчерпывает всего богатства его работ. И теперь впору сказать об этом.

    Учитель вечен в свои учениках и тех книгах, которыми он увековечил свое имя. Эту истину Юрий Григорьевич усвоил от своих учителей с мировым именем в науке. И сам в ранге вузовского профессора и исследователя дал широкую дорогу многим своим единомышленникам и ученикам. К сожалению, некоторые из них, получив ученые степени по исламоведению сошли с дистанции как только распался Советский Союз и на них нажала мусульманская община. Такие ученики вызывали у учителя только грусть и недоумение. Зато он гордился такими принципиальными исламоведами-атеистами, как Хамиджан Артыков, с которым учителю пришлось пережить и покушение фанатиков и наветы, и издевки со стороны мусульманских адептов.

    Многочисленные отзывы тех, кому пришлось учиться у нашего мэтра, и искренняя благодарность за науку понимать жизнь, является главным критерием признания того, что жизнь прожита им не даром, не в сытости и самодовольстве, а в тяжелом труде на благо высокодуховного поколения. Именно об этом написаны десятки статей учеников своего учителя.

    Замечательно и то, что учитель и исследователь не замкнулся в орбите своей дидактики и научных поисков ради интереса. Свой жизненный опыт, наблюдения и поистине выстраданные знания он воплотил в свои письменные труды. Их много. Более 160-ти статей, брошюр и публикаций в научных изданиях. Но еще большее восхищение вызывают 42 опубликованных книги. Диапазон их широк: Педагогическое и научно-мировоззренческое воспитание молодежи, анализ социально-духовных причин распространения ислама, его синкретизация с традиционными культами многих народов, характеристика особенностей ответвлений от ислама и суфизма, в частности, социальные основы мусульманской нетолерантности, содержание мусульманского культа святых и святынь, закономерности становления и развития терроризма под флагом ислама и другие.

    Книги «Священный» обман (Ташкент, 1965г.), «Тень Средневековья» (Алма-Ата, 1981г.), «Ислам: происхождение, вероучение, современность» (Москва 2005г.), «Ислам в вопросах и ответах» (Обнинск 2006г.), «Мировые религии» (Обнинск 2007г.), «Религия. Свободомыслие. Атеизм» (Обнинск 2008г.) и другие известны науке и пользуются большим интересом у читателей. Наряду с ними большой популярностью у вузовской и аспирантской молодежи пользуется учебник по философии «Бытие и философия» (Обнинск 2007г.).



    Занимаясь изучением ислама, я знаком с большим кругом литературы по исламу, изданной в СССР и РФ, а также в государствах с традиционным распространением ислама. Возможно, что-то прошло мимо моего внимания, но я смело утверждаю, что книги Учителя убеждают в справедливости материалистического мировоззрения, формируют научные взгляды и убеждения, освобождают сознание от суеверий и предрассудков и показывают несовместимость ислама с прогрессом.

    Мне, как правоведу, импонирует сам стиль содержания его книг. Он выдержан в спокойной и дружелюбной форме.

    Читатель сразу чувствует, что Петраш Ю.Г. не имеет ничего общего с хулиганствующим разоблачительством ислама. Читателю честно говорится, что он не услышит из проповедей духовенства. Но делается это с исключительным тактом, не «ковыряя пальцем в душах верующих», уважая их религиозные чувства. Он как бы говорит читателю: вы, конечно, имеете юридическое право верить в сверхъестественные силы, но между правом и целесообразностью часто бывает дистанция огромного размера. Он апеллирует к праву и разуму самих мусульман: по Конституции РФ вы имеете полное право определять свое отношение к исламу, но посмотрите на учение и практику этой религии и удостоверьтесь, что истинный прогресс народов, традиционно исповедующих ислам, несовместим со средневековыми взглядами и культурно-бытовыми традициями ислама.

    Его исследование ислама оригинально во всем: по глубине анализа самого объекта исследования – культа святых в исламе.

    Это во многом стало экстраполяцией личностных качеств самого автора на предмет данного исследования. Имея базовое философское образование, Юрий Григорьевич Петраш сфокусировал его на методологические проблемы изучения одной из малоисследованных сторон в вероучении ислама – культа святых и святости.

    Владея диалектико-материалистической методологией, он высвечивает те социально-мировоззренческие факторы, которые определили генезис и эволюцию идеям святости в исламе.

    Это, во-первых.

    Во-вторых, специфика идеи святости, занявшая одно из краеугольных мест в исламе, состоит в ее наглядно-практическом характере вероучения ислама. Культ святых непосредственно соединяется с идеей святости Аллаха, Корана, Мухаммеда и других священных кумиров. Весь мусульманский Восток буквально кишит такими священными объектами поклонения.

