Календарь

«    Апрель 2013    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 



  Популярное



  Архивы

Июль 2013 (3)
Июнь 2013 (1)
Май 2013 (4)
Апрель 2013 (10)
Март 2013 (19)
Февраль 2013 (19)



  Наши счетчики



Яндекс цитирования

» Материалы за 29.04.2013

    Обрезание девочек в исламе

    Женское обрезание в исламе22.04.2013 Статьи/ИсламЗнаете ли вы, что такое махалля? В исламских республиках так назывался общинный район города. Махалля имеет самоуправление и непременную мечеть. В древности границы это мирка определялись просто – до того дома, куда доходил голос муэдзина, ведь громкоговорителей тогда не существовало. Каждый большой город делился на махалли, например, в Каире их было целых десять. Они и сейчас существуют во многих республиках Средней Азии. Волею судьбы, а точнее, главного редактора, меня однажды занесло в махаллю Сагбан, расположенную в Старом городе Ташкента. Обычно чужаки в эти районы не наведываются, особенно во времена волнений 90-х годов. Но необходимо было сделать материал о среднеазиатских цыганах люли, которые во множестве проживают в этом районе, переняв вместе с исламом узбекские обычаи. На всякий случай, я поехал не один, а с коллегой, узбечкой Саломат. Которая могла бы, в случае необходимости, помочь с переводом. Потому что в округе строятся исключительно  школы с преподаванием на узбекском языке, и многие жители района почти не умеют говорить по-русски, несмотря на то, что живут в большом городе бывшего СССР, где русский язык был государственным. Узкие улицы махалли кажутся пустынными. Обычно они оживают только вечером, когда мужчины возвращаются с работы или во время намаза. Когда ты идешь по такой улице, то создается впечатление, что находишься в узком ущелье, с обоих сторон сдавленном высокими глухими дувалами. Дувал – это саманная стена, огораживающая дворы и скрывающая жизнь семьи от посторонних взглядов.  У мусульман всего мира принято прятать свою личную жизнь – ни одно окошко не выходит на улицу, а если вдруг случайно и заметишь окно, пробитое в стене, то оно, непременно, закрыто плотными ставнями. И можно только догадываться о том, что происходит в доме, поделенном на две половины – женскую и мужскую. Женская половина дома издревле называется «ичкари», и вход посторонним мужчинам туда строго-настрого запрещен. И хотя во времена СССР многие обычаи были забыты, теперь они с новой силой вторгаются в жизнь, как вернувшаяся болезнь, после недолгого периода облегчения. Еще не все женщины вновь надели паранжу, но все чаще встречаешь на улицах учениц религиозной школы, закутанные в какие-то тряпки даже в самую сильную жару. Мы стучим в первую же дверь, и нам сразу открывает женщина, наверное, хозяйка дома. В теплое время года жизнь семьи проходит во дворе, где под деревом над арыком сооружен непременный айван, на котором и едят, и спят.  Заасфальтированный двор вылизан, нигде ни пылинки. В комнатах может быть грязно, но двор – это святое. Еще затемно хозяйка дома или сноха метут двор, причем эта привилегия передается всегда младшему – в узбекских семьях очень сильна иерархия, и само подметание двора указывает на то, в какой зависимости находится член семьи. Жена подчиняется мужу, дочь или старшая сноха – матери или свекрови, младшая – старшей – и только так. Услышав, что мы ищем старейшину, женщина кивает и быстро сменяет домашние тапочки на галоши.  Но мы не успеваем выйти из ворот – на улице раздается вой карнаев и сурнаев, и веселые крики. - Что там? – любопытствую я. - Суннат-той, - отвечает женщина. – Обрезание. - Значит, родился мальчик, - говорю я. - Может и девочка, - пожимает она плечами. И вдруг, словно испугавшись, закрывает руками рот и отводит глаза. На мой вопросительный взгляд, Саломат тоже не отвечает, а лишь пожимает плечами. В обязанности переводчика не входит разъяснение обычаев. Занятый своими мыслями, я тогда не придал никакого значения этому маленькому диалогу, и только через много лет узнал, что та женщина не только сболтнула лишнее, но еще и ошиблась – никогда не устроят публичный праздник, посвященный самому скрытому и позорному явлению в исламе – женскому обрезанию. Этот ритуал проходит почти тайно, и присутствуют на нем только женщины.
    Просмотров: 14601 | Комментариев: 1

    Толерантность только по принуждению

    Толерантность – это не измена вере Религия как политический инструмент, используемый и властью, и оппозицией Диалог между религиями был всегда. Диалога этого никогда не было. Только исходя из этой антитезы и можно не то чтобы понять, но попытаться без предвзятости, хотя и с опасностью нарваться на обиду со стороны приверженцев той или иной конфессии, разобраться в нынешней ситуации... Война на уничтожение Единожды возникнув, каждая религия стремилась разрушить свою предшественницу, вела против нее войну на уничтожение и встречала жестокий отпор. Религия вырастала из конфликта. Вера возникала в человеке, религия – в обществе. Вера шла от непонимания окружающего мира, религия крепла как инструмент контроля над коллективным сознанием и поведенческими нормами. Диалог же между религиями возникал только в случае невозможности полного разгрома оппонента. Он был альтер эго конфликтов. В борьбе с язычеством ни одна религия окончательной победы так и не одержала: по всему миру разбросаны синкретические конструкты, которые свидетельствуют о компромиссе, то есть о диалоге. Классическим образцом такого перемирия является Пасха, есть загадочное афро-христианство, от океана до океана (в том числе на Северном Кавказе) распространены синкретические формы ислама. После упадка язычества межрелигиозное соперничество перетекло в соперничество между монотеизмами за право быть самой истинной религией – носителем конечной истины. Борьба шла как между новыми и старыми толкованиями монотеизма. Причем линия фронта проходила как между исламским и христианским единобожиями, так и внутри каждого из них. Диалог, конечно, время от времени возникал, но зачастую приводил к ссоре, которая могла обернуться и войной. Религия изначально имела мирскую, политическую составляющую. Ее носители шли против власти, сами боролись за власть. Подчиняя себе дух и сознание человека, каждая религия стремится к большему контролю над обществом, а затем и над государством. Великая христианская реформация была политическим движением, а ее результаты меняли социально-экономический облик христианского мира. И уж, конечно, религия есть политический инструмент, используемый и властью, и оппозицией. За любым религиозным расколом, например, среди христиан на восточную и западную церкви, на протестантов и католиков, среди мусульман – на суннитов и шиитов, помимо богословских разногласий стояли конкретные политические, экономические и прочие интересы. Временный анабиоз или политическая ангажированность
    Просмотров: 3577 | Комментариев: 0