    Под эгидой этой методологии Международный Издательский Дом, LAP Lambert Academic Publishing (Германия) издал в 2012 году две монографии Юрия Григорьевича Петраша «Культ святых в исламе» и «Прогрессивные идеи на века (к характеристике гегелевской и марксистской концепции ислама)»[1].

    Юрий Григорьевич принадлежит к тому поколению советских исламоведов, которое продолжило славные традиции отечественной школы русского исламоведения XIX-XX столетий. Это были честные и глубокие искатели истины с их благородным девизом «Правды и ничего, кроме правды!».

    Этот девиз рефреном проходит через все содержание его книг.

    К сожалению, в конце своей жизни Юрия Григорьевича Петраша очень возмущала деятельность «исламоведа» Романа Силантьева, против которого он дважды выступал в СМИ[2].

    Порой вызывает восхищение примененная им методология изучения ислама. Здесь слитны воедино методы полевых наблюдений, доскональное изучение исторических перипетий, привлечение обильного архивного материала, глубокое научно-философское осмысление фактологического материала, собранного автора на протяжении более двух десятилетий. Убедительное подтверждение правды поисков автора составляют документальные фотоснимки, сделанные самим автором на огромной территории мусульманского Востока.

    Глубокий научный анализ социально-мировоззренческих начал, генезиса и эволюции основных элементов культа священности в исламе – большая удача и научная заслуга Ю.Г. Петраша. Вы нигде не найдете ни в одной книге по научному исламоведению именно столь глубокого анализа проблемы. Все другие авторы, - в том числе и маститые исламоведы, - к сожалению, отправляются от идеи священного в исламе как от некой данности, не вскрывая ее социально-исторического и мировоззренческого генезиса. Это как раз и отводит сознание читателей от ответа на вопросы: откуда, почему сложился культ священного в исламе и почему он приобрел весьма устойчивый характер в воззрениях мусульманских масс?

    На все эти вопросы читатель найдет обстоятельные ответы в книгах Юрия Григорьевича.

    Я, ученик Юрия Григорьевича. Не случайно раскрываю перед вами, дорогие читатели, его подвижничество в науке. Этим я помогаю вам понять, сколь трудным является путь к постижению объективной истины и насколько истинно все то, о чем пишет исследователь. Осознаю, что для ортодоксов ислама книги автора явятся очередным научным опровержением их догматики. Но для думающих и честных заблуждающихся мусульман книги станут огромным знаком вопроса: а правде ли учит ислам, и не заблуждаемся ли мы в вероучении, которое нам навязывается всей силой традиционного быта?

    До самой смерти Юрий Григорьевич боролся за торжество научного мировоззрения и просвещение нашего народа, следуя своей клятве, данной себе вовремя боя «Если останусь живым, буду учиться, делать людям только добро, и не буду пить алкогольного»[3].

    За два дня до его кончины я у него в доме обсуждал с ним его будущую статью «Меморандум истины», он надеялся выступить перед студентами в Обнинске на День Победы и поехать в Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, где 22 мая Клуб военачальников РФ проведет научно-практическую конференцию «Исламизм и национальная безопасность России».

    Не успел…

    Последние часы жизни Юрия Григорьевича очень похожи на уход выдающегося трибуна, блестящего оратора, остроумного и опасного для противников полемиста А.В. Луначарского, который уже лежа на смертном одре и подводя как бы итог своей жизни и деятельности, говорил:

    «Если я умираю – умираю хорошо, спокойно, как жил. Как философ, как материалист, как большевик»[4].

    Спи спокойно, наш дорогой друг и Учитель.

    Мы продолжим Ваше дело.

    Вечная Вам память!
    ___________________

    [1] https://www.ljubljuknigi.ru/search/ru?utf8=%E2%9C%93&q=%D0%9F%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%88

    [2] http://opium.at.ua/load/intervju/obrashhenie_uchenogo_islamoveda_jurija_petrasha_k_patriarkhu/16-1-0-267

    http://www.islamsng.com/rus/opinion/1574

    [3] http://www.ateism.ru/article.htm?no=1942

    [4] М. Кольцов. Последние дни. – «Правда», 28 декабря 1933 г.
    Рейтинг →
    Обсудить на форуме


    Другие новости по теме:

  • Афиша о встече мусульман с атеистами.
  • Публично с верующими и духовенством об исламе
  • Разъяснять военнослужащим реакционную сущность религии.
  • Ислам о себе самом
  • Не мир, но меч...


    • Комментарии (0):

          Оставить комментарий:

        • Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
          • Ваше Имя:

          • Ваш E-Mail: